2008
Где стоите, там и поднимайте
назад вперед

Где стоите, там и поднимайте

Каждый носитель священства стоит на своем месте и имеет важное задание, которое может выполнить только он.

President Dieter F. Uchtdorf

Возлюбленные братья, для меня высокая честь быть с вами на этом всемирном собрании носителей священства. Вместе с вами я благодарен за присутствие нашего возлюбленного Пророка, Президента Томаса С. Монсона, и президента Айринга. Братья, мы благодарим вас за вашу верность и нравственную силу. Это действительно огромная привилегия и радость – быть частью этого великого братства.

Где стоите, там и поднимайте

Несколько лет назад в нашем молитвенном доме в Дармштадте, Германия, группу братьев попросили перетащить рояль из причастного зала в соседний зал культурных мероприятий, где он был нужен для музыкального вечера. Никто из них не был профессиональным грузчиком, и задача по перемещению столь тяжелого музыкального инструмента через весь причастный зал в зал культурных мероприятий казалась почти нереальной. Каждый понимал, что тут нужна не только физическая сила, но и безупречная слаженность. Было много разных идей, но ни одна не помогала удержать инструмент в равновесии. Братья группировались то по силе, то по росту, то по возрасту – ничего не получалось.

Когда они стояли вокруг рояля, не зная, что делать дальше, один мой хороший друг, брат Ханно Лушин, сказал: «Братья, станьте ближе друг к другу и где стоите, там и поднимайте».

Это выглядело слишком просто. Однако каждый поднял там, где стоял, и рояль, оторвавшись от земли, поплыл в зал культурных мероприятий как на крыльях. Это и было решением проблемы. Им просто нужно было встать ближе друг к другу и поднимать там, где они стояли.

Я часто думаю об этой простой идее брата Лушина и поражаюсь ее глубине. Сегодня я хотел бы обсудить эту тему: «Где стоите, там и поднимайте».

Одни хотят руководить, другие – спрятаться

Несмотря на кажущуюся простоту, поднимать там, где стоим, – это принцип силы. Большинство известных мне носителей священства понимают этот принцип и следуют ему в жизни. Они готовы засучить рукава и взяться за любую работу. Они верно исполняют свои обязанности священства. Они возвеличивают свои призвания. Они служат Господу, служа другим. Они стоят плечом к плечу и поднимают там, где стоят.

Однако есть и такие, кто не всегда ладит с этим принципом. И, делая что-нибудь, они, кажется, попадают в один из двух лагерей: либо стремятся руководить, либо стремятся спрятаться. Одних притягивает корона, других – пещера.

Те, кто стремится руководить

Те, кто стремится руководить, возможно, чувствуют, что способны на большее, чем то, о чем их сейчас просят. Некоторые, наверное, думают: «Будь я епископом, я бы горы свернул». Они полагают, что их способности гораздо выше их призвания. Возможно, будь они на важном руководящем посту, они бы усердно трудились ради великих свершений. Но сейчас они недоумевают: «На что я вообще могу повлиять, будучи просто домашним учителем или советником в президентстве кворума?»

Те, кто стремится спрятаться

Те, кто стремится спрятаться, возможно, чувствуют себя слишком занятыми, чтобы служить в Церкви. Когда надо вымыть причастный зал, когда семье Мендез надо помочь с переездом, когда епископ призывает их провести урок, у них всегда есть отговорка.

Двадцать лет назад Президент Эзра Тафт Бенсон приводил отчеты от епископов и президентов кольев о том, что некоторые прихожане «отклоняют призвания служить, заявляя, что они ‹слишком заняты› или что у них ‹нет времени›. Другие принимают такие призвания, но отказываются возвеличивать эти призвания».

Президент Бенсон далее сказал: «Господь ожидает, чтобы у каждого из нас было призвание в Его Церкви, чтобы другие могли благословляться нашими талантами и влиянием»1.

Как ни странно, первопричина обеих тенденций – стремления руководить и стремления спрятаться – часто бывает одна: эгоизм.

Лучший путь

Есть лучший путь, указанный нам Самим Спасителем: «Кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом»2.

Когда мы стремимся служить другим людям, нами движет не эгоизм, но милосердие. Так жил Иисус Христос, и так должен жить носитель священства. Спаситель был чужд честолюбия; сатана предложил Ему все царства и славу мира, но Иисус отверг это предложение сразу и полностью3. Живя на Земле, Спаситель, должно быть, часто испытывал усталость и давление, едва ли уделяя Себе минутку. При этом Он всегда находил время для больных, горюющих и отверженных.

Несмотря на этот яркий пример, мы слишком легко и часто ловим себя на том, что ищем людских почестей, вместо того чтобы служить Господу всей своей мощью, разумом и силой.

Братья, когда мы предстанем пред Господом на суд, будет ли Он смотреть на положение, которое мы занимали в мире или даже в Церкви? Думаете ли вы, что для Него будут много значить какие-нибудь наши титулы, кроме титулов «муж», «отец», «носитель священства»? Думаете ли вы, что Ему будет интересно, как сильно мы были заняты и сколько посетили важных собраний? Полагаете ли вы, что ваши бесконечные деловые встречи оправдают неспособность выкроить время для жены и детей?

Господь судит совсем не так, как мы. Он благоволит благородному слуге, а не служащему себе благородию.

Те, кто смирен в этой жизни, будут увенчаны венцами славы в следующей. Сам Иисус преподал это учение, рассказав о богаче, который одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал, в то время как нищий Лазарь желал напитаться крошками, падающими со стола богача. В следующей жизни Лазарь оказался во славе рядом с Авраамом, а богач был брошен в ад, где в муках возводил глаза свои4.

Пример Джона Роу Мойла

В этом году исполняется 200 лет со дня рождения Джона Роу Мойла. Джон был новообращенным членом Церкви, который оставил свой дом в Англии и отправился в Долину Соленого озера в отряде с ручными тележками. Он построил дом для своей семьи в маленьком городке на противоположном от Солт-Лейк-Сити краю долины. Джон был искусным каменотесом, и по этой причине его попросили работать над храмом в Солт-Лейк-Сити.

Каждый понедельник Джон уходил из дому в два часа ночи и шел шесть часов, чтобы вовремя быть на месте. В пятницу он заканчивал работу в пять часов вечера и приходил домой чуть раньше полуночи. Он делал это год за годом.

Однажды, когда он занимался домашним хозяйством, корова лягнула его в ногу, вызвав сложный перелом. При том уровне развития медицины единственным выходом была ампутация. Поэтому члены семьи и друзья Джона привязали его к двери и лучковой пилой ампутировали ему ногу чуть ниже колена.

Несмотря на столь грубую операцию, нога стала заживать. Как только Джон научился сидеть в кровати, он принялся вырезать себе деревянную ногу с хитроумным суставом, служившим лодыжкой для искусственной стопы. Ходить на этом протезе было мучительно больно, но Джон не сдавался, упорно тренировался, и в конце концов смог одолевать каждую неделю по 40 километров до храма в Солт-Лейк-Сити, где снова приступил к работе.

Его руками выбиты слова «Святыня Господня», которые сияют сегодня золотом для всех посетителей храма в Солт-Лейк-Сити.5

Джон сделал это не ради людской похвалы. И он не уклонился от своего долга, хотя у него были для этого все причины. Он знал, чего ждет от него Господь.

Спустя много лет внука Джона, Генри Д. Мойла, призвали служить в Кворуме Двенадцати, а потом и в Первом Президентстве Церкви. Служение президента Мойла в этих призваниях было почетным, но служение его дедушки Джона, пусть и не настолько широко известное, столь же угодно Господу. Характер Джона и его наследие жертвенности служат флагом верности и знаменем долга для его семьи и для Церкви. Джон Роу Мойл понимал, что значит «где стоите, там и поднимайте».

Пример 2000 воинов Геламана

Признание редко служит показателем ценности нашего служения. Мы, например, не знаем имен никого из 2 000 сыновей Геламана. Как личности, они безымянны. Зато имя этой группы, их имя будут всегда помнить за честность, отвагу и готовность служить. Все вместе они совершили то, что ни один из них не мог совершить в одиночку.

Это урок для нас, братья во священстве. Стоя плечом к плечу и поднимая там, где стоим, заботясь о славе Царства Божьего более, нежели о собственном престиже или удовольствии, мы можем совершить гораздо больше.

Каждое призвание – это возможность служить и расти

Нет призваний, которые ниже нас. Каждое призвание дает возможность служить и расти. Господь организовал эту Церковь так, чтобы каждый ее член мог служить, что, в свою очередь, приводит к личному духовному росту. Каким бы ни было ваше призвание, я увещеваю вас рассматривать его как возможность не только укреплять и благословлять других, но и становиться такими, какими вас хочет видеть Небесный Отец.

Посещая колья Сиона с целью реорганизовать президентство того или иного кола, я иногда удивлялся, когда на собеседовании брат говорил мне, будто ему было открыто, что он будет в следующем президентстве.

Услышав такое в первый раз, я не знал, как реагировать.

Прошло какое-то время, прежде чем Святой Дух дал мне понимание. Полагаю, что у Господа есть конкретное призвание для каждого человека. Иногда Он дает нам духовные подсказки, говорящие, что мы достойны служить в каких-то призваниях. Это – духовное благословение, знак щедрости от Бога.

Но иногда мы не слышим другую часть того, что нам говорит Господь: «Хоть ты и достоин служить на этом посту, – может сказать Он, – это не то, к чему Я тебя призываю. Я же хочу, чтобы ты поднимал там, где стоишь». Он знает, что нам нужнее.

Поручение, которое можете выполнить только вы

Каждый носитель священства стоит на своем месте и имеет важное задание, которое может выполнить только он.

Все мы слышали о том, как Президент Монсон посещает и благословляет стариков и больных, всегда уделяет внимание их потребностям, принося им радость, утешение и любовь. Президент Монсон держится очень естественно, помогая людям быть лучшего мнения о самих себе. Разве не было бы здорово, если бы Президент Монсон мог навещать каждую семью в нашей Церкви и заботиться о ней?

Да, было бы. Но, конечно, он не может – и не должен. Господь не просит его об этом. Господь просит нас, домашних учителей, любить и заботиться о закрепленных за нами семьях. Господь не просит Президента Монсона организовать и провести наш семейный домашний вечер. Он хочет, чтобы это сделали мы, как отцы.

Вы можете подумать, что есть другие, более способные или опытные, кто смог бы выполнять ваше призвание или поручение лучше вас, но Господь не случайно возложил на вас эту ответственность. Могут быть люди и сердца, к которым только вы найдете дорожку. Возможно, никто больше не сможет это сделать так, как вы.

Наш Небесный Отец просит, чтобы мы представляли Его в этой благородной работе, поддерживая и благословляя Его детей. Он просит нас твердо стоять, с силой священства в сердцах и душах, и отдавать нашему нынешнему призванию все наши силы.

Братья, какими бы сильными вы ни были, вы не можете и вы не должны сами поднимать рояль. Точно так же никто из нас не может и не должен продвигать работу Господа в одиночку. Но если мы все встанем плечом к плечу там, где указал Господь, и будем поднимать там, где стоим, то ничто не сможет помешать этой Божественной работе продвигаться вперед и вверх.

Братья, давайте не будем ни домогаться постов, ни увиливать от служения.

Будем же всегда помнить этот глубокий урок: мы знаменосцы Господа Иисуса Христа, поддерживаемые Святым Духом Бога, верные и истинные до конца, каждый готов все отдать делу Сиона и связан заветом стоять вместе друг с другом и поднимать там, где мы стоим.

Об этом я молюсь и оставляю вам свое благословение и свою любовь во имя Иисуса Христа, аминь.

ЛИТЕРАТУРА

  1. The Teachings of Ezra Taft Benson (1988), 451–52; см. также Ensign, «Provo Tabernacle Rededicated,» Dec. 1986, 70.

  2. От Матфея 20:27.

  3. См. от Матфея 4:8–10.

  4. См. от Луки 16:19–31.

  5. См. Gene A. Sessions, ed., «Biographies and Reminiscences from the James Henry Moyle Collection,» typescript, Church Archives, The Church of Jesus Christ of Latter-day Saints, 203.