Восстановление и история Церкви
Джесси Гаус – советник Пророка

Джесси Гаус – советник Пророка

У. и З. 81

В начале своей истории организация Церкви подверглась значительным изменениям в краткий период времени. Многие из этих изменений можно увидеть, читая первые откровения, данные отдельным людям в Учении и Заветах. С точки зрения современных читателей, некоторые из первых откровений касаются малоизвестных организаций или лиц. Одно из таких откровений, данное 15 марта 1832 года (сейчас – Учение и Заветы 81), предназначалось для сравнительно малоизвестной фигуры в истории Церкви – Джесси Гауса1. Джесси Гаус родился в 1784 году, рос в штате Пенсильвания и некоторое время жил в штате Делавэр. В 1806 году он присоединился к Обществу друзей (квакерам), в 1815 году заключил брак с Мартой Джонсон, а в следующем году – переехал в штат Огайо. Через пять лет он вернулся в Делавэр. После смерти первой жены в 1828 году он перебрался поближе к родственникам, которые были членами Объединенного общества верующих во Второе явление Христа (шейкеры), чтобы они помогли ему воспитывать детей. К 1829 году он сам стал последователем веры шейкеров. В 1830 году он снова женился, на Минерве Элизе Байрам, и поселился в селении шейкеров в Норт-Юнионе, штат Огайо, всего в 25 километрах от Киртланда, штат Огайо2.

Нам неизвестно, каким образом Джесси пришел к крещению, однако он быстро завоевал доверие Джозефа Смита и достиг видного положения в Церкви. 8 марта 1832 года в Хайраме, штат Огайо, Гаус и Сидней Ригдон были назначены советниками Джозефа Смита в только что созванном президентстве первосвященства3. Назначение Джозефа в качестве президента первосвященства состоялось в январе4. Это президентство было прообразом Первого Президентства Церкви.

Гаус не только был советником Джозефа Смита, но и отслужил на миссии, ездил в штат Миссури по церковным делам и служил писарем в процессе переработки Библии, позднее получившей название «Перевод Джозефа Смита». Подобно многим другим первым членам Церкви, он своими трудами проявлял преданность новой вере, помогая делу Сиона.

Сиднею Ригдону, принявшему крещение в штате Огайо в конце 1830 года и служившему писарем для Джозефа Смита, уже было посвящено и дано несколько откровений. Однако откровение, которое сейчас содержится в 81 разделе Учения и Заветов, стало первым, посвященным непосредственно Джесси Гаусу. Хотя нам неясно, просил ли Гаус Джозефа Смита об этом откровении, текст дает важные толкования обязанностей Гауса не просто как члена Церкви, но как советника Джозефа Смита.

Откровение сообщает Гаусу (и будущим читателям), что «ключи Царства» принадлежат чину президентства первосвященства – в данном случае, самому Джозефу Смиту. Там также сказано, что Гаус получит благословения, если будет «верным советником в должности», на которую он был назначен.

Гаусу надлежало «делать величайшее добро ближним [своим]», в том числе прилюдно молиться, проповедовать Евангелие прихожанам, а также не членам Церкви. Ему было сказано, что это будет «возвеличивать славу Того, Кто есть Господь твой». И если он останется «верным до конца», то получит «венец бессмертия»5.

Как ни удивительно, Гаус был отлучен от Церкви менее чем через год после того, как откровение увещевало его стоять до конца6. Вследствие его фактического исчезновения из исторических документов после служения на миссии с Зебеди Колтрином в августе 1832 года трудно понять, почему он ушел из Церкви7. Учитывая его прошлый опыт в конфессиях квакеров и шейкеров, возможно, он вступил в теологическую полемику с Джозефом Смитом или другими членами Церкви – особенно в силу того, что Джозеф продолжал развивать учение Церкви через откровения.

Современные читатели Учения и Заветов 81 могут найти имя Джесси Гауса только в предисловии к разделу. К моменту публикации этого раздела в издании Учения и Заветов 1835 года имя Гауса было заменено на имя человека, призванного на его место: Фредерика Г. Уильямса. В последующих изданиях Учения и Заветов сохранилось имя Уильямса как получателя этого откровения. Уильямс, заменивший Гауса в призвании советника в январе 1833 года, был одним из первых обращенных и соратников Джозефа Смита. Подобно Гаусу и Ригдону, Уильямс тоже был писарем и секретарем Джозефа Смита.

Записи о первых откровения Джозефа Смита претерпели изменения, когда первые руководители Церкви готовили их тексты к публикации издания Учения и Заветов 1835 года8. Изменения были вполне логичными, поскольку некоторые откровения уже не отражали современное состояние церковной организации или понимание доктрины. Готовя откровения к печати, редакторы, вероятно, рассматривали Учение и Заветы 81 не просто как назидание определенному человеку, но, скорее, как общее откровение советнику, которому надлежало поддерживать Джозефа Смита. Поскольку Джесси Гаус к тому моменту покинул Церковь, вполне понятна замена его имени на Уильямса.

Первые откровения – в некотором роде стоп-кадр своего времени, дающий современным читателям возможность видеть, как непрестанное откровение формировало Церковь в начале ее истории. С другой стороны, откровения имеют широкое применение. Учение и Заветы 81 можно читать сегодня не только, как откровение члену Церкви ранней эпохи Церкви, но также как совет любому человеку, который желает поддерживать Пророка.