Восстановление и история Церкви
Эзра Тейер: от скептицизма – к вере

Эзра Тейер: от скептицизма – к вере

У. и З. 33

Smith Cabin, Palmyra, New York

Осенью 1830 года Эзра Тейер жил в селении Фармингтон, штат Нью-Йорк, вместе с супругой Элизабет1 и детьми2. Ему было далеко за тридцать, и он провел в этой местности несколько лет, занимаясь строительством мостов, дамб и мельниц3.

Скептик

Ранее в том же году кто-то из поденщиков поделился с ним слухами о Джозефе Смите и его переводе Книги Мормона. Тейер негативно воспринял эту историю, посчитав ее богохульством, и «разгневался из-за нее».

Отчасти его резкая реакция объяснялась тем, что он лично знал Смитов: в свое время он нанимал Джозефа, его отца и братьев для работы на стройке недалеко от Пальмиры. Мысль о том, что Джозеф мог перевести и издать книгу Священного Писания, шла вразрез с тем, что Тейеру было известно об этом необразованном юноше.

Тейер с тревогой узнал, что некоторые члены его семьи заинтересовались Книгой Мормона. Пока его не было дома несколько дней, его сводный брат и племянник взяли у него лошадей и отправились послушать проповедь Хайрама Смита. Вернувшись, Тейер отругал их и потребовал, чтобы они «больше никогда не брали моих лошадей, если надумают слушать богохульные проповеди этих негодяев». Они ответили, что «это необычные проповеди и что мне самому стоит пойти и послушать их»4.

Тейер оставался непреклонен, но вскоре к нему в гости приехал брат из города Оберн, штат Нью-Йорк, который находился примерно в семидесяти километрах к востоку. Ему тоже захотелось узнать больше о Книге Мормона, и он попросил Тейера посетить проповедь Смитов вместе с ним. «Об этой лжи я даже и думать не хочу», -- настаивал Тейер. Брату удалось его убедить в том, что ничего плохого не случится, если он просто послушает. В конце концов, Эзра был лично знаком с семьей Смитов. Тейер неохотно согласился.

Верующий

В одно из воскресений в начале октября5 двое братьев преодолели почти двадцать километров пути до фермы Смитов в Манчестере, к югу от Пальмиры. Подъезжая, они увидели «большое скопление людей», которые заполонили весь участок земли вокруг бревенчатого дома Джозефа Смита-старшего и даже стояли на дороге.

Желая услышать, о чем они говорят, Тейер, протиснулся сквозь толпу, чтобы стать поближе к трибуне. Едва Хайрам Смит начал проповедовать, вся неприязнь Тейера улетучилась. Позднее он вспоминал о событиях того дня: «Каждое слово коснулось меня до глубины души. Казалось, будто каждое слово было обращено лично ко мне … По моим щекам катились слезы. О, каким гордым и упрямым я был! Многие из собравшихся знали меня … Я сидел там, пока не собрался с силами поднять взгляд»6.

После проповеди Хайрам показал Тейеру экземпляр Книги Мормона. Взяв ее в руки и открыв, Тейер тут же ощутил «небывалую радость». Закрыв книгу, он спросил: «Сколько она стоит?» Он уплатил четырнадцать шиллингов и забрал книгу. Когда Мартин Харрис, стоявший неподалеку, подтвердил истинность этой книги, Тейер ответил: «Не нужно мне этого говорить, ведь я знаю, что она истинна, так же, как и ты»7.

Приехав домой, Тейер осознал, что полной личной убежденности мало, ему предстояло помочь своим близким, друзьям и соседям понять, не говоря уже о том, чтобы поверить, как верил он сам. Среди соседей разнеслась весть о том, что Эзра Тейер, уважаемый делец, стал Эзрой Тейером, уверовавшим в Джозефа Смита и его «золотую Библию».

Вскоре его дом наводнили соседи, жаждущие разубедить его в этом. Он вспоминал: «Они целыми днями не покидали мой дом, и им удалось заставить мою жену поверить, будто я сошел с ума и теперь потеряю друзей и все свое имущество». Когда Тейер попытался порассуждать с супружеской парой методистов о своей новой вере, они резко оборвали беседу, доведя жену Тейера, Элизабет, до отчаяния. «Жена заплакала, -- написал он, -- и сказала, что я сумасшедший, и это меня погубит, и она от меня уйдет»8. Ему удалось унять ее опасения, однако вскоре его недавно обретенная вера подверглась новым нападкам.

Он взял с собой Книгу Мормона в близлежащий городок Кэнандейгва, где его друзья, ничуть не впечатлившись ею, начали по очереди высказывать свое мнение. Когда они спросили, неужели он в это верит, он ответил: «Я не смог им сказать, что верю в это, я знал это». Редактор местной газеты «признался, что если мы не мое образование, он бы мне сказал, что я ничего не смыслю о Боге»9. Тейер проявлял простую веру и свидетельствовал о Боге и Книге Мормона.

Откровение

В самый разгар этого противостояния он получил видение, или сон, в котором «пришел некто и принес мне свиток и передал его мне, а также трубу и повелел подуть в нее. Я ответил, что в жизни никогда не дул в трубу. Он сказал, ты сможешь, попробуй. Я приставил ее к устам и подул, и она издала прекраснейший звук, который я когда-либо слышал»10. Вскоре смысл того сна стал для Тейера очевидным.

В следующее воскресенье Тейер вернулся в Манчестер, чтобы встретиться с остальным верующими. На этот раз он побеседовал с Джозефом Смитом и поведал ему о своем опыте с Книгой Мормона. Он принял призыв Джозефа креститься и проделал путь длиной в несколько километров, где в запруде у мельницы Парли П. Пратт крестил его и других желающих, включая человека по имени Нортроп Суит. Джозеф Смит конфирмовал их.

Вскоре после крещения Тейер и Суит были призваны на служение через откровение (сейчас -- Учение и Заветы 33), продиктованное Джозефом Смитом в близлежащем Фейете, штат Нью-Йорк. В этом откровении глас Божий повелевал им: «Возвыс[ьте] ваши голоса, подобно трубному гласу, чтобы возвещать Евангелие Мое поколению извращенному и развращенному»11. Эти слова напомнили Тейеру о его сне. Он догадался, что «тот свиток был откровением для меня и Нортропа Суита. Оливер [Каудери] был тем самым человеком, который принес мне свиток и трубу»12.

Миссионер

«Откройте уста свои», -- провозглашало откровение, которое призывало новопризванных миссионеров «не сдержива[ться]». Однако Эзра Тейер и Нортроп Суит совершенно по-разному откликнулись на этот наказ. Вскоре Суит отошел от Джозефа Смита и организовал группу, которую назвал «Чистой Церковью Христа». Он и пятеро его единомышленников начали проводить собрания, однако никакого успеха это ответвление от Церкви не имело13.

Тейер, напротив, немедленно начал способствовать распространению своей новой веры. Он организовал для Джозефа Смита возможность приехать проповедовать в его амбаре и пригласил туда своих родных, друзей и соседей. В назначенный день в его амбаре площадью более восьмидесяти квадратных метров яблоку негде было упасть, и собравшиеся выслушали проповеди Джозефа и Хайрама Смитов и еще четверых недавно призванных миссионеров: Каудери, Пратта, Питера Уитмера-младшего и Зибы Питерсона.

В декабре14 Тейер договорился о проведении другого собрания, на этот раз в городе Кэнандейгва. Сначала он попытался сделать местом встречи молитвенный дом методистов, но ему отказали, поэтому он арендовал здание суда. В тот вечер Сидней Ригдон и остальные приехали домой к Тейеру, и он вместе с ними направился в Кэнандейгву и «прислуживал у входа», пока Ригдон проповедовал.

Благодаря глубоким духовным переживаниям, которые привели к обращению в веру, Тейер смог последовать призыву откровения и начать делиться своей верой, невзирая на риск, угрожающий его репутации и карьере. Позднее он написал: «Когда Бог показывает человеку нечто подобное силой Духа Святого, человек знает, что это -- истина. И усомниться в этом нельзя»15.