2000–2009
Со святостью сердца
назад вперед

Со святостью сердца

Каждый раз, когда мы с любовью, терпением, добротой и щедростью протягиваем кому-то руку помощи, мы почитаем наш завет, говоря: “Вот я, пошли меня”.

Хотя нас сейчас намного больше, чем тех сестер Общества милосердия в Наву, дух нашего собрания тот же. Так же как и мы, они возвышали, укрепляли и вдохновляли друг друга, молились друг за друга, посвящали Царству все, что у них было. Президент Хинкли охарактеризовал нас как “глубокий сосуд веры и добрых дел… якорь преданности, верности и достижений”1. Как же это замечательно: где бы мы ни находились – в Конференц-центре, в молитвенном доме в Мексике или в небольшом приходе в Литве, все мы – сестры в Сионе, и перед нами великая работа. И все вместе, во главе с Пророком Бога, мы ее выполним! Я надеюсь, что вы ощущаете любовь, которую я питаю к вам, любовь, разделяемую и моими советницами, ведь они – бесценное благословение для меня.

Сказать, что я была ошеломлена, когда Президент Хинкли призвал меня служить Генеральным президентом Общества милосердия, – значит ничего не сказать! Уж поверьте мне! Но я ответила дрожащим голосом: “Вот я, пошли меня”. Когда одна моя подруга-еврейка узнала, что это за призвание, она посмотрела на меня как на сумасшедшую и спросила: “Бонни, как же это тебя угораздило?” (В похожих ситуациях я часто сама задаю себе такой вопрос!) Но есть только одна причина, по которой я это сделала: я заключила заветы с Господом и знаю, что из этого следует. Кроме того, я знала, что мы с вами будем служить вместе и что моя готовность послужит к нашему общему благу.

Испокон веков праведные женщины выступали вперед и вершили дело Христа. Многие из вас крестились совсем недавно; ваши заветы и жертвы еще свежи в ваших сердцах. Думая о вас, я вспоминаю о Присцилле Стейнс из графства Уилтшир, Англия. Девятнадцатилетняя Присцилла вступила в Церковь в 1843 году. Одна. Чтобы креститься, ей пришлось тайком выбираться из дому, поскольку соседи преследовали ее, а члены семьи были недовольны. Она писала:

“Мы подождали до полуночи… и тогда отправились к реке, что была в четырехстах метрах от нас. Там мы обнаружили, что вода… замерзла, и старейшине пришлось пробивать во льду прорубь, достаточно широкую, чтобы можно было совершить крещение… Никто, кроме Бога и Его Ангелов да немногих свидетелей, стоявших с нами на берегу, не слышал, как был заключен мой завет; но в торжественности того полуночного часа казалось, будто вся природа слушает, а Ангел-регистратор записывает наши слова в книге Господней”2.

Ее слова: “Никто, кроме Бога и Его Ангелов… не слышал, как был заключен мой завет” – трогают мою душу, ибо, подобно Присцилле, независимо от нашего возраста, знания Евангелия, давности нашего пребывания в Церкви, все мы – женщины завета. Мы часто слышим это в Церкви, но что означают эти слова? Каким образом заветы определяют, кто мы такие и как мы живем?

Заветы, или связующие обещания между нами и Небесным Отцом, необходимы для нашего вечного совершенствования. Шаг за шагом Он обучает нас, как стать подобными Ему, привлекая нас к Своей работе. При крещении мы заключаем завет любить Его всем сердцем и любить своих сестер и братьев, как самих себя. Затем, уже в храме, мы заключаем завет быть послушными, бескорыстными, верными, благородными, милосердными. Мы заключаем завет жертвовать и посвящать Ему все, что имеем. Пропущенные через власть священства, соблюдаемые нами заветы приносят благословения, переполняя наши чаши. Часто ли вы вспоминаете о том, что заключенные вами заветы выходят за пределы земной жизни и связывают вас с Божеством? Заключение заветов – это проявление доброхотного сердца; соблюдение заветов – проявление верного сердца.

Как просто все выглядит на бумаге, не правда ли? Конечно же, делая все это, мы показываем, кто мы такие. Таким образом, каждый раз, когда мы с любовью, терпением, добротой и щедростью протягиваем кому-то руку помощи, мы почитаем наш завет, говоря: “Вот я, пошли меня”. Обычно мы произносим эти слова в тишине, без грома литавр.

А когда чьи-то заветы с Господом благословляли вашу жизнь, приносили вам покой, питали вашу душу? Служа на миссии в Англии, мы с мужем видели многих старейшин и сестер, на жизнь которых непосредственно повлияли заветы достойных женщин. Я была очень благодарна за матерей, сестер, тетушек, учителей, которые очень похожи на вас, чьи почитаемые заветы через обучение будущих миссионеров распространяли эти благословения на других.

Заветы не только мягко выводят нас из зон комфорта и подталкивают к новому росту, но побуждают к тому же и других. Иисус сказал: “Дела, которые, как вы видели, Я совершал, вы также должны совершать”3. Тот факт, что Он соблюдает заветы, положительно влияет на нас.

Заветы спасают нас от ненужных страданий. Например, повинуясь руководству Пророка, мы соблюдаем некий завет. Он советует нам избегать долгов, делать и хранить запасы продуктов и становиться материально независимыми. Живя по средствам, мы получаем благословения сверх повиновения этим заветам. Все это учит нас благодарности, умеренности, бескорыстию, оберегает нас от материальных трудностей, защищает от жадности материализма. Если наши светильники всегда будут полны масла, то никакие обстоятельства не помешают нам сказать с готовностью: “Вот я, пошли меня”.

Возобновленные заветы ободряют и освежают утомленную душу. Что происходит в наших сердцах каждое воскресенье, когда мы принимаем причастие и слышим слова: “Всегда помнить Его”4? Становимся ли мы лучше на следующей неделе, сосредоточиваясь на самом главном? Да, мы сталкиваемся с трудностями; да, нам бывает нелегко что-то изменить. Но задумывались ли вы когда-нибудь над тем, как же выжили наши сестры, изгнанные из Наву, – а ведь многие из них прошли пешком весь тот путь? Когда они были уже не в состоянии идти, их несли их заветы! Что еще могло бы стать источником такой духовной и физической силы?

Заветы оберегают нас и от того, чтобы быть “колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения”5. Женщины завета твердо стоят на своем, когда плохое называется хорошим, а хорошее – плохим. Будь то в колледже, на работе или перед телевизором, если мы помним свои заветы, то не собьемся с пути.

Заветы могут гарантировать нам и дорогим нам людям духовное благополучие и духовную подготовленность, если мы будем верно расставлять приоритеты. Например, когда дело касается семьи, мы не можем позволить себе безразличие или невнимательность. Детство –это чудесная, но быстро проходящая пора; мало кто может похвастать такими же солнечными деньками, какие выпали мне, когда я росла на ферме. Президент Хинкли сказал: “Наши проблемы, почти все, возникают дома, в семьях. Если должны… произойти изменения… он[и] должн[ы] начаться в семье. Именно здесь научаются истине, взращивается непорочность, воспитывается самодисциплина и вскармливается любовь”6.

Сестры, Господь нуждается в женщинах, которые будут учить детей работать и учиться, служить и верить. Будь они наши собственные или чьи-то, мы должны встать и сказать: “Вот я, пошли меня позаботиться о Твоих меньших, поставить их на первое место, наставлять их и оберегать от зла, любить их”.

Иногда мы встречаем примеры соблюдения наших заветов, когда в этом вроде бы нет никакой необходимости. Я слушала одну одинокую сестру, которая рассказывала о том, как она училась “полностью полагаться на Господа”. Ее жизнь сложилась совсем не так, как она ожидала. Вам такое знакомо? Этот период духовных поисков был отмечен переменой работ, материальными трудностями, давлением мирских измышлений. Теперь послушайте, что она сделала. Общаясь с сестрами из своего прихода, она обнаружила, что они тоже хотят найти покой, который приносит Евангелие. Она попросила о благословении священства. Она доблестно служила в своем призвании. Она училась и старалась более полно выражать свою любовь, признательность и преданность Иисусу. Она молилась. “Я плакала, – рассказывает она, – и говорила Ему, что сделаю все, о чем Он попросит”. Она делала все это, несмотря на все свои трудности. И знаете, что случилось? Нет, на ее пороге не появился ее вечный спутник. Но покой проложил свой путь к ее сердцу, и жизнь стала лучше.

Сестры, мы соблюдаем свои заветы, когда делимся житейской мудростью, чтобы кого-то ободрить, когда, проявляя подлинное сострадание, мы кого-то посещаем как навещающие сестры, когда мы даем более молодой сестре почувствовать, что ее свежие мысли будут благословлять нас в Обществе милосердия. Мы все это можем!

Когда юная Присцилла, наша британская новообращенная 1843 года, переправлялась через Атлантику, ей помогала женщина в возрасте ее матери. Эта старшая сестра тоже чувствовала огонь заветов, которые она заключила. Она была рядом с Присциллой, когда они причалили в Наву. Вместе, отважные и верующие, они присоединились к Святым Божьим7.

Духовная решимость соблюдать наши заветы приходит от регулярного изучения Священных Писаний, молитвы, служения и жертвенности. Такие простые шаги укрепляют нашу душу, так что мы можем сказать: “Пошли меня помочь сестре и ее новорожденному; пошли меня научить бьющегося над задачей студента; пошли меня любить постороннего. Посылай меня туда, где Ты нуждаешься во мне, когда Ты нуждаешься во мне”.

Господь призвал нас делать все, что мы делаем, со “святостью сердца”8. А святость – это результат жизни по заветам. Мне нравятся слова этого гимна и чувства, которые они во мне вызывают:

Дай мне силы духа

Все преодолеть,

Чтобы о грехах мне

Больше сожалеть.

Больше дай, Спаситель,

Веры и любви,

Радостью в служении

Ты благослови9.

Святость предполагает эти слова: “Вот я, пошли меня”. Когда Присцилла Стейнс заключала свой полуночный завет в той ледяной воде, она шагнула вперед, в новую жизнь, в почти задубевшей одежде, но с сердцем, согретым радостью. “Ни шагу назад, – сказала она себе. – Я… нацелилась на награду вечной жизни, уповая на Бога”10.

Президент Хинкли, вместе с сестрами Общества милосердия со всего мира я заверяю вас, что мы стоим все вместе как женщины завета и внимаем вашему голосу. В сонме разных языков услышьте голос каждой сестры из Общества милосердия, когда мы говорим: “Вот я, пошли меня”.

Пусть же наши личные заветы, которые связывают нас с нашим любящим Небесным Отцом, наставляют нас, защищают, освящают и позволяют нам так же поступать со всеми Его детьми. Я молюсь об этом во имя Иисуса Христа, аминь.