Восстановление и история Церкви
«Ощутил побуждение» искать откровение

«Ощутил побуждение» искать откровение

У. и З. 108

Vintage artwork kirtland temple

«Провел весь этот день дома и наслаждался временем с семьей. Это было Рождество. Впервые за долгое время у меня появилась такая радостная возможность», -- писал Джозеф Смит в своем дневнике 25 декабря 1835 года1. На следующий день, в субботу, Джозеф сел с несколькими соратниками и «начал изучение иврита», когда к нему в дверь кто-то постучал. Это был его друг Лайман Шерман. «Я ощутил побуждение донести до вас свои чувства и желания, -- сказал Джозефу брат Шерман, -- и мне было обещано откровение о моих обязанностях»2. В результате этой просьбы пришло откровение, известное нам теперь, как Учение и Заветы 108, -- краткое. но сильное изречение, дающее духовное подтверждение и помещающее Лаймана Шермана в центр более крупного события.

«Пусть успокоится душа твоя»

В тот зимний день в 1835 году Лайману Шерману был 31 год, и подходила третья годовщина его крещения. Ранней весной 1831 года два брата его жены Делсены, оставившие дом, уехав на заработки, написали своей семье, что приняли крещение в новой «Мормонской» церкви. «Эта новость показалась нам ужасом и позором», -- вспоминал Бенжамин, брат Делсены. Вскоре после первого письма отсутствующие братья Хилл прислали посылку с Книгой Мормона и «длинным объяснением» своих новых верований. Получив эти материалы, Бенжамин написал: «Моя мать, брат Сет, сестра Ненси, Лайман Р. Шерман и некоторые соседи посвятили себя религии, стали втайне собираться для чтения Книги Мормона и сопровождающего ее письма или, возможно, чтобы понять, как мои братья попали в этот капкан».

Вскоре этот скептицизм исчез, когда «их чтение начало приводить к удивлению простоте и чистоте того, что они читали, а сопровождавший Дух засвидетельствовал истину»3. Лайман и Делсена Шерман и несколько членов семьи Джонсон были крещены в январе 1832 года. Члены семьи Шерман также были обращены4. Шерманы переехали в Киртланд в середине 1833 года, где познакомились с Джозефом Смитом и многими Святыми. Их сын, Алби, был примерно того же возраста, что и Джозеф Смит-третий, и мальчики подружились5.

Но несмотря на то, что Шерман любил Святых и имел непоколебимую веру в восстановленное Евангелие, он, по всей видимости, сомневался в том, что он хороший ученик. Это откровение дает нам возможность взглянуть на процесс того, как Шерман «ощутил побуждение» спросить Пророка. Господь сказал, что Лайман «повиновался голосу Моему, придя сюда», подтверждая тем самым, что он получал побуждения от Духа искать такую возможность. Господне наставление «больше не сопротивляйся голосу Моему» наводит на мысль о том, что Шерман многократно получал такие побуждения, но не решался действовать в согласии с ними, испытывая глубокую и острую потребность в том, чтобы узнать о своем положении перед Богом. В ответ на этот поиск, откровением подтвердилось то, что его грехи были прощены, и ему было с добротой сказано: «Пусть успокоится душа твоя о том, что касается твоего духовного положения»6 (см. У. и З. 108:1--2).

«Ты будешь упомянут»

В этом откровении также был ответ на просьбу Шермана о том, чтобы Господь «открыл [его] обязанности». Он уже являлся руководителем недавно образованной организации священства Церкви. В начале 1835 года он участвовал в собрании тех, кто путешествовали в Сион с Лагерем Сиона предыдущим летом. На этом собрании Джозеф Смит объявил, что воля Божья состояла в том, что ушедшие в Сион «будут посвящены в служение и пойдут ‘обрезать виноградник Мой в последний раз’». Также были призваны первые Двенадцать Апостолов этого устроения7. Две недели спустя, был организован Первый Кворум Семидесяти, чтобы «идти по всей Земле, туда, куда отправят их Двенадцать Апостолов»8. Лайман Шерман был посвящен в качестве одного из семи президентов Семидесяти (см. У. и З. 107:93-94). В благословении посвящения Шерману было обещано: «Твоя вера должна быть непоколебимой, и ты должен быть вызволен из великих скорбей… Ты -- избранный сосуд Господа»9.

Но перед тем, как им пойти по всей Земле, члены Кворума Семидесяти, включая Лаймана Шермана, должны были стать главными участниками событий, окружавших посвящение храма весной 1836 года. В откровении Лайману Шерману был совет: «Жди терпеливо, пока не будет созвано торжественное собрание слуг Моих, и тогда ты будешь упомянут с первыми из старейшин Моих, и через посвящение получишь право с остальными из старейшин Моих, которых Я избрал» (см. У. и З. 108:4). Эти обещания исполнялись, когда Шерман принимал участие в различных собраниях и таинствах, а в конце концов в торжественном собрании на посвящении храма в Киртланде и испытал духовное излияние и «облекающую силу», возложенную на Святых в тот момент.

«Укрепляй братьев твоих»

Служение Лаймана Шермана Святым в Киртланде показывает, что он принял совет откровения «укрепля[ть] братьев [его]» близко к сердцу. Уилфорд Вудрафф, тогда еще молодой член Кворума Семидесяти, пропустивший посвящение храма в Киртланде и сопровождающее его духовное излияние, отметил духовное руководство Шермана. На одном примечательном причастном собрании в храме Вудрафф написал: «Старейшина Шерман пел с даром языков и провозгласил великие и дивные дела, облекшись силой и Духом Бога»10. Зимой 1836--1837 гг. члены Кворума Семидесяти встречались каждый вторник вечером в западной комнате на верхнем этаже храма11. На одной из таких встреч Шерман посвятил десяток мужчин в Третий Кворум Семидесяти 12. Примечательным в этом сезоне стало второе Торжественное собрание, проводимое в первую неделю апреля, чтобы ознаменовать посвящение храма и даровать таинства тем, кто не присутствовал на нем в прошлом году.

Когда внутренние распри и внешняя оппозиция объединились против Церкви, Лайман Шерман и его семья остались верными Джозефу Смиту, помогая укреплению Святых во времена испытаний. Шерман был назначен в Киртландский высший совет в октябре 1837 года13. Он переехал в Фар-Уэст, штат Миссури, где осенью 1838 года был назначен в Высший совет Фар-Уэста14. К тому времени Джозеф Смит и другие церковные руководители были в тюрьме, а Святые в Миссури находились в разгаре отчаянного бегства от погромщиков. По словам Бенжамина Джонсона, Шерман поехал навестить Пророка в тюрьме, и именно в результате этой поездки он «простыл» и сильно заболел15. Между тем, 16 января 1839 года Первое Президентство написало Бригаму Янгу и Хиберу Ч. Кимбаллу, старшему Апостолу, назначив Лаймана Шермана заполнить одно из мест в Кворуме Двенадцати16. Кимбалл писал, что он и Янг навестили Джозефа Смита в тюрьме Либерти 8 февраля 1839 года. Он сказал, что когда они отправились из Фар-Уэста, «Лайман Шерман был несколько нездоров. Через несколько дней после нашего возвращения он умер. Мы не сообщили ему о его назначении»17.

Это был тихий и внезапный конец земного служения верного человека. Смерть Шермана означала, что его жена Делсена и ее шестеро маленьких детей, которые добрались практически нищими в Иллинойс, а затем в Юту, будут испытывать трудности18. Как и многие первые Святые, Лайман Шерман посвятил свою жизнь делу создания Сиона и охотно последовал за Пророком Джозефом Смитом, несмотря на бедность, препятствия и неопределенность. «Он был человеком великой целостности, сильным проповедником», -- вспоминал его зять19. Он жил и умер полностью вовлеченным в выполнение повеления Господа «укрепля[ть] братьев… во всех разговорах своих, во всех молитвах своих, во всех увещеваниях своих и во всех деяниях своих» (см. У. и З. 108:7).