2010–2019
Гонка жизни

Гонка жизни

Откуда мы пришли? Зачем мы здесь? Куда мы отправимся после этой жизни? Эти вопросы больше не будут оставлены без ответа.

Мои возлюбленные братья и сестры, сегодня утром я хочу поговорить с вами о вечных истинах – о тех истинах, которые обогатят нашу жизнь и помогут нам благополучно вернуться домой.

Люди повсюду спешат, куда ни глянь. Реактивные самолеты мчат драгоценный человеческий груз через обширные континенты и широкие океаны, чтобы люди могли попасть на деловые встречи, выполнить обязательства, отдохнуть в отпуске или навестить родных. Проложенные повсюду автомобильные дороги – магистрали, автострады и автобаны – несут нескончаемым потоком миллионы автомобилей и находящихся в них многие миллионы людей для исполнения множества целей, когда мы каждый день отправляемся по делам.

Замедляем ли мы когда-нибудь сумасшедший темп своей жизни, чтобы недолго поразмышлять – подумать над вечными истинами?

По сравнению с вечными истинами повседневные жизненные вопросы и проблемы действительно довольно тривиальны. Что сегодня будет на ужин? В какой цвет лучше покрасить стены в гостиной? Может, записать Джонни в футбольную секцию? Эти вопросы и бесчисленные другие отходят на второй план, когда наступают сложные времена, когда любимые страдают духовно и физически, когда болезнь входит в дом здорового человека или свеча жизни гаснет и наступает зловещая тьма. Наши мысли сосредотачиваются на главном, и теперь нам легче определить, что действительно важно, а что не так уж много значит.

Не так давно я беседовал с одной женщиной, которая уже более двух лет борется с недугом, угрожающим ее жизни. Она рассказала, что до начала болезни ее дни были наполнены такими мероприятиями, как наведение идеальной чистоты в доме и его обстановка красивой и дорогой мебелью. Она посещала парикмахера два раза в неделю и каждый месяц тратила деньги и время на пополнение содержимого своего платяного шкафа. Она не часто приглашала в гости внуков, ибо всегда переживала, как бы крохотные и неловкие ручки не сломали или иным образом не попортили ее ценные, как она считала, вещи.

А затем ей сообщили ужасную новость – что ее земная жизнь в опасности и что, возможно, ее пребывание на Земле сильно ограничено. Она сказала, что как только услышала диагноз, она тут же поняла, что проведет все оставшееся время с близкими и друзьями, сделав Евангелие средоточием своей жизни, поскольку именно это для нее было важнее всего.

Такие моменты прозрения в свою пору наступают для каждого из нас, хотя и не всегда в результате столь драматических обстоятельств. Мы ясно начинаем понимать, что на самом деле важно в нашей жизни и как мы должны жить.

Спаситель говорил:

«Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут,

Но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут,

Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше»1.

В моменты глубочайших размышлений или величайшей нужды душа человека устремляется ввысь в поисках Божественного ответа на важнейшие вопросы жизни: Откуда мы пришли? Зачем мы здесь? Куда мы отправимся после этой жизни?

Ответы на эти вопросы нельзя найти в академических трудах и учебниках или в Интернете. Эти вопросы выходят за пределы смертной жизни. Они простираются в вечность.

Откуда мы пришли? Об этом неизбежно думает, даже если не признается в этом, каждый человек.

Апостол Павел сказал Афинянам в ареопаге, что мы – «род… Божий»2. Поскольку мы знаем, что наши физические тела происходят от земных родителей, приходится немало размышлять, чтобы постичь смысл утверждения Павла. Господь провозгласил, что «дух и тело суть душа человека»3. Таким образом, под родом Божьим понимается дух. Автор Послания к Евреям называет Его «Отцом духов»4. Духи всех людей – буквально «сыны и дочери, рожденные Богу»5.

Мы знаем, что вдохновенные поэты написали немало трогательных посланий и глубоких мыслей, полезных при рассуждении на эту тему. Уильям Вордсворт такими словами выразил эту истину:

Наше рожденье – как сон и забвенье:

Звездою жизни всходит в нас душа,

До своего на свете пробужденья

Она жила в обители иной;

Но не в кромешной темноте,

Не в первозданной наготе,

А в ореоле славы мы идем

Из мест святых, где был наш дом!

В младенчестве рукой подать до Неба!6

Родители размышляют над своей обязанностью обучать, вдохновлять, наставлять и направлять своих детей и показывать им пример. И пока они размышляют, дети – и особенно молодежь – задаются серьезным вопросом: «Зачем мы здесь?» Обычно он раздается в глубине души и звучит так: «Зачем я здесь?»

Как же мы должны быть благодарны за то, что мудрый Творец создал Землю и поместил нас сюда, отделив от прежнего существования завесой, чтобы мы могли пройти свой испытательный срок, имея возможность проверить себя, чтобы получить право на все то, что Бог уготовил для нас!

Ясно, что одна из главных целей нашего существования на Земле – получить тело из плоти и костей. Нам также дана свобода воли. Мы удостоены права делать собственный выбор самым разным образом. Здесь строгий мастер преподает нам уроки жизненного опыта. Мы выбираем между добром и злом. Мы познаём разницу между горьким и сладким. Мы обнаруживаем, что наши действия влекут за собой последствия.

Повинуясь заповедям Бога, мы обретаем право на тот «дом», о котором говорил Иисус, провозгласив: «В доме Отца Моего обителей много. Я иду приготовить место вам… чтобы и вы были, где Я»7.

Хотя мы приходим на Землю «в ореоле славы», жизнь неуклонно движется вперед. Детство сменяется юностью, и постепенно, неощутимо наступает зрелость. Обретая жизненный опыт на нашем земном пути, мы осознаем необходимость в помощи Небес.

Бог, наш Отец, и Иисус Христос, наш Господь, указали нам путь к совершенству. Они призывают нас следовать вечным истинам и стать такими же совершенными, как Они8.

Апостол Павел уподобил жизнь пути с четко определенной целью. В Послании к Евреям он призывал: «Посему и мы… свергнем с себя… запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще»9.

Проявляя усердие, давайте не забывать мудрый совет Екклесиаста: «Не проворным достается успешный бег, не храбрым – победа»10. На самом деле приз получит тот, кто претерпит до конца.

Размышляя над жизненной гонкой, я вспоминаю другой вид гонок, родом из моего детства. Мы с друзьями с помощью складных ножей вырезали из мягкой древесины ивы маленькие деревянные лодочки. Установив на них треугольные паруса, мы спускали самодельные суденышки на относительно неспокойные воды реки Прово в штате Юта и начинали гонки. Мы бежали по берегу реки и наблюдали, как наши лодчонки то яростно борются с быстрым потоком, то безмятежно скользят по воде там, где река глубока.

Во время одной из гонок мы увидели, как одна лодка вырвалась вперед, приближаясь к финишу. И вдруг течение поднесло ее слишком близко к крупному водовороту, лодка накренилась и перевернулась. Ее все носило по кругу, но вырваться из потока она уже не могла. В конце концов она нашла неспокойное пристанище среди плавающих обломков и мусора, накрепко застрявшего среди цепких щупальцев зеленого мха.

У тех игрушечных лодочек не было ни киля для устойчивости, ни штурвала для управления, ни двигателя. Они неизбежно плыли вниз по течению – путем наименьшего сопротивления.

В отличие от игрушечных лодочек мы для своего путешествия оснащены Божественными качествами. Мы вступаем в земную жизнь не для того, чтобы плыть туда, куда нас увлекут меняющиеся потоки жизни, но чтобы, используя силу разума и способность рассуждать, достичь своих целей.

Наш Небесный Отец не отправил бы нас в это вечное плавание, не предоставив прежде всех средств, с помощью которых можно получать Его руководство, чтобы наше возвращение стало безопасным. Я говорю о молитве. Я говорю и о шепоте тихого, кроткого голоса; я не обхожу вниманием Священные Писания, в которых содержится слово Господне, и слова Пророков, призванные помочь нам успешно пересечь финишную черту.

В некоторые моменты своей земной миссии мы узнаем, что такое слабеющие ноги, вымученная улыбка, страдания от болезни, расставание с летом, наступление осени, зимний холод и то, что мы называем смертью.

Каждый разумный человек задает себе вопрос, прекрасно выраженный ветхозаветным Иовом: «Когда умрет человек, то будет ли он опять жить?»11 Как бы мы ни старались выкинуть этот вопрос из головы, он всегда возвращается. Смерть не обходит стороной ни одного человека. Она приходит к пожилым в ту пору, когда их ноги уже утратили былую силу. Ее зов слышат и те, кто едва прошел половину жизненного пути. И часто она заставляет замолкнуть детский смех.

Какова жизнь после смерти? Или смерть – это конец всему? Роберт Блатчфорд в своей книге God and My Neighbor (Бог и мой сосед) подверг яростной атаке общепринятые христианские понятия, такие, как Бог, Христос, молитва и бессмертие. Он самонадеянно утверждал, что смерть – это конец нашего существования и что никто не может доказать иное. Затем произошло нечто удивительное. Его стена скептицизма внезапно разрушилась в прах. Он оказался одиноким и беззащитным. Медленно он начал возвращаться к той вере, которую подвергал нападкам и высмеивал. Что же вызвало такую резкую перемену в его мировоззрении? Его жена умерла. С сокрушенным сердцем он вошел в комнату, где лежало то, что осталось от нее, – ее плотская оболочка. Он еще раз взглянул на то лицо, которое он так любил. Выходя, он сказал другу: «Это она, и все же это не она. Все изменилось. Чего-то, что прежде было у нее, уже нет. Она уже не та. Что же могло уйти, если не душа?».

Позднее он писал: «Смерть не такая, какой ее представляют себе некоторые люди. Умереть – это как будто перейти в другую комнату. В той другой комнате мы найдем… дорогих женщин, и мужчин, и милых детей, которых мы любили и потеряли»12.

Мои братья и сестры, мы знаем, что смерть – это не конец. Этой истине учат нас живущие Пророки во все времена. Эту истину можно найти и в наших Священных Писаниях. В Книге Мормона мы читаем особенно утешительные слова:

«И ныне, касательно состояния души между смертью и воскресением. Вот, мне было открыто ангелом, что духи всех людей, как только они оставляют это смертное тело, да, духи всех людей, будь они добрые или злые, возвращаются домой, к тому Богу, Который дал им жизнь.

И тогда будет так, что духи тех, кто праведны, принимаются в состояние счастья, которое называется раем, состояние отдыха, состояние покоя, где они будут отдыхать от всех своих бед и от всех забот и скорбей»13.

После того, как Спаситель был распят и Его тело пролежало в гробнице три дня, дух снова вошел в него. Камень был отвален, и воскресший Искупитель явился, облаченный в бессмертное тело из плоти и костей.

Ответ на вопрос Иова: «Когда умрет человек, то будет ли он опять жить?» – был получен, когда Мария и другие приблизились к гробнице и увидели двух мужчин в сверкающем одеянии, которые сказали им: «Что вы ищете живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес»14.

В результате победы Христа над могилой мы все воскреснем. Это и есть Искупление души. Павел писал: «Есть тела небесные и тела земные; но иная слава небесных, иная земных»15.

Мы стремимся к целестиальной славе. Мы желаем пребывать в присутствии Бога. Мы хотим стать членами вечной семьи. Эти благословения мы можем получить, если всю жизнь будем стремиться к ним, искать их, каяться, чтобы наконец достичь своей цели.

Откуда мы пришли? Зачем мы здесь? Куда мы отправимся после этой жизни? Эти вопросы больше не будут оставлены без ответа. От всей души и в глубочайшем смирении я свидетельствую, что все, о чем я говорил, – истина.

Наш Небесный Отец радуется за тех, кто соблюдает Его заповеди. Он заботится и о потерявшемся ребенке и опаздывающем домой подростке, о своенравном юноше и безответственном родителе. Учитель с любовью обращается к ним и говорит каждому: «Возвращайтесь! Идите сюда. Идите ко Мне. Возвращайтесь домой. Придите ко Мне».

Через неделю мы будем праздновать Пасху. Наши мысли обратятся к жизни Спасителя, Его смерти и Его Воскресению. Как Его особый свидетель, я свидетельствую вам, что Он жив и что Он ждет нашего триумфального возвращения. О том, чтобы такое возвращение состоялось, я смиренно молюсь во Его святое имя – самого Иисуса Христа, нашего Спасителя и Искупителя, аминь.