Восстановление и история Церкви
Уоррен Каудери

Уоррен Каудери

У.и З. 106

Когда в 1830 году его младший брат Оливер, которому тогда было немного за двадцать, стал «вторым старейшиной» восстановленной Церкви, Уоррен Каудери (известный также и как доктор Каудери) был владельцем аптеки и начальником почтового отделения. Он построил первый кирпичный дом в городке Фридом, Нью-Йорк1. В то время они с женой, Пейшенс, были родителями восьмерых детей. Хотя очевидно, что он узнал о Книге Мормона примерно в то время, когда она была опубликована в 1830 году, Уоррен присоединился к Церкви только четыре года спустя2. Он следил за разворачивающимися событиями, связанными с религией его брата, на расстоянии. В письме Оливеру, датированном январем 1834 года, Уоррен выразил сочувствие в отношении бедственного положения Святых в штате Миссури после их изгнания из графства Джексон, но он еще писал о членах Церкви так: «ваши люди» и «твои друзья»3.

Вероятно, поворотным моментом для Уоррена Каудери явился визит Джозефа Смита и Парли П. Пратта в марте 1834 года. Повинуясь заповеди привлекать добровольцев и собирать пожертвования от членов Церкви в «восточных частях страны» для Лагеря Сиона, Джозеф и Парли были проездом в городке Фридом и остались переночевать в доме Уоррена и Пейшенс Каудери, где им гостеприимно предложили «обилие мирских и духовных благословений, в которых [они] нуждались, или которые были достойны получить». В ходе визита они не раз проповедовали «в переполненном доме», и несколько человек были крещены, в том числе и сосед семьи Каудери – Еман Хайд4. Пратт позже вспоминал, что «тридцать или сорок» человек были крещены и организованы в небольшой приход, который стал ядром для роста Церкви в этом регионе5.

Хотя не сохранилось записей о тех первых членах Церкви в приходе городка Фридом, есть вероятность, что Уоррен Каудери был среди них. Осенью 1834 года, через шесть месяцев после визита Джозефа Смита, Уоррен написал Оливеру еще одно письмо, в котором он говорил о религии так: «которую мы оба приняли», а о Святых отзывался так: «наши братья и сестры». Из письма Уоррена следует, что его обращение далось ценой больших усилий. Похоже, он четко осознавал критику и неодобрение «тысяч уважаемых людей, говоривших, что … [они] введены в заблуждение и обмануты», чувствуя жало противостояния больше всего из-за его респектабельного положения в местном обществе. И хотя Уоррен чувствовал «некие проявления Божественного одобрения» в своем служении в приходе городка Фридом, он все же жаждал опыта, подобного опыту его брата. «Мне столько раз хотелось иметь то же доказательство, что и ты», – писал он6. Уоррен также выразил желание, чтобы в землю Фридом пришел «наш священник» – кто-то, кто «сделал бы нас хорошими людьми, укрепив и вырастив нас в святейшей вере»7.

Это, наверняка, было неожиданно, когда, два месяца спустя, Джозеф Смит получил откровение о назначении Уоррена быть «председательствующим первосвященником над Церковью [Господа] в земле Фридом и в близлежащих местностях»8. Как это часто бывает, Уоррен стал ответом на собственную просьбу. И подобно многим из тех, кто служил с тех пор, он получил благословение и совет, в которых прослеживалось то, что Господь знает его и поможет ему успешно справляться со своим призванием.

В подтверждение решению Уоррена присоединиться к Церкви в откровении также косвенно упоминалась борьба, через которую он прошел. В нем было сказано: «Радость была на Небесах, когда слуга Мой Уоррен преклонился перед жезлом Моим и отделился от коварных ремёсел человеческих»9. Это отделение должно было становиться все резче, поскольку откровение гласило, что Каудери должен был «проповедова[ть] вечное Евангелие [Господа] и возвыша[ть] свой голос, предупреждая народ не только в своей местности, но и в прилегающих округах», а также «посвяща[ть] всё своё время этому высокому и святому призванию»10. Если он сделает так, Господь «удосто[ит] его благодати и уверенности, с которыми он сможет устоять»11. В конце концов, в откровении было сказано, что успех Уоррена зависит больше от его смирения, нежели от его способностей: «Благословен слуга Мой Уоррен, ибо Я буду миловать его; и, несмотря на тщеславие сердца его, Я возвышу его, в той мере, в какой он смирит себя передо Мной»12.

Хотя записи скудны, мы знаем, что Уоррен Каудери занимал должность председательствующего старейшины в земле Фридом в течение следующего, богатого событиями года в той местности. В начале апреля была проведена конференция, на которой председательствовал Сидней Ригдон, член Первого Президентства. Комментируя эту конференцию в газетной статье, Оливер Каудери сообщил, что жители «необъятной» земли Фридом «с нетерпением ждали получить разъяснения относительно веры и верований этой Церкви, поскольку имели честь задать вопросы двум старейшинам, столь вдохновенно проповедовавшим в их графстве»13. На следующей неделе Двенадцать, выполняя свою первую миссию, как Кворум, проезжали по этой местности. Они провели конференцию 22–23 мая и определили на ней географические границы Конференции Фридома, включавшей 12 небольших приходов и покрывавшей крупную часть востока штата Нью-Йорк14. Приход во Фридоме был самым большим и насчитывал 65 членов по спискам.

Из обсуждаемых на этой конференции тем были «‘Слово Мудрости’, дар языков, пророчество и т. д.», а также «искупление Сиона». Выступили пять членов Кворума Двенадцати, после чего «Церковь ощутила вдохновение применять все учения», которые были преподаны. Позже в этом же году Орсон Пратт, будучи миссионером, посетил эту местность. Он сообщает, что крестил нескольких человек, продал некоторое число экземпляров Книги Мормона и Учения и Заветов и кого-то подписал на церковную газету Messenger and Advocate. «Потенциально многие жители этой местности могли бы принять Евангелие», – написал он15.

Из этого и других отчетов видно, что Уоррен Каудери играл роль в динамичных, двусторонних отношениях между штаб-квартирой ранней Церкви и ее отдаленными небольшими приходами. Являясь местным церковным руководителем, он служил многим новообращенным, когда те приходили в Церковь, а также помогал миссионерам и руководителям из Киртланда разместиться и запланировать встречи.

Миссионерский успех, казалось бы, способствовал быстрому росту новых приходов. Некоторые из них, как, например, приход во Фридоме, стали довольно-таки большими. Но призыв к собиранию Святых часто обязывал местных руководителей помогать курировать быструю миграцию членов Церкви из их регионов. И снова, опыт Уоррена Каудери был вполне типичным. Его доклад, опубликованный в феврале 1835 года в газете Messenger and Advocate, явно показывает, насколько хрупки были небольшие приходы. В Вестфилде было 72 члена Церкви в то время, и это было немало. В свою очередь, в небольших приходах Мендона и Лимы в совокупности насчитывалось 8 человек. «Большая часть членов последнего упомянутого прихода иммигрировала: некоторые в Киртланд, другие в Миссури, и лишь эти восемь остались, – объяснял Каудери. – Когда-то эта церковь была многочисленной».

Таким же образом 18 прихожан в Джаве и Весерсфилде представляли собой «остаток Церкви», из которой многие уехали в места собирания»16. Сам Каудери, в конце концов, тоже примкнул к собиранию. Отслужив верой и правдой во Фридоме, он и его семья продали свою собственность осенью 1835 года и подготовились к переезду в Киртланд17. Они прибыли туда в начале 1836 года, как раз вовремя, чтобы участвовать в событиях, связанных с посвящением дома Господа.

Как и многие другие из ранних Святых, которые мало известны сегодня, Уоррен Каудери внес важный вклад в работу Господа. Он работал в издательстве в Киртланде и был редактором церковной газеты. Будучи секретарем Джозефа Смита, он помогал записывать молитву посвящения храма в Киртланде и вел записи о ежедневных событиях. О его самом долговечном вкладе можно узнать всего в нескольких страницах от откровения, данного ему – в 1836 году он сделал запись в дневнике Джозефа Смита, где описал явление Спасителя и других небесных вестников Джозефу и Оливеру в Храме в Киртланде 3 апреля 1836 года.