Восстановление и история Церкви
Всё пусть делается должным образом

Всё пусть делается должным образом

У. и З. 28, 43

Smith, Joseph

Летом 1830 года Оливер Каудери, находясь в доме Питера Уитмера, где ранее в том же году была организована Церковь, написал Джозефу Смиту: «Во имя Бога наказываю тебе, удали эти слова, дабы не было лжесвященства среди нас»1. Нельзя не заметить его сильное душевное волнение, но что могло так сильно встревожить второго старейшину Церкви, чтобы он столь категорично обращался к Пророку?

Ранее, следуя Божественному наказу, Оливер написал документ, озаглавленный «Уставы Церкви Христа», за которым вскоре последовал второй документ, составленный Джозефом и озаглавленный Уставы и Заветы Церкви Христа. Документ Джозефа был практически идентичным, однако он был дополнен значимыми фрагментами с разъяснением и толкованием оригинального текста Оливера. Этот второй документ, составленный Джозефом, был принят Церковью на конференции Церкви в июне 1830 года как обязательный к исполнению. Несмотря на поддержку Церкви Каудери очень не нравилась фраза из перечня обязательных требований к крещению: «и истинно доказывают делами своими, что они получили от Духа Христова в отпущение грехов своих»2.

Возможно, Оливер чувствовал, что участие в написании документа давало ему право предъявлять свои требования к тексту. Однако Джозеф не соглашался с ним, настаивая, что это требование было получено через откровение. Отвечая ему, Джозеф спросил, «какой властью он [Оливер] получил право повелевать мне изменить или удалить, прибавить или отнять от откровения, или заповеди Бога Всевышнего»3.

Несколько дней спустя Джозеф вышел в путь из своего дома в Хармони, штат Пенсильвания, с целью повидать Оливера в доме Уитмеров в Фейете, штат Нью-Йорк. В истории Джозефа сказано: «Я нашел, что в целом семья [Уитмеров] поддерживала его [Оливера] мнение… и мне пришлось немало потрудиться и проявить настойчивость, прежде каждый из них смог спокойно говорить на эту тему». В итоге «мне удалось помочь не только семье Уитмеров, но и Оливеру Каудери признать ошибочность своих суждений»4.

Глядя с высоты опыта, полученного за несколько лет, Джозеф позднее размышлял над этим случаем и написал: «Так было искоренено это заблуждение, которое, возникнув на почве умозаключения и поспешного суждения, было особым образом призвано (для того, кто его правильно понял) научить всех и каждого из нас необходимости смирения и кротости пред Господом, дабы Он мог обучать нас Своим путям; дабы мы могли ходить стезями Его и жить всяким словом, исходящим из уст Его»5.

Однако, кажется, усвоить этот урок было не так уж легко. Не прошло и нескольких месяцев, как Джозефу снова пришлось отстаивать свои полномочия глашатая откровений. Гонения, охватившие его дом в Хармони, штат Пенсильвания, принудили Джозефа и его жену Эмму в августе 1830 года перебраться жить к Уитмерам. Приехав туда, Джозеф узнал, что Хайрам Пейдж, муж одной из дочерей Уитмеров, получил два откровения для Церкви, воспользовавшись неким камнем6.

Вероятно, помня о том, как ему удалось убедить Оливера Каудери и Уитмеров в ошибочности их мнения относительно «Уставов и Заветов», Джозеф решил с ними об этом поговорить до начала конференции, которая должна была пройти в сентябре. Однако вскоре он выяснил, что в откровения, якобы полученные Хайрамом Пейджем, верили больше людей, чем он думал, и он стал искать откровения7.

Полученное откровение было адресовано Оливеру Каудери. Оливер получил не только уверение в том, что его голос будет услышан, но и предупреждение: «Никто не будет назначен получать заповеди и откровения в этой Церкви, кроме слуги Моего Джозефа[,] ибо он получает их так же, как Моисей. И ты должен быть послушен всему тому, что Я дам ему»8 (см. У. и З. 28:2).

Оливер должен был стать для Джозефа тем же, кем был Аарон для Моисея, служа учителем и представителем. Его первая обязанность в этом качестве состояла в том, чтобы убедить Хайрама Пейджа в его заблуждении относительно откровений, якобы полученных посредством его камня. Во-вторых, ему надлежало отправиться на миссию к американским индейцам, которых в откровении были названы потомками ламанийцев из Книги Мормона9.

В конце сентября, когда была созвана конференция, согласно воспоминаниям, записанным в истории Джозефа, «был обсужден вопрос о вышеупомянутом камне, и после тщательного рассмотрения дела брат Пейдж, а также вся присутствующая при том церковь отреклись от названного камня и всего с ним связанного, к нашему огромному удовлетворению и счастью»10. В кратких протоколах, которые вел Оливер Каудери, сказано, что Джозефу Смиту «было назначено голосом конференции получать и записывать откровения и заповеди для этой Церкви»11.

Джозеф часто получал откровения и заповеди, но большая их часть оставалась неизданной на протяжении нескольких лет, тем самым лишая членов Церкви возможности познакомиться с ними. В то же время благодаря миссионерской работе Церкви появилось множество новообращенных. Многие прихожане либо не знали об откровениях, проясняющих роль Джозефа Смита, либо неправильно понимали или игнорировали их, и время от времени появлялись люди, безосновательно претендовавшие на получение откровений для всей Церкви.

Вскоре после того, как Церковь переместилась в Киртланд, штат Огайо, некая «миссис Хаббл», заявила, что она тоже получает откровения12. И снова в откровении – сейчас это Учение и Заветы 43 – Господь подтвердил, что только Джозефа «Я назначил вам получать заповеди и откровения от руки Моей», и добавил: «Никто другой не будет назначен иметь этот дар, кроме как через него »13 (см. У. и З. 43:2, 4).

Учение Святых о новых явлениях Святого Духа, подобных описанным в Новом Завете, призывает прихожан искать дара откровения для самих себя. Однако для Церкви в целом развивающаяся система и порядок назвала Джозефа Смита единственным человеком, уполномоченным провозглашать откровение, обязующее всех прихожан. «[Ибо], – как было сказано в откровении Оливеру Каудери, которое было получено в сентябре 1830 года, – все пусть делается должным образом»14.