Восстановление и история Церкви
Слово Мудрости

Слово Мудрости

У. и З. 89

Подобно многим другим откровениям в начале истории Церкви, раздел 89, сегодня известный как Слово Мудрости, стал способом решения проблемы. В городе Киртланд многие мужчины из числа членов Церкви получили поручение проповедовать в различных частях Соединенных Штатов Америки. Они должны были возглашать покаяние людям и собирать избранных Господом. Чтобы подготовить этих новообращенных к исполнению важных обязанностей, Джозеф Смит основал учебное заведение, получившее название «Школа Пророков», которое открылось в Киртланде на втором этаже лавки Нюэла К. Уитни в январе 1833 г.1

Каждое утро после завтрака мужчины собирались в этой школе, чтобы получить наставления от Джозефа Смита. Комната была очень маленькой, и там едва помещались более чем двадцать пять старейшин2. Первое, что они делали, рассевшись по местам, – «зажигали трубку и начинали беседовать о великих делах Царства, пуская дым», – вспоминал Бригам Янг. Клубы дыма были настолько густыми, что мужи с трудом могли разглядеть в них Джозефа. Как только трубки докуривались, они «закладывали себе табак за одну, а то и за обе щеки, и потом весь этот табак оставался на полу»3. В такой нечистой обстановке Джозеф Смит пытался обучить старейшин тому, как они и их обращенные могли стать святыми, «безупречными» и достойными присутствия Божьего4.

Табак

Эти события происходили в лавке Уитни в эпоху коренных перемен в западной культуре. В 1750 г. забота о чистоте и гигиене была делом нечастым и бессистемным, в целом присущим зажиточным и аристократичным людям. К 1900 г. регулярное купание стало рутиной для большей части населения, особенно среднего класса, который сделал аристократизм своим идеалом5. Плевание табака из практики, принятой в большей части общества, перешло в разряд грязных привычек, не свойственных культурным людям. В самый разгар этих культурных сдвигов, в тот самый момент, когда рядовые люди начали заботиться о собственной чистоте и здоровье тела, их путь озарило Слово Мудрости.

Зрелище, которое открывалось взгляду в Школе Пророков, было достаточным поводом к беспокойству для любого человека, не употребляющего табак, в том числе и для Джозефа Смита6. Супруга Джозефа, Эмма, говорила ему, что ее беспокоит происходящее. Они с Эммой жили в лавке Уитни, и задача отскребать выплюнутый табак с деревянного пола ложилась именно на ее хрупкие плечи. Вероятно, она пожаловалась на то, что ей приходится выполнять эту неблагодарную работу, но были и другие, более практические соображения: «Ей никак не удавалось придать полу приличный вид», – вспоминал Бригам Янг7. От следов табака было невозможно избавиться. Такое положение дел мужам, призванным Богом, как те старейшины, казалось далеким от идеала, особенно если учесть, что комната с грязными полами для Джозефа Смита была одновременно и «комнатой для переводов» – местом, где он получал откровения во имя Божье. Джозеф начал вопрошать Господа, что следует делать, и 27 февраля, менее чем через месяц после организации школы, он получил откровение, которое позднее было канонизировано в качестве Учение и Заветы 89. Ответ был недвусмысленным: «Табак ни для тела, ни для живота, и он не полезен для человека»8 (см. У. и З. 89:8).

Крепкие напитки

Табак был лишь одним из множества веществ, влияющих на здоровье тела и чистоту, достоинства которых во времена получения Слова Мудрости с жаром обсуждались по обе стороны Атлантического океана. Частота этих обсуждений была связана с широкой распространенностью злоупотребления ими. В 1832 году Фрэнсис Троллоп, британская писательница, с неприязнью сообщила, что за все время своих недавних поездок в США она не встретила ни одного мужчины, который «не жевал бы табак или не пил виски»9.

Как и жевание табака, употребление спиртного явно вышло из-под контроля. Практически все американцы веками употребляли спиртное в огромных количествах, как и их европейские собратья. Пуритане называли спиртное «добрым творением Божьим», благословением Небес, которое можно пить в умеренных количествах. Спиртное употребляли почти всякий раз, когда садились за стол, отчасти из-за того, что в те годы неочищенная вода наносила вред здоровью. Излюбленным напитком было домашнее пиво, и в XVIII веке британско-американские колонисты пили сброженный персиковый сок, сброженный сидр или ром, которые либо привозили из Вест-Индии, либо производили из местной черной патоки. К 1770 году потребление крепких спиртных напитков на душу населения – не говоря уже о пиве или сидре – достигало 14 литров в год10.

Во время Войны за независимость в США эта острая потребность в спиртном только укрепилась. После того как прекратился импорт патоки, американцы нашли виски в качестве подмены рому. Фермеры, выращивающие злаки в западных частях штатов Пенсильвания и Теннесси, решили, что дешевле наладить производство виски, нежели заниматься перевозками и продажей скоропортящегося зерна. Вследствие этого после 1780 г. число винокуренных заводов резко возросло, чему способствовала организация кукурузной зоны в штатах Кентукки и Огайо, а также удаленностью от европейских рынков. К изумлению сторонних наблюдателей, таких как мадам Троллоп, повсюду американцы – мужчины, женщины и дети – целыми днями пили виски. Потребление американцами крепких напитков стремительно возросло: с 9 с половиной литров на душу населения в 1790 г. до 26 с половиной литров в 1830 г. Это самая высокая цифра за всю американскую историю, в три раза превышающая сегодняшние показатели11.

Возрастающее потребление спиртного шло вразрез с религиозными убеждениями. Еще в 1784 г. квакеры и методисты стали советовать прихожанам воздерживаться от любых крепких напитков и избегать участия в торговле ими и их производстве12. Более активное движение за умеренность возникло среди церквей в первые десятилетия девятнадцатого года. В спиртном стали видеть, скорее, опасное искушение, нежели дар от Бога. В 1812 г. церкви конгрегационалистов и пресвитериан в штате Коннектикут рекомендовали ввести строгие законы о торговле спиртными напитками, ограничивающие распространение спиртного. Лайман Бичер, руководитель этого реформаторского движения, советовал пойти на более кардинальные меры, вплоть до введения сухого закона. Вскоре эта идея стала основной целью Американского общества умеренности (American Temperance Society, ATS), организованного в городе Бостон в 1826 г. Людей призывали «давать обет умеренности», не просто чтобы снизить потребление спиртного в своей жизни, но и чтобы можно было воздерживаться от пьянства вместе. Рядом с именами таких людей ставилась заглавная буква «Т», и от этого произошло слово «трезвенник» («teetotaler»). К середине 1830-х гг. количество членов ATS достигло более миллиона человек, и многие из них были трезвенниками13.

Воодушевившись примером ATS, в американских пригородах тысячами возникали мелкие общества умеренности. В Киртланде, как и во многих небольших городах, было свое общество умеренности14. Именно в силу того, что реформа в сфере производства и потребления спиртных напитков широко обсуждалась и оспаривалась – причем у каждого было свое мнение, – Святым необходимо было принять верное решение. Помимо осуждения использования табака, Слово Мудрости также предостерегает против спиртных напитков: «Если какой-либо человек среди вас пьет вино или крепкие напитки, вот это нехорошо и непристойно перед лицом Отца вашего» (см. У. и З. 89:5)15.

Тем не менее, потребовалось время, чтобы искоренить привычки, тесно связанные с семейными традициями и культурой, особенно если учесть, что всевозможные спиртные напитки часто использовались в медицинских целях. Понятие «крепкие напитки», разумеется, включало такие спиртосодержащие напитки, как виски, применения которого с этого момента Святые последних дней, как правило, избегали. Более мягким был их подход к не очень крепким напиткам, например, пиву и «чисто[му] вин[у] виноградной лозы и… собственного приготовления» (см. У. и З. 89:6). На протяжении последующих двух поколений руководители Святых последних дней учили, что Слово Мудрости есть заповедь от Бога, но допускали различный подход к строгости соблюдения этой заповеди. Такой переходный период предоставил Святым время для формирования собственной традиции воздержания от веществ, вызывающих привыкание. К началу двадцатого века, когда химические лекарственные средства стали более общедоступными, а посещение храма стало более характерной чертой Богослужения Святых последних дней, Церковь была готова принять более строгий стандарт исполнения заповеди, который был призван устранить такие проблемы, как алкоголизм, из среды послушных заповедям. В 1921 г. Господь вдохновил Президента Церкви Хибера Дж. Гранта призвать всех Святых жить согласно Слову Мудрости в буквальном его смысле, воздерживаясь от любых спиртных напитков, кофе, чая и табака. Сегодня от членов Церкви ожидается следование этому высочайшему стандарту16.

Горячие напитки

Американские борцы за умеренность в 1830-х годах добились успеха в значительной мере благодаря найденной замене спиртному: кофе. В восемнадцатом веке кофе считался предметом роскоши, и куда большее предпочтение отдавалось чаю, произведенному Британией. После войны привычка пить чай стала считаться непатриотичной и утратила былую популярность. Появилась возможность для распространения конкурирующего стимулирующего напитка. В 1830 г. реформаторы убедили Конгресс США отменить налог на импорт кофе. Эта стратегия не подвела. Цена на кофе упала до 10 центов за фунт, благодаря чему одна чашка кофе стала стоить столько же, сколько стакан виски. Потребление виски пошло на убыль. К 1833 г. кофе «занимал значимое место в ежедневном наборе продуктов почти каждой семьи, богатой и бедной». Издание Baltimore American назвало его «одним из товаров первой необходимости»17. Хотя кофе заслужил всеобщее признание к середине 1830-х гг., в том числе и среди медиков, некоторые реформаторы-радикалы, например, Сильвестр Грэм и Уильям А. Алкотт, призывали к отказу от стимуляторов любого вида, включая кофе и чай18.

Слово Мудрости отвергает идею подмены спиртного. «Горячие напитки», под которыми Святые последних дней понимают кофе и чай19, как объясняется в откровении, не предназначены «ни для тела, ни для живота» (см. У. и З. 89:9) 20. Вместо этого откровение призывает к употреблению основных продуктов питания, которые помогали людям выжить ни одну тысячу лет. Откровение хвалит «все полезные травы». «Всякое зерно предназначено для употребления человеком и животным и должно служить для поддержания жизни… а также и плоды лозы; то, что приносит плоды, будь они в почве или над почвой». Перекликаясь с откровением, полученным чуть ранее и позволяющим есть мясо, Слово Мудрости напоминает Святым, что плоть животных и птиц была дана «для употребления человека с благодарением», однако добавляет, что мясо «должно употребляться умеренно», а не в неограниченных количествах (см. У. и З. 89:10–12)21.

«Излию от Духа Моего на всякую плоть»

Когда Святые последних дней впервые слышат о реформаторских движениях за здоровый образ жизни в США в 1820-х и 1830-х гг., они иногда испытывают смущение. Какое отношение эти движения имеют к Слову Мудрости? Неужели Джозеф Смит просто взял идеи, уже существующие в его среде, и выдал их за откровение?

Подобные подозрения безосновательны. Не следует забывать, что многие первые Святые последних дней, состоявшие в обществах умеренности, смотрели на Слово Мудрости как на вдохновенный совет, «приспособленный к возможности слабых и наислабейших из всех Святых, которые являются или могут быть названы Святыми»22. Более того, это откровение не имеет точных аналогов в документах того времени. Сторонники умеренности, стараясь устрашить своих слушателей, нередко связывали потребление спиртного с какой-либо ужасной или отвратительной болезнью или недугом общества23. Слово Мудрости не прибегает к подобным уподоблениям. Пить крепкие напитки, как гласит откровение, просто «нехорошо». Аналогично скупые доводы приводятся против употребления табака и горячих напитков24. Откровение можно считать, скорее набором указаний, чем попыткой участвовать в культурных дебатах.

Вместо того чтобы прибегать к помощи страха, Слово Мудрости опирается на чувства уверенности и доверия. Откровение призывает слушающих его довериться Богу, наделенному силой даровать великие награды, как духовные и физические, в обмен на послушание Божественному наказу. Откровение гласит, что те, кто будут придерживаться Слова Мудрости, получат здравие в теле своем и мозг в костях своих; и найдут мудрость и великие сокровища знания, и даже сокрытые сокровища»25. Эти строки связывают тело с духом, поднимая заботу о теле на уровень религиозного принципа26.

В конечном счете, вполне закономерно ожидать сходных черт между Словом Мудрости и движением за здоровый образ жизни девятнадцатого века. То было время обновления и «отрады» (Деяния 3:20), момент в истории, когда свет и знания изливались с Небес. Осенью 1823 г., в ночь, когда Джозеф Смит впервые увидел ангела Морония, тот цитировал строку из книги Иоиля и сказал, что сказанное исполнится. Эта строка гласила: «Излию от Духа Моего на всякую плоть» (Иоиль 2:28; курсив составителей). Поскольку реформы, призывающие к умеренности, делали людей менее зависимыми от веществ, вызывающих пристрастие, побуждая их к смирению и праведным делам, эти движения, конечно, были вдохновлены Богом. Как говорится в Книге Мормона, «то, что от Бога, призывает и побуждает творить добро непрестанно» (Мороний 7:13)27. Вместо того чтобы озадачиваться сходствами между культурными движениями, Святые последних дней с радостью размышляют о том, как Дух Божий коснулся столь многих людей, в таких масштабах и с такой огромной силой.

Вскоре после получение Слова Мудрости Джозеф Смит предстал пред старейшинами Школы Пророков и прочел им это откровение. Братьям не пришлось разъяснять значение слов. Они «немедленно бросили курительные трубки в очаг», вспоминает один из участников школы28. С того момента вдохновенная природа Слова Мудрости не раз проявлялась в жизни Святых, и ее сила и Божественность не меняются с годами. Американское движение за здоровый образ жизни во многом потускнело со временем, а Слово Мудрости и сейчас озаряет наш путь.