Восстановление и история Церкви
Вера и падение Томаса Марша

Вера и падение Томаса Марша

У. и З. 31, 112

Мало какой эпизод истории Церкви приводят в качестве предостережения столь же часто, как историю Томаса Б. Марша. Он первым служил в качестве Президента Кворума Двенадцати Апостолов, в 1838 году ушел из Церкви, а позднее покаялся и вернулся к полной активности в 1857 году. О том, что он сыграл важную роль в начале истории Церкви, свидетельствует факт, что ему одному посвящено два откровения в книге «Учение и Заветы» и предлагаются конкретные наставления еще в четырех разделах1.

В четырнадцатилетнем возрасте Марш «убежал» из дома и зарабатывал на жизнь, выполняя различную работу в штатах Вермонт и Нью-Йорк до двадцати с небольшим лет. Затем он женился и поселился в Бостоне и несколько лет работал на шрифтолитейном заводе. Он изучал Библию и религиозные направления, однако чувствовал, что «возникнет какая-то новая церковь, в которой будет собрана истина во всей чистоте»2.

В 1829 году Марш «посчитал, что Дух Божий велит [ему] отправиться на Запад», поэтому он со своим другом поехал в штат Нью-Йорк, где провел три месяца. В какой-то момент одна женщина спросила, «не слышал ли он о Золотой Книге, которую нашел юноша по имени Джозеф Смит». Марш «глубоко озадачился этим вопросом» и отправился в Пальмиру. Он разыскал Мартина Харриса в типографии Э. Б. Грандина, где только что сошли со станка первые шестнадцать страниц Книги Мормона. Джозеф Смит в тот момент находился в Хармони, штат Пенсильвания, и Харрис отвел его к Оливеру Каудери, «который предоставил [ему] всю информацию об интересующей [его] книге».

«Окрыленный» тем, что он узнал, Марш вернулся домой в Бостон и поделился новым знанием со своей женой, которая тоже уверовала, что это от Бога. «С того времени я на протяжении года переписывался с Оливером Каудери и Джозефом Смитом-младшим и готовился к переезду на Запад»3, – написал Марш.

«Узнав из письма об организации Церкви Иисуса Христа шестого апреля 1830 года, – продолжает он, – в сентябре того же года я перебрался в Пальмиру, округ Онтарио, и поселился в доме Джозефа Смита-старшего вместе со всей моей семьей. В том же месяце меня крестил Дэвид Уитмер в озере Кайяга, и несколько дней спустя я был посвящен в старейшины Оливером Каудери и еще шестью старейшинами в доме отца Уитмера»4.

Позже в том же месяце в Фейете, штат Нью-Йорк, состоялась вторая конференция Церкви. В ее процессе Джозеф Смит получил откровения для четырех человек, включая одно для Томаса Марша. Сейчас его можно найти в Учение и Заветы 315.

Это откровение богато содержанием: некоторые формулировки напоминают другие ранние откровения, а некоторые обещания и наставления касаются лично Марша и его близких. Маршу было сказано, что он и его семья, «да, твои… малы[е] дет[и]», будут благословлены. В то время у него было трое сыновей, старшему из которых исполнилось девять лет. Он получил наставление проявлять терпение, не злословить, всегда молиться и внимать Утешителю.

Откровение содержит любопытное обещание: «Вот, говорю Я тебе, что ты будешь врачом для Церкви, но не для мира, ибо они не примут тебя»6 (см. У. и З. 31:10). Что означает этот титул? Каким врачом он был назван: специалистом в области медицины, способным помогать прихожанам решать проблемы со здоровьем или же суть была, скорее, связана с верой, как человека, призванного духовно служить или исцелять? Существует всего два упоминания о том, как Марш помогал прихожанам, имеющим физические сложности7, и специального медицинского обучения он не проходил. Определение «лекарь души» настолько же древнее, как сам Сократ, и другие церкви сотни лет используют понятия «лекарь церкви». Заключительная часть стиха: «но не для мира, ибо они не примут тебя», еще сильнее затуманивает смысл.

Верный слуга

Все указывает на то, что на протяжении нескольких лет Томас Марш смиренно следовал получаемым наставлениям. В 1831 году он был посвящен в первосвященники и служил на миссии в 1831 и 1832 годах. В 1832 году он с семьей перебрался в «Сион» (округ Джексон, штат Миссури), поселился на реке Биг-Блу и служил президентом небольшого прихода Биг-Блу. В 1833 году он вместе с другими прихожанами был изгнан из округа Джексон и провел зиму в округе Лафайет, а затем переселился в округ Клэй. В 1834 году в штате Миссури он был призван в высший совет и назван в ряду тех, кому предстояло получить облечение духовной силой в Доме Господа в Киртланде, штат Огайо, который возводился в то время8.

«Подчинившись откровению», Марш отправился в Киртланд в январе 1835 года, по пути проповедовал и прибыл туда в апреле9. Он не знал, что в феврале, пока он странствовал, его призвали в только что организованный Кворум Двенадцати Апостолов10. Вскоре после прибытия в Киртланд его посвятили в этот чин11. Согласно принципу старшинства и откровению, он был назван президентом кворума, хотя в то время он был относительно молодым, в возрасте около 35 лет12.

В следующем месяце Марш и другие члены Кворума Двенадцати отбыли на миссию в Восточные штаты Америки и вернулись в сентябре. Той осенью и зимой он посещал Школу старейшин и Школу древнееврейского языка в Киртланде и участвовал в духовной подготовке к облечению силой, которое должно было произойти в связи с посвящением Дома Господа в Киртланде. Марш посетил церемонию посвящения 27 марта 1836 года, а три дня спустя – торжественное собрание. В следующем месяце он отправился домой к своей семье в штат Миссури, проповедуя по пути. С июля по сентябрь он посетил небольшие приходы Церкви в штатах Иллинойс, Кентукки и Теннесси.

Возникновение сложностей

К последующему году отношения между Двенадцатью Апостолами значительно ухудшились. То было время обострения конфликтов и неудовлетворенности среди прихожан в Киртланде. В кругу Двенадцати в силу юности и неопытности, новизны и несогласия относительно своих обязанностей и сферы полномочий возник разлад13. Это трудности осложнялись серьезными расстояниями и недостатками средств связи, поскольку одни проживали в Киртланде, а другие – в Миссури, и члены кворума из обоих мест часто получали призвание служить на миссии где-нибудь еще.

Надеясь способствовать единению членов кворума, Марш вернулся в Киртланд в июле, но обнаружил, что некоторые апостолы уехали на миссию в Великобританию, а некоторые – отступили. Ища наставления, Марш посетил Джозефа Смита, и тот продиктовал откровение специально для него, которое стало Учение и Заветы 112. Это откровение стало не только прекрасным источником руководства и утешения для Марша, но и строгим увещеванием. Маршу было сказано: «Все грехи твои прощены тебе… У Меня, Господа, есть великая работа для тебя… Я знаю сердце твое и слышал молитвы твои… [T]ы – тот человек, которого Я избрал владеть ключам Царства Моего в том, что касается Двенадцати», и «велико ваше призвание» (см. У. и З. 112:6–16, 33). Однако ему было также сказано, что в его жизни есть вещи, «которыми Я, Господь… недоволен» (см. У. и З. 112:2). Марш получил такое наставление: «Будь верен передо Мной». Вместе с Двенадцатью им было сказано следующее: «Не возносите себя, не восставайте против слуги Моего Джозефа», но «очистите сердца ваши передо Мной» (см. У. и З. 112:12–15, 28–33). Учение и Заветы также включает стих, который часто цитируется: «Будь смирен; и Господь Бог твой поведет тебя за руку и даст тебе ответ на молитвы твои» (см. У. и З. 112:10)14.

Отношения между Двенадцатью на некоторое время улучшились, и в сентябре Марш, Джозеф Смит и остальные отправились на миссию в Канаду15. Вернувшись в Фар-Уэст, штат Миссури, Марш продолжил работу по укреплению Церкви и все так же поддерживал Джозефа Смита16. В следующем мае семья Марша понесла тяжелую утрату: его второй сын, Джеймс, скоропостижно умер в возрасте 14 лет после непродолжительной болезни17. На его похоронной церемонии Джозеф Смит произнес проповедь.

Отступничество

Прошло несколько месяцев, и Марш и многие другие прихожане поддались духу отступничества. Марш вместе с несколькими Святыми последних дней был обеспокоен возраставшей жестокостью отношений между членами Церкви и их соседями по штату Миссури. Свой вклад в его углубляющееся недовольство внес печально известный «случай с молочными сливками», который произошел в сентябре 1838 года. Его участницами стали жена Марша, Элизабет, и Люсинда Харрис, жена Джорджа У. Харриса. По свидетельству Джорджа А. Смита, женщины уговорились обмениваться молоком своих коров для приготовления сыра. Однако в нарушение обещания Элизабет якобы стала оставлять себе сливки – более густую и насыщенную часть молока, находящуюся на поверхности, – прежде чем отдавать молоко Люсинде. По словам Смита, этот вопрос был передан на рассмотрение кворума учителей, затем – епископа, а потом и высшего совета. Элизабет получила единогласное осуждение. Не удовлетворившись ответом, Марш апеллировал к членам Первого Президентства, которые поддержали ранее вынесенные решения. Говорят, еще сильнее оскорбившись такой чередой событий, расстроенный Марш провозгласил, «что он поддержит свою жену, даже если за это попадет в ад»18.

В какой-то момент осенью 1838 года Марш оставил Фар-Уэст со своей семьей и начал активное противостояние Святым. В октябре 1838 года он написал заявление с подробными разъяснением своей обеспокоенностью жестокими деяниями и разрушениями, которые, как он верил, были спланированы и осуществлены членами Церкви против своих соседей в округах Колдуэлл и Дэвис. Он также выразил свои опасения, сказав, что «все мормоны, которые отказались взять в руки оружие, при возникновении разногласий с горожанами должны быть застрелены или иным образом преданы смерти»19. Орсон Хайд подписался под разоблачениями Марша.

Хотя высказывания Марша стали всего одной уликой против Святых, представленной властям штата Миссури, Джордж А. Смит позднее провозгласил: «Это заявление побудило правительство Миссури издать приказ об истреблении, из-за которого 15 тысяч Святых были изгнаны их своих домов и пристанищ, и несколько тысяч погибло, не выдержав разрушительных последствий такого поворота событий»20. Джозеф Смит, от которого отвернулся его прежний друг и сторонник, с горечью охарактеризовал заявление Марша, написанное на двух страницах, как вместилище «подлейшей клеветы, злопыхательства, лжи и наветов против меня самого и Церкви, какие только смогло выдумать его нечестивое сердце»21.

Горечь Марша по отношению к Церкви не позволяла ему вернуться почти два десятилетия. В какой-то момент в середине 1850-х годов, потеряв жену и страдая от проблем со здоровьем, Марш решился воссоединиться с Церковью. Его сожаления и покаяние были смиренными и искренними. Обращаясь в письме к Хиберу Ч. Кимбаллу в Солт-Лейк-Сити, Марш сокрушается: «Господь очень хорошо мог обходиться без меня, с моим отступничеством Он не потерял ничего; но, о! что потерял я?!» Далее Марш объясняет, что он «встретился с Дж. У. Харрисом и помирился с ним»22.

После прибытия Марша в Солт-Лейк-Сити в сентябре 1857 года Бригам Янг позволил ему обратиться к Святым. Слабеющим голосом Марш рассказал о своем отступничестве и попросил прощения:

«Я часто задавался вопросом, как началось мое отступничество, и я пришел к выводу, что я, должно быть, потерял Дух Господа в своем сердце.

Следующий вопрос – ‘Как и когда ты потерял Дух?’ Я стал завидовать Пророку, затем мое восприятие изменилось, я перестал замечать то, что было правильным, и проводил все свое время в поисках злого; а затем, когда дьявол начал водить меня, легко уже было возникнуть плотским помыслам: гневу, ревности и возмущению. Я чувствовал это в душе; я ощущал гнев и возмущение, и Дух Господа покинул меня; как сказано в Священном Писании, я был ослеплен… Я был зол и хотел, чтобы все вокруг тоже были злы23.

После выступления Марша Бригам Янг попросил проголосовать за то, чтобы принять Томаса Б. Марша обратно, признав его полноправным членом Церкви, и ни один из собравшихся не высказался против24.