Восстановление и история Церкви
Леман Копли и шейкеры

Леман Копли и шейкеры

У. и З. 49

Shaker Dance

Весной 1831 года преуспевающий фермер по имени Леман Копли присоединился к недавно созданной Церкви Христа (как в то время называлась Церковь СПД). Его ферма в Томпсоне, штат Огайо, находилась всего в нескольких километрах от селения Киртланд, недавно утвержденного в качестве новой штаб-квартиры Церкви.

Много лет до своего обращения в веру Копли был членом Объединенного общества верующих во Второе явление Христа. Члены этой секты были известны как шейкеры, потому что их Богослужения сопровождались подобием экстатического танца. Несомненно, Копли привлекли множественные сходства между учениями шейкеров и мормонов: обе религии верили во всеобщее отступничество, современных пророков, свободу воли человека и идеал общинной жизни. Однако по другим существенным вопросам они резко расходились во мнениях.

Шейкеры не считали крещение либо любое другое таинство необходимым для спасения. Они верили, что Иисус Христос уже явился во второй раз в облике Матери Энн Ли (1736–1784 гг.) – одной из первых руководителей шейкеров. Некоторые были вегетарианцами. Мормоны и шейкеры также расходились во взглядах на брак и половые отношения: преданные Верующие (как называли себя шейкеры) настаивали на полном воздержании от половых отношений, называя его «принятием на себя креста».

Пути этих двух религиозных групп впервые пересеклись во время предыдущей зимы, когда группа мормонских миссионеров, включая Оливера Каудери и Парли П. Пратта, ненадолго остановилась в поселении шейкеров в Норт-Юнионе, штат Огайо, по пути в штат Миссури. Норт-Юнион находился всего в 25 километрах к юго-западу от Киртланда.

Каудери представил себя руководителю шейкеров, Эшбелу Китчеллу, как «помощник в деле перевода золотой Библии» и один из трех очевидцев, на глазах у которых ангел свидетельствовал о ее истинности. Китчелл позволил Каудери поделиться своим посланием на одном из собраний общины1.

Каудери и его спутники провели в Норт-Юнионе двое суток, а потом отправились дальше, но прежде оставили Китчеллу семь экземпляров Книги Мормона. Миссионеры были совершенно уверены в «действенности их Книг и в том, что любой читающий их… должен был глубоко убедиться в истине, которую они содержат». После этой первой встречи шейкеры и мормоны в штате Огайо оставались друзьями, по словам Китчелла, занимаясь «торговлей друг с другом и другими проявлениями добрососедских отношений». Однако их товарищеские отношения ожидало испытание.

Откровение для шейкеров

Прежде чем присоединиться к мормонам, Леман Копли общался с шейкерами из Норт-Юниона, вероятно, посещал их собрания, хотя и не принимал всестороннего участия в их строгой общинной жизни. Тот факт, что он жил почти в шестидесяти километрах от селения и оставался женатым, некоторым образом указывает на его уровень верности принципам шейкеров. Хотя совершенно очевидно, что его привлекали некоторые их учения и, возможно, прядок их поклонения Богу, он не был полноправным членом общины. На самом деле, Китчелл ругал Копли за отказ от безбрачной жизни и за то, что он «приобщился к мормонизму, которому проще следовать».

Подобно всем первым обращенным мормонам, Копли принес с собой традиции и взгляды, сформированные прежним опытом его религиозной жизни. Вскоре после обращения с Копли побеседовал Джозеф Смит, который отметил, что он – «явно честный сердцем человек, но при этом не отказывается от мысли, что шейкеры правы в некоторых сторонах своей веры»2. Затем Джон Уитмер отмечает, что Копли «очень хотелось, чтобы некоторые старейшины посетили его прежних братьев и проповедовали им Евангелие». Он даже «умолял посвятить его самого, чтобы он мог проповедовать»3.

В субботу 7 мая 1831 года Копли решил посетить Джозефа Смита, который в то время жил в доме своего друга Исаака Морли недалеко от Киртланда4. Хотя мы не располагаем записью их беседы, вероятнее всего, Копли надеялся получить разъяснения определенных учений шейкеров и, возможно, подумывал отправиться на миссию в Норт-Юнион. В результате их встречи Джозеф получил откровение, сейчас канонизированное в виде Учение и Заветы 49. В нем авторитетно говорится о доктринальных различиях между двумя верами. Оно начинается с упрека, обращенного к шейкерам: «Отчасти они желают познать истину, но не всю, ибо он неправы передо Мной и должны покаяться».

В откровении говорится об обязательности крещения, а затем порицаются некоторые верования, дорогие сердцу шейкеров: провозглашается, что брак назначен Богом, что животные даны человеку для пищи и одежды и что «Сын Человеческий не придет в виде женщины или в виде человека, путешествующего по земле»5 (см. У. и З. 49:22).

В этом откровении Господь призывает Копли – а также Сиднея Ригдона и Парли П. Пратта – на проповедь Евангелия его братьям и сестрам в Норт-Юнионе. Хотя с принципами шейкеров были знакомы все трое, Копли имел гораздо меньше опыта в качестве проповедника и миссионера, чем его соратники. Видимо, его интерес к проповедованию друзьям-шейкерам был связан с возможностью призвать к покаянию тех самых людей, которые прежде порицали его за нехватку религиозной преданности. Возможно, он надеялся показать им истинную природу своей новой веры. Как бы то ни было, Копли дал согласие с верой подчиняться наказу откровения – «рассуждать» с шейкерами.

Миссия в Норт-Юнионе

Итак, заручившись откровением, Ригдон и Копли почти немедленно отправились в Норт-Юнион. Они прибыли в Норт-Юнион в тот же день, и их тепло приняли Китчелл и его собратья. Они провели вечер вместе, обсуждая сходные черты между их религиями и, вероятно, ощущая полезность беседы для каждого участника.

На следующее утро Китчелл предложил Ригдону и Копли сделать так, чтобы ни одна из сторон «в данный момент не навязывала свое учение». Ранее Ригдон планировал озвучить откровение шейкерам на их воскресном Богослужении, однако решил выждать некоторое время и «подчиниться порядкам общины».

Перед самым началом собрания в Норт-Юнион верхом на коне примчался Парли П. Пратт. Услышав о принятии Ригдоном предложения Китчелла, горячий Пратт стал настаивать на том, чтобы «не обращать [на него] внимания, ибо они прибыли с властью от Господа Иисуса Христа, и народ должен услышать все».

До самого конца собрания миссионеры сидели молча. Когда люди поднялись, чтобы уйти, Ригдон «встал и провозгласил, что у него есть послание от Господа Иисуса Христа к этому народу; может ли он воспользоваться привилегией и провозгласить это послание?» С разрешения Китчелла он прочел откровение целиком и спросил, будет ли им дозволено проповедовать дальше, как повелевало откровение.

Китчелл, не теряя самообладания, ответил, что послание не принято и что он «освобождает их самих и их Христа от любого бремени заботы о нас и принимает всю ответственность на себя». Ригдон возразил: «Так нельзя; я желаю услышать, что скажет народ». Однако когда Китчелл позволил присутствующим высказаться, они тоже подтвердили, что «полностью удовлетворены тем, что имеют».

Ригдон стоически спрятал текст откровения, признав, что миссия потерпела крах. Пратт, напротив, так легко не сдался. Китчелл вспоминает, что он поднялся и отряхнул прах со своего плаща «в свидетельство против нас, что мы отвергли слово Господа Иисуса». Тем самым Пратт последовал наказу Иисуса, обращенному к Его ученикам в Евангелиях.

Но тут терпение Китчелла лопнуло. Еле сдерживаясь, руководитель шейкеров осудил Пратта на глазах всего собрания: «Как смеешь ты, нечистое животное, появляться здесь и пытаться выставлять себя человеком Божьим, потрясая своим грязным плащом; исповедуйся в своих грехах и очисти душу от похотей и прочих мерзостей, прежде чем еще раз отважишься на такое».

Затем Китчелл обрушил свой гнев на Копли, по лицу которого текли слезы, и обратился к нему с колким упреком: «А ты, лицемер, ты ведь все знаешь; ты знал, где Бог ведет Свой живой труд; но, потакая своим желаниям, ты согласился поддаться на обман».

Итоги

Китчелл тут же распустил собрание. Огорченный, Пратт вскочил на коня и тут же умчался в Киртланд. Позднее он подвел итоги своей поездки: «Мы исполнили миссию, как нам было заповедано, среди этого странного народа, живущего близ Кливленда, штат Огайо; однако он открыто отказался слушать Евангелие или повиноваться ему»6. После этого события общение Церкви с шейкерами было редким и, как правило, напряженным.

В тот вечер Ригдон, прежде чем вернуться в Киртланд, остался на ужин и передал Китчеллу копию откровения. Тем временем Копли решил заночевать в Норт-Юнионе, а на следующий день уехал на свою ферму. Его надежды обратить в веру некоторых из его прежних братьев потерпели крах. Это событие настолько потрясло его, что перед возвращением в Томпсон он расторгнул прежнее соглашение разрешить членам Церкви из Колсвилля, штат Нью-Йорк, жить на его ферме.

Пребывая в сомнениях, Копли продолжал колебаться в вопросе преданности восстановленной Церкви на протяжении долгих лет после своей миссии к шейкерам. В итоге приблизительно в 1838 году он навсегда прервал всякое общение с Церковью и жил в штате Огайо до конца своих дней.