Восстановление и история Церкви
Восстановление древнего порядка

Восстановление древнего порядка

У. и З. 102, 107

Joseph Smith with Church Leaders in Nauvoo

В мае 1829 года Джозеф Смит и Оливер Каудери преклонили колени у реки Саскуэханны. Они только что прочитали о крещении в книге Третьего Нефия и желали знать, где найти власть, подобную той, которую Иисус передал Своим древним ученикам. В ответ на их молитвы явился Иоанн Креститель и возложил свои руки им на голову, чтобы даровать власть, которая позволила бы им крестить друг друга. «Представь на мгновение, – позже призывал своего друга У. У. Фелпса Оливер Каудери, – какая радость наполнила наши сердца, с каким удивлением нам надлежало преклониться… когда мы получали под его рукой Святое Священство»1.

Однако восстановлению власти священства не сопутствовало незамедлительное восстановление организации священства. Отдельные носители священства могли проводить таинства, но каким образом им надлежало трудиться вместе, выполняя работу Господа?

Руководство посредством конференции

Многие церкви, в 1830-х годах ведущие активную деятельность в северной части штата Нью-Йорк, решали свои вопросы на ежеквартальных конференциях старейшин, и в течение первого года существования восстановленная Церковь следовала этому известному образцу. За организацией в апреле последовали конференции в июне и сентябре, на которых сообщалось об успехах Церкви и рассматривались ее дела. Такая система ежеквартальных конференций была описана в «Уставах и Заветах Церкви» (сейчас – У. и З. 20), изложенных в рукописной книге откровений Церкви2.

Но в 1831 году стало ясно, что церковные конференции должны стать чем-то большим, выйдя за рамки рутинных собраний. На первой конференции года было получено откровение (сейчас – У. и З. 38), излагающее конкретные проекты и цели, над которыми следовало трудиться Церкви. Вскоре количество конференций, которые проводились с целью успеть за темпом работы Господа, резко возросло. В период с августа до декабря 1831 года были записаны протоколы для двадцати шести конференций: в среднем каждую неделю созывалось по одной конференции.

На одной из этих конференций Пророк подчеркнул, как важно выйти за рамки привычных стандартов и «понять древний порядок проведения собраний, которыми руководил Святой Дух»3. Разностороннее планирование и вопросы дисциплины, с которыми сталкивалась молодая Церковь, требовали совместных усилий и вдохновения. А если на конференции старейшин предстояло решить слишком много вопросов, кто должен был нести ответственность за каждый из них?

Система советов

Откровение, полученное 11 ноября 1831 года (сейчас – У. и З. 107: 60–100), помогло Святым понять, каким образом применять силу коллективного вдохновения, в то же время разделяя многогранные задачи управления Церковью. Вопросы определенного рода передавались епископу, который, в свою очередь, мог призвать советников, чтобы они помогли ему справляться с его обязанностями. Президент Первосвященства должен был рассматривать более сложные дела, заручившись поддержкой двенадцати первосвященников – своих советников. Необходимо было также призвать президентов над старейшинами, священниками, учителями и дьяконами, чтобы они «заседа[ли] на совете» своих групп.

Однако вытеснение хорошо знакомой системы конференций неизвестной системой советов на деле произошло не сразу. Незамедлительного избрания президента для каждой группы не случилось, а секретари не всегда проводили грань между конференцией и советом. В июле 1832 года прихожане в штате Миссури «решили, что порядок и способ ведения дел Церкви Христа», изложенный в ноябрьском откровении, «с этого момента вступает в силу»4, однако до сентября так и не избрали президента над чином старейшин5. И хотя Джозеф Смит был поддержан в качестве Президента Первосвященства и выбрал двух советников, каждый раз, когда возникала такая необходимость, ему приходилось собирать первосвященников для участия в Президентском совете полного состава 6.

Иногда возникали сложности с поведением участников собраний. Судя по всему, одни прихожане перешептывались, другие – начинали проявлять беспокойство или даже уходили в самый разгар заседания совета. Личные предрассудки и слабости тоже мешали искать волю Господа 7.

Джозеф Смит принимал на себя ответственность за эти присущие многим людям недостатки. «Руководя советом, я и сам никогда не следовал в полной мере тому порядку, в каком следует проводить Совет, – сказал он во время заседания совета в феврале 1834 года, – и, пожалуй, это лишило всю Церковь некоторых, а возможно, и многих благословений»8. Затем он постарался «показать порядок проведения советов в древние времена, как это было ему открыто в видении». Видение Пророка о совете в Иерусалиме, над которым председательствовал Апостол Петр с двумя советниками, стало моделью организации первого регулярно проводимого высшего совета9, который, в свою очередь, должен был стать образцом для остальных советов по всей Церкви. Протоколы, в которых показаны некоторые из важных аспектов совета, например, право обвиняемого расчитывать на защиту со стороны половины совета, позднее были канонизированы в У. и З. 10210.

Прежде чем высший совет провел первое разбирательство, Джозеф Смит благословил своих двух советников. Затем двое отцов -- Джозеф Смит-старший и Джон Джонсон – благословили своих сыновей11. Подобно тому как конференции существовали бок о бок с развивающейся системой советов, системе управления священства в Церкви предстояло существовать рядом со священством, ориентированным на семью.

Кворумы

Спустя неделю после организации высшего совета в Киртланде Парли П. Пратт и Лайман Уайт прибыли из штата Миссури с целью просить руководства от имени Святых, изгнанных из своих домов12. Откликнувшись на их посещение, Джозеф Смит и высший совет запланировали поездку к ним для оказания помощи.

Как во время сбора людей и денежных средств в восточных небольших приходах Церкви для мероприятия, известного как Лагерь Сиона, так и в ходе путешествия из штата Огайо в Миссури Джозеф Смит проводил значительную часть времени в малонаселенных небольших приходах Церкви. Система советов помогла снизить загруженность носителей священства в центрах, где существовала Церковь, но было принято очень мало мер по организации священства на местах, укреплению единообразия в двух центрах развития Церкви или решению проблем более отдаленных небольших приходов. Было необходимо получить дальнейшее откровение.

В штате Миссури, где многие члены Церкви собрались вокруг предполагаемого места строительства Сиона, на основании образца первого высшего совета был организован еще один. Джозеф Смит снова благословил президента совета и двух его советников, и опять двое отцов – на этот раз Питер Уитмер-старший и Джозеф Найт-старший – благословили своих сыновей13. А что предстояло сделать с малонаселенными небольшими приходами Церкви? По возвращении из штата Миссури после Лагеря Сиона были созданы две новые группы священства: Двенадцать Апостолов, обязанности которых включало служение в качестве «путешествующ[его] высш[его] совет[а]» для небольших приходов Церкви, и Семидесяти, которые должны были помогать Двенадцати14. Двенадцать и Семьдесят должны были не только служить существующим небольшим приходам Церкви, но и проповедовать Евангелие по всему миру и организовывать новые небольшие приходы.

Весной 1835 года недавно призванные Двенадцать Апостолов были направлены на миссию с целью «наладить работу» восточных небольших приходов Церкви15. Перед их отъездом Джозеф Смит предоставил им подробные наставления об организации священства, которые сейчас записаны в У. и З. 107. Эти наставления, обращенные к Двенадцати, разъясняют отношения между чинами Священства. Они проливают свет на историю и роли Мелхиседекова порядка и Ааронова порядка Священства. В них впервые встречается понятие «кворум» и разъясняются уникальные функции и пересекающиеся полномочия членов Первого Президентства, Двенадцати Апостолов, Семидесяти и высших советов. В них также говорится о назначении патриархов16 с целью продолжать передачу порядка священства в пределах семьи наряду с порядком управления.

Поддержка новой организации

Весной и летом 1835 года в начале книги «Учение и Заветы», сразу после явленного свыше «Введения», были собраны воедино четыре раздела об организации Священства. Первым стал «Уставы и Заветы Церкви» (сейчас – У. и З. 20). За ними следовали новые материалы: наставления Двенадцати, ставшие единым разделом с обновленной версией ноябрьского откровения 1831 года о советах священства (сейчас – У. и З. 107). Третьим было откровение, содержащее Клятву и Завет Священства (сейчас – У. и З. 84). После них шли протоколы первой организации высшего совета, обновленные разъяснениями роли Кворума Двенадцати. Эти разделы в единстве служили подобием справочника по управлению Церковью.

17 августа 1835 года члены Церкви формально приняли книгу «Учение и Заветы», утвердив явленную свыше организацию священства17. На протяжении последующих семи месяцев они предприняли все шаги, позволившие в полном объеме организовать кворумы священства, чтобы их можно было поддержать на посвящении храма в Киртланде.