2010–2019
Спасение ради подлинного роста

Спасение ради подлинного роста

Спасение душ – это работа, для выполнения которой Спаситель призвал всех нас.

В последние месяцы всё сильнее подчеркивается необходимость «подлинного роста» в Церкви, приведения всех, кто готов заключить и соблюдать заветы и спасительные таинства и жить с великой переменой сердца, как описано Алмой (см. Алма 5:14). Один из самых существенных и важных способов достижения подлинного роста Церкви состоит в том, чтобы протянуть руку и спасти тех, кто когда-то крестился, но сейчас менее активен и лишен благословений и спасительных таинств. Независимо от нашего собственного призвания – будь то домашний учитель или навещающая сестра, учитель Воскресной школы, епископ, отец, мать или представитель Высшей власти Церкви – каждый может участвовать в работе по спасению, внося значительный вклад в это дело. В конце концов, нашим общим призванием, которое мы все разделяем, является приведение всех – нашей семьи, не членов Церкви, менее активных прихожан, грешников – ко Христу, чтобы у них была возможность получить спасительные таинства.

Однажды воскресным утром около 30 лет назад, когда я служил в президентстве кола, нам позвонил один из наших преданных епископов. Он объяснил, что его приход вырос настолько быстро, что он больше не может обеспечить всех достойных прихожан значимыми призваниями. Его просьба к нам состояла в том, чтобы мы разделили этот приход. В ожидании необходимого в этом случае одобрения мы, как президентство кола, решили, что побываем в этом приходе и призовем всех этих замечательных, достойных братьев и сестер стать миссионерами кола.

Третьим человеком, с которым я беседовал, была молодая студентка, учившаяся в местном университете. После нескольких минут беседы я сообщил ей о призвании служить в качестве миссионерки. Некоторое время она молчала. А потом произнесла: «Президент, разве вы не знаете, что я не активна в Церкви?»

После нескольких мгновений тишины со своей стороны я произнес: «Нет, я не знал, что вы не активны».

Она ответила: «Я не активна в Церкви уже много лет». И она добавила: «Разве вы не знаете, что, если вы были не активны, не так-то легко возвратиться обратно?»

Я сказал: «Нет. Ваш приход начинает собрания в девять утра. Вы вошли в причастный зал, и вы уже – с нами».

Она ответила: «Нет, все не так просто. Вы переживаете о многом. Вы волнуетесь, поприветствует ли кто-нибудь вас, или же будете сидеть в одиночестве и останетесь незамеченным в течение всех собраний. И вас волнует, будете ли вы приняты снова, и кто будут ваши новые друзья».

Со слезами, катившимися по ее щекам, она продолжала: «Я знаю, что мои мать и отец много лет молились о том, чтобы вернуть меня в Церковь». Затем, после мгновения молчания, она сказала: «Последние три месяца я молюсь о том, чтобы найти мужество, силу и путь, ведущий обратно к активной жизни в Церкви». И потом она спросила: «Президент, вы полагаете, что это призвание может быть ответом на те молитвы?»

Мои глаза начали наполняться слезами, когда я ответил: «Я верю, что Господь ответил на ваши молитвы».

Она не только приняла призвание; она стала прекрасной миссионеркой. И я уверен, что это принесло большую радость не только ей самой, но и ее родителям, и, вероятно, другим членам семьи.

Вот несколько моментов, о которых я узнал или вспомнил благодаря этому и подобным собеседованиям:

  • Я узнал, что у многих менее активных членов Церкви есть близкие, ежедневно встающие на колени, умоляя Господа о помощи в деле спасения тех, кого они любят.

  • Я узнал, что для менее активного члена Церкви не так просто или удобно прийти обратно в Церковь. Им нужна помощь. Им нужна поддержка. Им нужно снова приобщиться к жизни в Церкви.

  • Я узнал, что есть менее активные члены Церкви, которые готовы и пытаются найти путь, ведущий обратно к активности.

  • Я узнал, что многие менее активные прихожане примут призвание, если их об этом попросить.

  • Я узнал, что менее активный член Церкви имеет право на то, чтобы с ним обращались как с равным и видели в нем сына или дочь любящего Бога.

На протяжении этих лет я задавался вопросом, как бы прошло это собеседование, если бы я отнесся к ней как к менее активному члену Церкви. Решение я оставляю за вами.

Возвращение менее активных прихожан к церковной жизни всегда было важной частью работы Господа. В то время как работа по спасению – обязанность каждого члена Церкви, у носителей Священства Ааронова и Священства Мелхиседекова есть обязанность направлять эту работу. В конце концов, именно на этом сосредоточено все служение священства – привести всех людей к заключению возвышающих заветов; приносить мир, счастье и уверенность в себе.

Из Книги Мормона вы узнали о том, что когда Алма-младший обнаружил, что Зорамийцы отпали от Церкви, он организовал группу руководителей Церкви, чтобы спасти этих людей. Когда они приступили к выполнению своего призвания, Алма умолял Господа такими словами:

«О Господь, дай же нам, чтобы мы имели успех, снова приведя их к Тебе через Христа.

О Господь, вот, драгоценны их души, и многие из них – наши братья; а потому дай нам, Господь, силы и мудрости, чтобы мы смогли снова привести к Тебе этих братьев наших» (Алма 31:34–35; курсив мой. – Р. К. Э.).

Несколько месяцев назад, после встречи с новообращенными и менее активными членами Церкви, ко мне подошел один вернувшийся к активности джентльмен примерно моего возраста и сказал: «Я как раз такой человек, который большую часть жизни был неактивным. Я отошел от Церкви в молодости. Но теперь я вернулся и вместе с женой служу в храме».

Чтобы показать ему, что теперь все в порядке, я ответил примерно так: «Все хорошо, что хорошо кончается!»

Он ответил: «Нет, не все хорошо. Я вернулся в Церковь, но я потерял всех своих детей и внуков. И теперь я наблюдаю потерю моих правнуков – все они не в Церкви. Не все хорошо».

В нашей семье есть предок, который присоединился к Церкви в Европе в первые годы после организации Церкви. Один его сын стал неактивным. Мы с сестрой Эджли попытались проследить судьбу потомков этого предка.

Нам с женой было легко прийти к выводу, что в течение следующих шести поколений при разумных предположениях могло бы быть потеряно до 3 000 членов семьи. Теперь мысленно обратитесь еще к двум поколениям. Потеря могла бы теоретически приблизиться к 20–30 тысячам детей нашего Небесного Отца.

Ответственность за спасение основана на одной из самых основополагающих доктрин Церкви.

«Помните: велика ценность душ в глазах Бога;

Ибо вот, Господь, Искупитель ваш, претерпел смерть во плоти; а потому, Он претерпел боль всего человечества, дабы все люди могли покаяться и прийти к Нему

И если будет так, что вы будете трудиться все ваши дни, возглашая покаяние этому народу, и приведёте ко Мне хотя бы одну душу, как велика будет ваша радость с ней в Царстве Отца Моего!» (У. и З. 18:10–11, 15; курсив мой. – Р. К. Э.).

Я имел счастье на протяжении своей жизни быть причастным к спасению нескольких менее активных членов Церкви. Теперь, помогая вернуть всего лишь одного к активности в Церкви, я представляю себе не одну только душу; я вижу шесть, семь или больше поколений – тысячи душ. И тогда я вспоминаю слова Священного Писания: «Привед[и]те ко Мне хотя бы одну душу, как велика будет ваша радость с ней в Царстве Отца Моего!» (У. и З. 18:15).

Своим Апостолам Господь сказал: «Жатвы много, а делателей мало» (от Матфея 9:37). Делателей не должно быть мало. У нас есть тысячи способных, достойных носителей священства и миллионы преданных членов Церкви по всему миру. У нас действуют советы приходов, кворумы священства, Общества милосердия и другие организации, на которые возложена обязанность по спасению. Спасение душ – это работа, для выполнения которой Спаситель призвал всех нас.

Ранее в своем выступлении я упомянул о молитве, вознесенной Алмой, когда он и его спутник отправились на спасение Зорамийцев. Во время Второй мировой войны примерно 500 американских солдат и поддерживавших их местных жителей находились в заключении в лагере для военнопленных. По причине страдания и беспокойства за их безопасность для их спасения был сформирован отряд добровольцев, состоявший примерно из 100 американских солдат. Когда добровольцы были собраны, командир обратился к ним со следующими словами: «Этим вечером вы, мужчины, встретитесь со своими религиозными руководителями, вы опуститесь на колени и пообещаете Богу, что, пока в вас остается дыхание жизни, вы не позволите ни одному из этих людей больше страдать». (См. Hampton Sides, Ghost Soldiers: The Forgotten Epic Story of World War II’s Most Dramatic Mission [2001], 28–29.) Эта успешно завершившаяся операция имела целью спасение людей от физического и временного страдания. Неужели мы можем быть менее отважными в нашей решимости спасти тех, кто переносит духовные страдания и будет мучиться от вечных последствий? Неужели мы можем взять на себя меньшее обязательство перед Господом?

В заключение: имеющееся у нас, членов истинной Церкви Христа, обязательство основано на том факте, что Господь пострадал за каждого из нас – за того, кто не является членом Церкви, за менее активного членов, даже за грешника и за каждого члена нашей собственной семьи. Я верю: мы можем привести тысячи человек к радости, покою и благоденствию Евангелия, а сотни тысяч, даже миллионы – в их следующих поколениях. Я верю: мы можем добиться успеха, потому что это Церковь Господа, и в силу нашего священства и нашего членства в Церкви мы призваны преуспеть. Я приношу вам это свидетельство во имя Иисуса Христа, аминь.