Восстановление и история Церкви
Эзра Бут и Айзек Морли

Эзра Бут и Айзек Морли

У. и З. 57, 58, 60, 61, 62, 63, 64, 71, 73

Для первых членов Церкви лето 1831 года началось с больших ожиданий. В первую неделю июня в здании школы на ферме Айзека Морли недалеко от Киртланда прошла важная конференция. Зал был наполнен людьми, и многие слушали, сидя на улице у открытых окон. Летний ветерок доносил аромат свежесобранной мяты, растущей на близлежащих полях. Джозеф Смит открыл конференцию молитвой.

На этом собрании были совершены первые посвящения в «первосвященство»1. Некоторые из старейшин имели духовные явления, включая изгнание злых духов. Затем, ближе к завершению четырехдневной конференции, Джозеф Смит получил откровение относительно величайших надежд верных.

С тех самых пор, как верующие впервые прочитали Книгу Мормона, они гадали, как, где и когда будут исполнены обещания, содержащиеся в этой книге. Когда же ламанийцы (которыми считали североамериканских индейцев) будут обращены и присоединятся к членам Церкви в строительстве Нового Иерусалима на Американском континенте? Эти первые члены Церкви знали, что место для города находится «среди ламанийцев»2. Они даже отправили Оливера Каудери и трех других миссионеров на западный рубеж Соединенных Штатов Америки, чтобы те проповедовали индейцам, живущим рядом со штатом Миссури.

Теперь в этом новом откровении Господь провозгласил, что Миссури является «земл[ей], которую Я назначил и посвятил для собирания Святых». Говоря о Новом Иерусалиме, Он пообещал, что «ускор[ит] построение города в своё время». Также в этом откровении Джозеф Смит, Сидней Ригдон и 13 других пар миссионеров призывались отправиться по двое в Миссури, где должна была состояться следующая конференция. В нем также говорилось, что, если они будут верными, то Господь явит им «землю их наследия»3.

Миссионерские пары отправились в Миссури с огромными надеждами. Они верили, что день возвращения Иисуса на Землю очень близок, и отправились найти и воздвигнуть город храмов, где они соберутся, чтобы встретить Господа при Его Пришествии. Ходили слухи, что Оливер Каудери и его товарищи по миссионерскому поприщу близки к тому, чтобы обратить множество индейцев4. Миссионеры ожидали, что в Миссури «то, во что верили и на что надеялись, станет тем, что познали, и что сбылось»5.

Путь в Миссури

Среди тех, кто получили миссионерское призвание, были Айзек Морли и Эзра Бут. Они оба присутствовали на конференции и были посвящены, а теперь им поручили путешествовать как напарникам.

Айзек Морли был одним из первых обращенных в Церковь в штате Огайо. Во время обращения Морли, он сам, его жена Люси, его семья и несколько друзей, живших на его ферме, вели общинный образ жизни. Они изо всех сил старались жить подобно первым христианам, упомянутым в Книге Деяний, у которых «все… было общее» (Деяния 4:32).

Эзра Бут в прошлом был уважаемым методистским проповедником на северо-востоке штата Огайо6. Его обращение создало некоторый переполох среди друзей и знакомых, которые оплакивали его присоединение к «мормонитам»7. Бут ощущал сильное побуждение присоединиться к новой вере. «Впечатления моего разума были глубокими и сильными, – вспоминал он, – а чувства мои были взволнованными до ранее неведомой мне степени»8.

Но ко времени своего отъезда в июне 1831 года Бут начал сомневаться. Духовные проявления на конференции не соответствовали его ожиданиям. Он обиделся, что Джозеф Смит и Сидней Ригдон покинули Миссури в повозке, тогда как его и Айзека призвали пройти пешком весь путь по летнему зною и проповедовать по пути.

Для других поход был тоже неудобным. Джозеф уехал всего через несколько недель после того, как они с Эммой потеряли новорожденных близнецов. Он оставил скорбящую жену, которой нужно было заботиться о себе и о недавно усыновленных из семьи Мурдок близнецах (их мать, Джулия, умерла в конце апреля, а отец, Джон, тоже отправлялся в Миссури).

Когда Эзра Бут, наконец, прибыл в Миссури, то чувствовал себя опустошенным. Он и остальные «рассчитывали найти округ, в котором будет достаточно всего необходимого и где будет комфортная жизнь». Но вместо этого он посмотрел по сторонам и увидел, что «перспективы представляются довольно-таки мрачными»9. Бут вспоминал, как Джозеф Смит уверенно заявлял перед путешествием, что Церковь в Миссури будет большой и растущей, но, прибыв туда, они обнаружили всего лишь семь новообращенных.

Возможно, и сам Джозеф Смит был в смятении по приезду в Миссури. Местность вокруг города Индепенденс в основном представляла собой бескрайние прерии, среди которых то тут, то там можно было заметить несколько деревьев. Этот приграничный городок был не просто далек от вдохновляющего видения о столице тысячелетия, но вообще «на век отставал от своего времени»10. Большинство старейшин были разочарованы реальностью в земле Миссури. Но все они отреагировали на это по-разному.

Молитва о наставлении

Действительно ли это было местом и временем для созидания Сиона? 20 июля, желая понять время и намерения Бога, Джозеф обратился к Господу. «Когда пустыня расцветёт, как роза? – молился он. – Когда будет воздвигнут Сион во славе его и где будет стоять Твой храм?»11 Эти вопросы вызвали откровение, теперь записанное в Учение и Заветы 57, в котором, наконец, было определено место для города и храма.

Дальнейшее откровение от 1 августа (Учение и Заветы 58) содержало наказ миссионерам посвятить землю, но давало понять, что Сион будет построен только «после многих несчастий». В откровении порицались те, кто подобно Эзре Буту роптали и жаловались. «Они говорят в сердцах своих: Это не дело Господне, ибо Его обещания не исполнены». Предупреждение гласило: «Награда ожидает их внизу, а не свыше»12.

Несмотря на разочарование и внушительные планы по градостроительству, Джозеф был настроен взяться за дело и приступил к работе вместе с Сиднеем Ригдоном и другими. Они посвятили как место собирания землю неподалеку от Индепенденса, установили первое бревно дома в Сионе, и заложили северо-восточный краеугольный камень храма.

Некоторые старейшины, например, Рейнольдс Кахун, видели захватывающие возможности в этих символичных начинаниях. «Там мои глаза узрели великое и чудесное, – писал он, – такое, чего я даже не мог и помыслить увидеть в этом мире»13. Но Эзра Бут был не в восторге от такого скромного начала. Это было «любопытно», заметил он, «но не стоило похода в Миссури»14.

Возвращение в штат Огайо

Хотя нескольких миссионеров попросили остаться в Миссури, в откровении от 1 августа было велено, чтобы другие миссионеры вернулись домой, показав тем самым, что «время ещё не настало, и много лет пройдёт до того, как они получат свои наследия в этой земле»15.

Другое откровение, теперь записанное в Учение и Заветы 60, повелевало вернувшимся миссионерам отправляться в Сент-Луис на восток по реке Миссури16. Джозеф и Сидней Ригдон спешно отправились в Цинциннати, штат Огайо, чтобы проповедовать, пока остальные будут путешествовать «по двое и проповедовать слово не в спешке на собраниях нечестивых»17.

8 августа они отправились на каноэ в Сент-Луис. То, что по реке Миссури трудно передвигаться на лодке, было общеизвестно. Капитанов пароходов страшили топляки – поваленные деревья, которые не всегда было легко разглядеть в реке. Топляки часто делали пробоины в их судах. Старейшины позднее сказали Элизабет Марш, что бурлящее течение реки «выгляд[ело] бешеным, как будто оно было проклято»18.

Дорога для старейшин была нелегкой. Усталость, жара и коварство Миссури потрепали им нервы. На третий день водного путешествия топляки стали так сильно мешать ходу каноэ, что возникла угроза опрокидывания каноэ. Жизнь тех, кто не умел плавать, оказалась под угрозой.

Добравшись до берега, они продолжили препирательства. Хотя Эзра Бут сам был непрочь поспорить, он не терпел, когда себе позволяли такое другие люди. Позднее он с сарказмом подмечал: «И это руководители Церкви, той самой единственной Церкви на Земле, на которую Господь смотрит с одобрением»19.

На следующее утро на берегу реки Джозеф Смит получил еще одно откровение (Учение и Заветы 61). Оно предостерегало их об опасности на воде, но содержало такие слова: «Мне будет неважно… отправились ли они по водам или по суше»20.

На следующий день Джозеф с частью группы продолжил путь по суше. Они встретили его брата Хайрама и других, которые задержались и еще не видели места под строительство Сиона. Откровение (Учение и Заветы 62) содержало напутствие: «Продолжайте ваш путь. Собирайтесь на земле Сион; проведите собрание и возрадуйтесь вместе, и преподнесите таинство Всевышнему»21.

Эзра Бут, напротив, решил вернуться обратно как можно скорее вместо того, чтобы проповедовать по пути согласно предшествовавшему откровению. Он и несколько его товарищей преодолели оставшуюся часть пути до Огайо на лодке и в повозке.

«Посрамляйте врагов ваших»

Вскоре после возвращения в Огайо Эзра Бут открыто и демонстративно расстался с Церковью. Поскольку произошедшее с ним не соответствовало его ожиданиям того, как должен выглядеть Сион или как должен вести себя Джозеф Смит, он сначала поколебался, а затем отказался от своей веры. Начиная с того октября, Ohio Star, газета, выпускаемая в Равенне, штат Огайо, стала публиковать серии писем, написанных Бутом, в которых он резко критиковал Джозефа Смита и Церковь.

К декабрю его письма уже начали мешать миссионерской работе. В декабре 1831 года и январе 1832 года Джозеф Смит получил два откровения, находящихся теперь в Учение и Заветы 71 и 73. В них содержалась требование к Буту и к другим отступникам, таким как Симондс Райдер, чтобы они «представ[или] свои твёрдые доводы против Господа». А для Джозефа и Сиднея в них содержался призыв: «Посрамляйте врагов ваших; призывайте их встретиться с вами как прилюдно, так и наедине с собой»22.

Сидней Ригдон вызвал Бута и Райдера на публичные дебаты, но они отклонили предложение, возможно, зная о репутации Ригдона как заядлого участника дебатов. Ригдон проповедовал в городе Равенна, штат Огайо, и в других местах, опровергая заявления Бута. Хотя письма Бута оказывали тормозящий эффект на миссионерскую работу, это длилось недолго.

К сожалению циничность Бута вбила клин не только между ним и восстановленной Церковью, на также между ним и его ранним духовным опытом. В конце концов, он «отказался от христианства и стал агностиком»23.

Испытание Айзека Морли

Путешествие Эзры Бута в Миссури в итоге отвратило его от Церкви, а Айзек Морли, напротив, стал к ней ближе. Во время поездки Морли, очевидно, разделял, по крайней мере, до некоторой степени, цинизм Эзры Бута. Откровение, полученное 11 сентября (Учение и Заветы 64), порицало Бута и Морли: «Они осудили как зло то, в чём не было зла». Все сомнения, которые приходили в голову Морли в отношении его миссии, были недолгими. В отличие от Эзры Бута, Айзек Морли прекратил критические замечания и изменил отношение. Откровение продолжается голосом Самого Господа: «Я простил слуге Моему Айзеку Морли»24.

Но в планах Господа были и другие жертвы со стороны Айзека Морли. Ему было сказано отказаться от своего большого землевладения в Киртланде и вернуться с семьей в Миссури. В откровении, данном вскоре после возвращения Джозефа Смита в Киртланд (Учение и Заветы 63), Господь велит зятю Морли, Титусу Биллингсу «избавится от» фермы Морли25. В откровении, данном 11 сентября, Господь объяснил: Он велит, чтобы ферму продали, «дабы слуга Мой Айзек не был искушаем свыше того, что он может перенести»26.

Айзек и Люси Морли с готовностью пошли на эту жертву. В октябре 1831 года Титус Биллингс продал бо́льшую часть фермы Морли. Морли забрал семью в Индепенденс, как ему было велено, и вновь принялся за работу, чтобы заложить основание города храмов. Преодолев сомнения, он начал служить в качестве епископа и патриарха. Он умер в Юте в 1865 году27.