2000–2009
“Они да будут в Нас едино”
назад вперед

“Они да будут в Нас едино”

Мы не станем едины с Богом и Христом, пока не сделаем Их волю и интерес нашим величайшим желанием.

Когда Его смертное служение приближалось к завершению, зная, “что пришел час Его” (от Иоанна 13:1), Иисус собрал Своих Апостолов в горнице в Иерусалиме. После того как они поужинали и Он омыл им ноги и учил их, Иисус произнес возвышенную, заступническую молитву за этих Апостолов и за всех, кто уверует в Него. Он обращался к Отцу с такими словами:

“Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их,

Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня.

И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино.

Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино” (от Иоанна 17:20–23).

До чего же отрадно сознавать, что мы приглашены в это совершенное единство – с Отцом и Сыном. Каким же образом оно возможно?

Если вдуматься в этот вопрос, то станет ясным, что мы должны начать с того, чтобы стать едиными в самих себе. Мы существа дуальные, из плоти и духа, и порой ощущаем некую дисгармонию, некий внутренний конфликт. Наш дух осве-щен совестью, светом Христовым (см. Мороний 7:16; У. и З. 93:2), он естественно откликается на внушения Святого Духа и желает следовать истине. Но страсти и искушения, которым подвержена плоть, могут, если им будет это позволено, победить и возобладать над духом. Павел говорил:

“Я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое.

Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием,

Но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих” (к Римлянам 7:21–23).

Нефий говорил о похожих чувствах:

“Несмотря на великую благодать Господа, показывающего мне Его великие и чудотворные дела, сердце мое воздыхает: Ах, несчастный я человек! Да, сердце мое скорбит из-за плоти моей; душа моя сокрушается из-за согрешений моих.

Я окружен искушениями и грехами, которые так легко овладевают мною” (2 Нефий 4:17–18).

Но затем, вспомнив о Спасителе, Нефий пришел к такому обнадеживающему заключению: “Однако знаю, на кого я уповал” (2 Нефий 4:19). Что же он имел в виду?

Иисус тоже был существом из плоти и духа, но Он не уступил искушению (см. Мосия 15:5). Мы можем обращаться к Нему, когда ищем единства и мира в самих себе, потому что Он понимает. Он понимает эту борьбу, и Он понимает, как в этой борьбе победить. Как сказал Павел:

“Мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха” (к Евреям 4:15).

И что самое важное, мы можем взирать на Иисуса, чтобы помочь себе восстановить внутреннее единство своей души, если мы уступили греху и разрушили свой внутренний мир. Вскоре после Своей заступнической мольбы о том, чтобы мы могли стать “совершены воедино”, Иисус претерпел страдания и отдал Свою жизнь во искупление греха. Сила Его Искупления способна стереть последствия греха. Когда мы каемся, Его искупительная милость оправдывает и очищает нас (см. 3 Нефий 27:16–20). Это как если бы мы вовсе не грешили, как если бы не уступали искушению.

Когда мы стараемся день за днем, неделю за неделей следовать путем Христа, наш дух утверждает свое превосходство, внутреннее сражение утихает и искушения перестают нас беспокоить. Наступает все большая и большая гармония между духовным и физическим, пока наше физическое тело не превратится, как сказал Павел, из “оруди[я] неправды” в “оруди[е] праведности” (см. к Римлянам 6:13).

Внутреннее единство подготавливает нас к еще большему благословению – единству с Богом и Христом.

Иисус достиг совершенного единства с Отцом, всецело покорившись (и плотью, и духом) воле Отца. Его служение всегда было ясно сосредоточено, потому что в Нем не было этой ослабляющей, рассеивающей нерешительности. Имея в виду Своего Отца, Иисус говорил: “Я всегда делаю то, что Ему угодно” (от Иоанна 8:29).

Поскольку такова была воля Отца, Иисус покорился даже смерти – “воля Сына… поглощена волею Отца” (Мосия 15:7).

Это, знаете ли, совсем не пустяки. Это “страдание… – говорил Он, –

заставило Меня, самого Бога, величайшего из всех, трепетать от боли и истекать кровью из каждой поры, и страдать телом и духом – и хотел не испить горькую чашу и отпрянуть, –

Однако, слава да будет Отцу, Я принял чашу и закончил приготовления Мои для детей человеческих” (У. и З. 19:18–19).

Эти слова говорят о том, что высшая цель Спасителя – прославить Отца. Отец находится “в” Сыне в том смысле, что слава и воля Отца – единственное устремление Сына.

На той Тайной вечере со Своими Апостолами Спаситель сказал:

“Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – виноградарь.

Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода” (от Иоанна 15:1–2).

Какую форму может принять это очищение, каких жертв оно может потребовать, мы, вероятно, не можем знать заранее. Но если бы вместе с тем богатым молодым правителем мы спросили: “Чего еще недостает мне?” (от Матфея 19:20), ответ Спасителя был бы тот же: “Приходи и следуй за Мною” (от Матфея 19:21); “Будь Моим учеником, как Я – ученик Отца; стань ‘как дитя, [покорным, кротким, смиренным, терпеливым, полным любви, готовым] покорит[ь]ся всему тому, чему Господь… найдет нужным подвергнуть [тебя], подобно тому, как дитя покоряется своему отцу” (Мосия 3:19).

Президент Бригам Янг с пониманием говорил о нашем испытании, когда сказал:

“После всего того, что было сказано и сделано, после того, как Он столь долго вел этих людей, не кажется ли вам, что нам не хватает уверенности в нашем Боге? Вы это чувствуете? Вы можете спросить: ‘Брат Бригам, вы это чувствуете?’ Я – да, я вижу, что мне еще до некоторой степени недостает уверенности в Том, на Кого я уповаю. Почему? Потому что у меня нет нужной силы – вследствие того, что навлекло на меня Падение…

Что-то поднимается во мне временами, что… проводит разделительную черту между моим интересом и интересом моего Небесного Отца, что-то, что мешает полному совпадению моих интересов и интересов моего Небесного Отца.

[М]ы должны чувствовать и понимать, насколько это возможно, насколько нам позволяет наша падшая природа, насколько у нас хватает веры и знания, чтобы понять самих себя, что интерес Того Бога, Которому мы служим, – это наш интерес и что у нас нет никакого другого, ни во времени, ни в вечности” (Deseret News, 10 Sept. 1856, 212).

Разумеется, мы не станем едины с Богом и Христом, пока не сделаем Их волю и интерес нашим величайшим желанием. Такая покорность не достигается за один день, но через Святого Духа Господь будет наставлять нас, если мы того пожелаем, пока со временем можно будет уже точно сказать, что Он – в нас, как Отец – в Нем. Временами я трепещу от мысли о том, что для этого может потребоваться, но я знаю, что только в этом совершенном единстве можно найти полноту радости. Я невыразимо благодарен за то, что приглашен стать единым с этими Святыми Существами, Коих я чту и Коим поклоняюсь как моему Небесному Отцу и моему Искупителю.

Да услышит Бог молитву Спасителя и да приведет нас всех, чтобы мы стали едины с Ними, – об этом моя молитва, во имя Иисуса Христа, аминь.