Восстановление и история Церкви
Суза Янг Гейтс и видение об искуплении умерших

Суза Янг Гейтс и видение об искуплении умерших

У. и З. 138

Susa Young Gates

Вечером 5 ноября 1818 года, в пятницу, Суза Янг Гейтс и ее муж, Джейкоб, зашли в дом своих друзей за ящиком яблок. Это был Бихайв-Хаус на углу Стейт-стрит и Южной Храмовой улицы в Солт-Лейк-Сити, а друзьями были Джозеф Ф. Смит, Президент Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, и его жена Джулина Смит. Суза и Джозеф были знакомы с тех пор, как она была ребенком в 1860-х годах, и он часто бывал в гостях в доме ее отца, Бригама Янга. Гейтсы и Смиты вместе служили на миссии на Гавайских островах в 1880-х годах и с тех пор остались близкими друзьями. Особенно окрепла дружба Сузы и Джозефа. Она называла его «мой возлюбленный и почтенный друг и брат», а он называл ее своей «возлюбленной сестрой» и демонстрировал «самую истинную братскую любовь» по отношению к ней1. То, что произошло во время ее визита, стало кульминационным моментом их дружбы и глубоким личным переживанием для Сузы, благодаря которому она смогла без устали трудиться над тем, что она называла «работой по искуплению умерших»2.

«Более важная работа»

Суза Янг Гейтс была одной из самых ярких женщин – Святых последних дней своего времени. Она обладала поистине неукротимой энергией и решимостью и на протяжении многих десятилетий работала писателем, редактором, педагогом, а также служила руководителем в Ассоциации взаимного совершенствования молодых женщин (АВСМЖ), в Обществе милосердия и в других различных национальных женских организациях. Но в 1918 году ее главной движущей силой стала генеалогия и храмовая работа. Более десяти лет она была главным поборником деятельности в этой сфере среди Святых последних дней.3.

У Сузы было священное чувство личной миссии в отношении этой работы. В 1902 году, возвращаясь с собрания Международного совета женщин в Европе, Суза тяжело заболела. В Лондоне она попросила благословение священства у старейшины Фрэнсиса М. Лаймана, который служил президентом Европейской миссии. В этом благословении он сказал ей: «Ты будешь жить, чтобы выполнять храмовую работу. Ты будешь выполнять более важную работу, чем когда-либо». Это поручение стало движущей силой в ее жизни. «Меня и раньше интересовала храмовая работа, – сказала она, – но теперь я чувствовала, что должна делать нечто большее, такое, что поможет всем членам Церкви»4.

Суза вряд ли могла делать больше, чем она уже делала в отношении семейно-исторической и храмовой работы. Она написала бесчисленное множество газетных и журнальных статей, вела урок за уроком и принесла это послание во многие колья и приходы. Она посещала генеалогические библиотеки в восточных штатах и в Англии, а также переписывалась со специалистами по генеалогии из многих других стран, стремясь приобрести новые знания и повысить свой профессиональный уровень. Она служила в Генеральном правлении Общества милосердия, и там успешно внедрила уроки по генеалогии (причем бо́льшую их часть написала она же) в учебный план. Она опубликовала 600-страничное справочное издание по фамилиям и часто писала в новый журнал, посвященный генеалогическим изысканиям5. При всем этом она также находила время на протяжении нескольких десятилетий служить обрядовым служителем в храме. Труд Сузы был необходим для того, чтобы семейная история стала приоритетом для Святых последних дней.

В этой работе она тесно сотрудничала со старейшиной Джозефом Филдингом Смитом – помощником церковного историка, сыном Президента Церкви, а после 1910 года и членом Кворума Двенадцати Апостолов. Старейшина Смит также служил секретарем Генеалогического общества Юты, официальной церковной генеалогической организации. Суза говорила о старейшине Смите, как об «Апостоле для духов в темнице» и о «красноречивом ораторе» по теме генеалогии и храмовой работы6. Суза и старейшина Смит вместе выступали на генеалогических собраниях – она давала практические инструкции по методологии, а он излагал теологические основания этой работы. Благодаря их трудам и стараниям нескольких их единомышленников тысячи Святых последних дней были обучены и вдохновлены на выполнение семейно-исторической и храмовой работы.

Несмотря на все эти достижения, Сузе часто казалось, что она сражается в неравном бою. Она полагала, что слишком много Святых «в целом равнодушны» к генеалогической и храмовой работе7. «Даже Ангел с Небес не смог бы убедить этих салонных дам и успешных предпринимателей выделить часть своего времени на храмовую работу», – писала Суза одной из подруг8.

Совсем незадолго до того, как Суза навестила Президента Смита тем вечером в ноябре 1918 года, ей напомнили о повсеместном отсутствии энтузиазма по отношению к семейно-исторической работе. Члены правления Общества милосердия почти проголосовали за то, чтобы прекратить преподавать уроки по ведению генеалогии. «Мне пришлось идти с генеалогической работой против всех остальных», – написала она в одном из писем. Ей с трудом удалось сохранить эти уроки в учебном плане9. На октябрьской конференции Общества милосердия в 1918 году руководители кольев сообщали, что уроки по ведению генеалогии слишком сложные. Они предложили «упростить» уроки и «сделать упор на духовную, а не на образовательную часть изучения». Суза уверила их в том, что недавно опубликованный Surname Book and Racial History [Справочник фамилий и расовой истории] поможет сделать уроки более доступными для понимания10. Но она долгое время настаивала на том, что духовные и практические аспекты генеалогии дополняют друг друга. «Все желаемое вдохновение в мире не спасет наших умерших, – заявила она. – Для выполнения этой благородной работы нам также необходимо иметь знания»11. Она трудилась, делая все, что в ее силах, чтобы у других Святых были как информация, так и вдохновение.

«Духи умерших»

В ноябре 1918 года Президент Смит был болен – он был стар, его здоровье ослабло и быстро ухудшалось. Бо́льшую часть времени в том году он проводил дома, будучи не в состоянии поддерживать присущий ему темп жизни. Возрастные недуги усугублялись тяжелым горем. В январе его возлюбленный старший сын, старейшина Хайрам М. Смит, внезапно умер от разрыва аппендикса. «Душа моя разорвана, сердце разбито! О Боже, помоги мне!», – восклицал тогда Президент Смит12. Но удары не прекращались. В феврале после случайного падения умер молодой зять. А в сентябре через несколько дней после родов скончалась жена Хайрама, Ида, оставив сиротами пятерых детей. Между тем, «Великая война» (Первая мировая война) подходила к концу, оставляя за собой невообразимые мор и опустошение, а также всемирную эпидемию гриппа, уносящую миллионы жертв. Для Президента Смита это было время глубокой личной боли на фоне всеобщих страданий13.

К октябрьской Генеральной конференции результаты всех этих катастроф были очевидны. Посещаемость заметно уменьшилась «из-за того, что многие носители священства были на войне»14. Кроме того, из-за бушующей эпидемии гриппа люди предпочитали оставаться дома. Из последних сил Президент Смит неожиданно появился на конференции и председательствовал на четырех ее сессиях. «В течение последних пяти месяцев я был скован очень тяжелой болезнью», – сказал он во вступительном слове. «Хотя мое тело несколько ослабело, – утверждал он, – мой разум ясен в отношении моих обязанностей». Затем Президент Смит намекнул на то послание, которое он хотел донести, стараясь предельно тщательно подбирать слова. «Сегодня утром я не стану, даже не осмелюсь, пытаться рассказать о многом из того, о чем я размышляю, – сказал он, – и я отложу до того момента в будущем, когда пожелает Господь, свои попытки сообщить вам кое-что из того, что пребывает в моем разуме и в моем сердце»15. Он продолжал: «Все эти пять месяцев я не был одинок. Я пребывал в духе молитвы и мольбы, веры и решимости; и у меня была непрерывная связь с Духом Господа»16.

Слова Президента Смита, несомненно, отчасти касались событий предыдущего дня, 3 октября 1918 года, когда ему было дано удивительное видение о посещении Спасителем мира духов (теперь оно записано в Учение и Заветы 138). В этом видении Президент Смит узрел «духи умерших», ожидающих прихода Спасителя. Задаваясь вопросом, как Христос мог выполнить Свое служение среди умерших за «коротки[й] срок между… распятием и воскресением», Президент Смит узрел, что «Он собрал из праведников Своё воинство и назначил посланников» и «провёл пребывание Своё в духовном мире, наставляя и готовя духи верных пророков, которые свидетельствовали о Нём, будучи во плоти», чтобы донести послание об искуплении духам тех, кто не слышал или не получил Евангелие в земной жизни17.

Желание Президента Смита рассказать об этом Святым лично не осуществилось. Через десять дней после Генеральной конференции он надиктовал это видение своему сыну, Джозефу Филдингу Смиту18. Две недели спустя, 31 октября, Джозеф Филдинг Смит прочитал его Первому Президентству и Кворуму Двенадцати Апостолов на регулярном собрании совета в храме. Оно было «полностью одобрено всеми братьями», – записал он, и они запланировали опубликовать его в декабрьском номере журнала Improvement Era19. Через неделю после такого особенного собрания Суза и Джейкоб Гейтс и пришли к Смитам.

«Огромная радость и утешение»

Когда Гейтсы навестили членов семьи Смит, Президент Смит попросил Сузу зайти к нему в комнату. «Я утешала его, как могла в его тяжелой болезни», – писала Суза20. Он сказал ей: «Ты делаешь великую работу, самую великую из всех известных тебе». Через несколько минут к Президенту Смиту и Сузе присоединились Джейкоб, Джулина и другие (предположительно члены семьи Смит). Президент Смит дал Сузе прочитать одну бумагу. Это была рукопись с рассказом о его видении. «Какое благословение! О, какое благословение иметь такую привилегию… – написала Суза тем вечером в дневнике. – прочитать откровение прежде, чем оно стало достоянием общественности, и знать, что Небеса все еще открыты»21.

Сделанное Сузой описание видения осветило аспекты, которые она сочла наиболее интересными: «В нем он рассказывает о своем видении Вечности; о Спасителе, посетившем духов в тюрьме, и о том, как Его слуги служили им. Он увидел Пророка и всех его Братьев-соратников, служащих в темницах, и мать Еву и ее благородных дочерей, занимающихся тем же святым делом!» Долгое время прослужив в женской организации, Суза была рада особому упоминанию женщин в откровении и благодарна за то, что о «Еве и ее дочерях помнят»22. Она радовалась подтверждению в откровении работы за умерших. «Кроме всего прочего, – писала она, – это дано в то время, когда наша храмовая работа и служители, а также ведение генеалогии нуждаются в такой поддержке. Не могу передать словами свою радость и благодарность»23. «Только подумай об импульсе, который это откровение придаст храмовой работе по всей Церкви!», – писала она позже одной из подруг24.

Две недели спустя, 19 ноября 1918 года, Президент Джозеф Ф. Смит скончался. Объявление и публикация его видения появились вместе с множеством статей, опубликованных в память о нем после его кончины. В Relief Society Magazine редактор Суза Янг Гейтс опубликовала большую статью, посвященную Президенту Смиту и его женам, а также похвалы в их адрес от множества женщин, занимающих в Церкви руководящие посты. Затем она включила полный текст «Видения об искуплении умерших», как его назвали, не раскрывая личный опыт, связанный с этим. Здесь она обобщила личные комментарии относительно упоминания о Еве и ее дочерях так: «Необычно, что было упомянуто о труде женщин по ту сторону». Суза ощущала, что «то, что [женщины] сотрудничают с древними и современными Пророками и старейшинами, подтверждает благородный стандарт равенства полов, всегда характерный для Церкви»25.

Она продолжала: «Главное послание видения – это громкий призыв к этому народу, чтобы разбудить в них немедленную необходимость заботиться о своих умерших родных»26. Несмотря на неудачи и проблемы в этой работе, видение Президента Смита стало для нее «огромной радостью и утешением»27. Семью десятилетиями ранее Джозеф Смит обратился к Святым с той же темой: «Не пойдём ли мы вперёд в таком великом деле?»28 Теперь Суза Янг Гейтс, имея новое ви́дение и обязательство, продолжила этот призыв: «Пусть люди, и особенно наши сестры, встанут в полный рост в ответ на это Небесное проявление!»29