Восстановление и история Церкви
‘Ты – избранная госпожа’

«‘Ты – избранная госпожа’» Откровения в контексте (2016)

«Ты – избранная госпожа», Откровения в контексте

«Ты – избранная госпожа»

У. и З. 24, 25, 26, 27

Через несколько месяцев после организации в апреле 1830 года Церкви Христа (как Церковь называлась тогда) Эмма Хейл Смит начала лучше понимать, что принесет пророческое призвание ее мужа лично ей и их молодой семье. Эмма, которой 10 июля 1830 года исполнилось 26 лет, тремя годами ранее вышла замуж за Джозефа, невзирая на протесты своих родителей, Айзека и Элизабет Хейлов1. Она верила видениям и откровениям, которые получал ее супруг, и эти три года, насыщенные событиями, еще сильнее убедили ее в том, что он действительно был Пророком.

Ко времени свадьбы Джозеф уже три года подряд раз в год виделся с Ангелом Моронием на холме близ Пальмиры, штат Нью-Йорк, где они беседовали о золотых листах, с которых юноше предстояло перевести Книгу Мормона. Осенью 1827 года Эмма вместе с Джозефом отправилась за листами и ждала в повозке, пока он добудет их. Вскоре после этого она начала участвовать в процессе перевода, выполняя обязанности писаря. «Часто я писала день за днем, – позже вспоминала она, – нередко сидя рядом с ним за столом. Он опускал лицо в шляпу, в которой лежал камень, и диктовал час за часом. Нас ничто не разделяло… Перед ним не было ни рукописи, ни книги, откуда он мог бы читать… Будь у него что-либо подобного рода, я бы непременно это заметила… Нередко листы просто лежали на столе, и он даже не пытался их от меня спрятать, лишь обернув их в тонкую льняную скатерть… Однажды, покуда они лежали на столе, я могла осязать листы, составляя представление об их очертании и форме».

Эти события приводили ее в трепет и много десятилетий спустя. Она вспоминала, что в ту пору их семейной жизни Джозеф «не мог ни написать, ни продиктовать связного и хорошо изложенного письма, не говоря уже о том, чтобы продиктовать такую книгу, как Книга Мормона»2.

Испытания Эммы

Однако получение духовного опыта сопровождалось своими тревогами и болью. Сначала Джозеф и Эмма жили у семьи Смитов в Манчестере, штат Нью-Йорк, а затем перебрались к Хейлам в Хармони, штат Пенсильвания, где выросла Эмма. За первые годы семейной жизни супругам пришлось как минимум четыре раза переезжать из Хармони в северную часть штата Нью-Йорк и обратно, каждый раз преодолевая расстояние почти в 500 километров. В июне 1828 года Эмма родила сына, который «умер, не прожив и часу»3. Первые годы их семейной жизни прошли в нищете. Джозеф писал, что в 1829 году они сильно обеднели – «были стеснены в имуществе», как выразился он сам, – и отец Эммы «решил выставить меня за порог, и мне было некуда идти, так что я воззвал к Господу, чтобы Он позаботился обо мне и позволил исполнить порученный мне труд»4. В час нужды верные друзья – Джозаия Стоул, Мартин Харрис и Оливер Каудери – часто оказывали Джозефу и Эмме финансовую помощь.

Несмотря на все эти сложности, в июне 1830 года Эмма решила принять крещение. Они с Джозефом отправились в Колсвилл, штат Нью-Йорк, где она крестилась вместе с несколькими другими обращенными, включая членов семьи Найтов, которые тоже помогали им деньгами во время перевода Книги Мормона. Однако ранним утром воскресенья, 27 июня, противники молодой Церкви уничтожили запруду, устроенную специально для крещений. Как говорится в истории Джозефа Смита, ранним утром следующего дня «мы все уже были на ногах, и прежде чем враги успели что-либо осознать, починили запруду и приступили к крещениям». Оливер Каудери крестил Эмму и еще двенадцать человек. Служба крещения еще продолжалась, когда «начала собираться толпа, и вскоре после того, как мы закончили, там было уже примерно пятьдесят человек». Джозеф, Эмма и другие члены Церкви ушли в дом Джозефа Найта-старшего, однако вскоре вокруг дома собрались люди, «пылающие гневом и явно намеренные нанести нам вред». История Джозефа Смита продолжает: «Некоторые задавали нам вопросы, другие угрожали, так что мы сочли мудрым удалиться оттуда и отправиться в дом Нюэла Найта»5. Тем не менее, толпа последовала за Святыми, продолжая оскорблять их.

Тем вечером Святые планировали провести собрание, на котором Эмма и другие недавно крестившиеся могли бы получить дар Святого Духа и быть конфирмованными в члены Церкви. Однако в самом начале собрания Джозефа Смита арестовал констебль «по обвинению в нарушении общественного порядка и разжигании распрей в округе посредством проповедования Книги Мормона». Констебль объяснил, что толпа надеялась устроить на Джозефа засаду после его ареста; однако он «горел решимостью спасти меня от них, поскольку понял, что я совершенно не тот, за кого меня выдавали». Вскоре они встретили толпу, но, к «огромному разочарованию» недремлющих активистов, констебль «подстегнул лошадь, и они остались позади». По прибытии в Саут-Бейнбридж, что в округе Ченанго, констебль провел с Джозефом Смитом всю ночь в «верхней комнате таверны». Чтобы защитить Джозефа, констебль «лег спать ногами к двери и положил рядом с собой заряженный мушкет»6.

В Саут-Бейнбридже Джозефа Смита допросили и отпустили, но тут же снова арестовали, чтобы тот предстал перед судом по аналогичным обвинениям в соседнем округе Брум. Второй констебль сначала довольно резко обращался с Джозефом. Когда они прибыли в округ Брум, как записано в истории Джозефа Смита, «он привел меня в какую-то таверну и собрал множество мужчин, которые всячески поносили, высмеивали и оскорбляли меня». Они плевали в Джозефа и требовали от него пророчества. Находясь относительно недалеко от дома, Джозеф попросил «позволить ему воспользоваться привилегией провести ночь дома с женой», однако констебль ответил отказом7.

На следующий день, после второго судебного заседания, Джозефа снова освободили. Тогда констебль, согласно истории Джозефа Смита, «попросил у меня прощения»8. Узнав о планах толпы вымазать Джозефа дегтем и обвалять в перьях, констебль помог ему бежать. Джозеф в безопасности добрался до находившегося неподалеку дома Элизабет Хейл Вассон, сестры Эммы.

В отсутствие мужа Эмма «с сильной тревогой ожидала, чем завершится это неправое дело»9. Они с женщинами собрались «с целью помолиться об избавлении» Джозефа10. После воссоединения Джозеф с Эммой в начале июля отправились домой в Хармони, штат Пенсильвания. Вместе с Оливером Каудери Джозеф совершил очередную неудачную поездку в Колсвилл, намереваясь конфирмовать недавно крестившихся Святых, однако спешно вернулся в Хармони из-за возобновившегося противостояния11.

Поток откровений

После возвращения в Хармони в июле 1830 года Джозеф Смит получил три откровения. Первое из них, ныне известное как Учение и Заветы 24, было адресовано Джозефу и Оливеру Каудери и «рассказывало им об их призваниях». Это откровение напомнило им, что они были призваны «писать Книгу Мормона и на служение Моё». Вероятно, подразумевая, в частности, недавнее противостояние, откровение продолжает: «Я освободил тебя от бремени твоих невзгод и наставлял тебя, так что ты был избавлен от всех твоих врагов»12.

В откровении также говорится о материальных условиях жизни Джозефа Смита; там же он получает наказ посетить членов Церкви в Колсвилле, Фейете и Манчестере после того, как «засее[т] поля свои». Откровение ясно дало понять, что Джозеф будет получать поддержку членов Церкви, и это поможет ему «посвяти[ть] всё своё служение делу Сиона». Джозефу было сказано: «На труды мирские у тебя не будет сил, ибо это не твоё призвание»13. Благодаря этому откровению Джозеф и Эмма поняли, что их ждут финансовые трудности и что им нужно полагаться на помощь членов Церкви, поскольку сами они будут заняты служением.

Какие бы надежды ни питала Эмма в связи с замужеством, вряд ли она могла представить себе меру физических издевательств со стороны противников новой церкви и то, как Смитов будут унижать в суде или как необходимость проповедовать и управлять Церковью будет отрывать ее мужа от дел фермы и семьи, нарушая ход их домашней жизни и представляя угрозу их экономическому положению.

В контексте этих тревог и разочарований Джозеф получил для Эммы откровение, Учение и Заветы 25, где рефреном звучат слова: «И истинно говорю Я тебе, что ты должна отложить в сторону то, что от этого мира, и искать того, что от лучшего». Благодаря этому откровению Эмма получила слова утешения и наставления. Ей было сказано: «Не ропщи о том, чего ты не видела, ибо это скрыто от тебя и от мира». Вероятно, речь идет о золотых листах, которые, как позже вспоминала Эмма, она однажды держала в руках, при этом не видя их. Откровение называет Эмму «избранн[ой] госпож[ой]» и сообщает ей, что «обязанность твоего призвания – быть утешением для слуги Моего Джозефа Смита-младшего, мужа твоего, в его невзгодах со словами умиротворения, в духе кротости». В откровении также говорится о работе Эммы в Церкви. Ей обещано, что она будет «посвящена» своим мужем, «чтобы разъяснять Священные Писания и увещевать членов Церкви»14. Далее Эмма получает наказ служить в качестве писаря для своего мужа и составить сборник гимнов. Позднее Джозеф объяснил, что Эмма «была посвящена, когда было получено откровение, чтобы разъяснять всем людям Священные Писания и обучать женскую часть общины; и не только она одна, но и другие люди могут получить такие же благословения»15.

Третье откровение, полученное Джозефом Смитом в июле 1830 года, ныне канонизированное как Учение и Заветы 26, предписывало Джозефу вместе с Оливером Каудери и Джоном Уитмером посвятить свое время «изучению Священных Писаний, проповедованию и конфирмации членов Церкви в Колсвилле, и выполнению трудов ваших по возделыванию земли»16.

В начале августа, через несколько недель после получения этих трех откровений, из Колсвилла, штат Нью-Йорк, прибыли Нюэл и Салли Найты с целью навестить в Хармони, штат Пенсильвания, Джозефа и Эмму Смитов. Салли Найт приняла крещение в один день с Эммой, но пока не была конфирмована. В связи с этим в истории Джозефа Смита сказано следующее: «Было предложено конфирмовать их и вместе принять причастие, прежде чем они с женой уедут. Чтобы подготовиться, я отправился на поиски вина, но не успел далеко отойти от дома, как меня встретил Небесный посланник, и я получил следующее откровение»17.

Ангел предупредил Джозефа Смита не покупать «ни вина, ни крепкого напитка у ваших врагов»18. Затем Джозеф вернулся домой и «подготовил немного вина собственного производства» для собрания конфирмации, на котором присутствовали Смиты, Найты и Джон Уитмер. В истории Джозефа Смита сказано: «Мы вместе приняли причастие, после чего конфирмовали двух этих сестер в Церковь и славно провели вечер. Дух Господа был излит на нас, мы прославляли Господа Бога и радовались чрезвычайно»19. Эти четыре откровения, полученные в период с июля по сентябрь 1830 года, содержали важнейшие наставления, адресованные Джозефу и Эмме Смитам, равно как и другим членам Церкви, в первые месяцы роста и развития Церкви после ее организации.

Особенно дорогим сердцу Эммы было откровение, обращенное к ней. Заручившись помощью Уильяма У. Фелпса, она последовала наказу составить первый церковный сборник гимнов20. В 1842 году Джозеф Смит прочел откровение для Эммы на собрании, на котором было организовано Общество милосердия. Он также прочитал 2-е Иоанна 1, где упоминается «избранн[ая] госпож[а]», и объяснил, что она была «названа избранной госпожой» потому, что была «избрана председательствовать»21. Джозеф заявил, что «это откровение исполнилось: сестра Эмма была избрана в Президентство этого Общества»22.

Откровение, касающееся Эммы Смит и полученное в трудные летние месяцы 1830 года, нашло свое применение и обсуждалось на собраниях Общества милосердия на протяжении всего XIX столетия. Например, в 1892 году, во время юбилейного торжества по случаю пятидесятилетия со дня создания Общества милосердия, проводившегося в Табернакле Солт-Лейк-Сити, «Зина И. У. Кард… прочла очень ясно и отчетливо откровение, данное Эмме Смит через Провидца Джозефа… в котором сестра Эмма названа избранной госпожой»23. Первых Генеральных президентов Общества милосердия иногда называли «избранн[ыми] госпожа[ми]». Так, когда Зина Д. Х. Янг стала Генеральным президентом Общества милосердия, Эмелин Б. Уэллс (которая позднее тоже служила в качестве Генерального президента Общества милосердия) написала ей: «Поздравляю тебя, моя возлюбленная сестра, с тем, что тебя призвали быть, как говорил Пророк Джозеф, ‘избранн[ой] госпож[ой]’»24.