2010–2019
О чем ты только думаешь?

О чем ты только думаешь?

Старейшина У. Крейг Цвик

Я прошу вас, с внимательным участием к опыту другого человека, почаще задавать себе такой вопрос: «О чем ты думаешь?»

Сорок один год назад вместе с моей прекрасной женой Джен и нашим маленьким сыном Скотти я взобрался на водительское кресло 18-колесного тягача с полуприцепом. Мы везли тяжелый груз строительных материалов через несколько штатов.

В те времена не было правил использования ремней безопасности или автомобильных кресел для детей. Моя жена держала нашего драгоценного сына на руках. Ее замечание о том, что мы находимся очень высоко над землей, должно было навести меня на мысль о том, как сильно она волнуется.

Когда мы уже спускались, преодолев исторический перевал Доннер, отрезок дороги с крутым спуском, кабину тягача совершенно неожиданно заполнил густой дым. Ничего не было видно, и мы едва могли дышать.

Для тяжело нагруженного тягача одних тормозов для быстрого снижения скорости недостаточно. Используя моторный тормоз-замедлитель и переходя на пониженные передачи, я отчаянно старался остановиться.

В тот момент, когда я свернул на обочину, но мы еще не остановились полностью, жена распахнула дверцу кабины и выпрыгнула, держа в руках нашего малыша. Я смотрел, как они упали в грязь, но ничем не мог им помочь.

Как только мне удалось остановить тягач, я выскочил из задымленной кабины. Не помня себя, я перелетел через камни и кусты и заключил их в объятия. Предплечья и локти Джен были разбиты и кровоточили, но, к счастью, и она сама, и наш сын были живы. Я крепко сжимал их в объятиях, пока на обочине не осела пыль.

Когда я немного успокоился и снова смог дышать, то неожиданно выпалил: «О чем ты только думала? Представляешь, как это было опасно? Ты же могла погибнуть!»

Она снова посмотрела на меня; слезы катились по ее испачканным копотью щекам, и сказала то, что глубоко тронуло мое сердце и до сих пор звучит в моих ушах: «Я просто пыталась спасти нашего сына».

В тот момент я понял: она думала, что загорелся мотор, и испугалась, что тягач взорвется и все мы погибнем. Тем не менее, я понял, что это был отказ электрооборудования – вещь опасная, но не смертельная. Я посмотрел на свою драгоценную жену, нежно поглаживавшую головку нашего маленького сына, и подумал: какая женщина могла бы поступить так же смело?

Эта ситуация могла бы стать столь же опасной в эмоциональном отношении, как и отказ двигателя. После молчания, затянувшегося на достаточное время, когда каждый из нас думал, что виноват другой, наконец мы стали с благодарностью выражать свои чувства, которые и стали причиной всплеска эмоций. Проявление любви и страх за жизнь близких помогли опасному происшествию не стать фатальным и разрушительным по отношению к нашему драгоценному браку.

Павел предупреждал: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания… дабы оно доставляло благодать слушающим» (к Ефесянам 4:29). Его слова звучат совершенно ясно.

Какой смысл имеет для вас выражение «гнилое слово»? Все мы часто испытываем состояние напряжения и гнева – своего собственного и окружающих. Мы видим проявления неконтролируемой ярости в общественных местах. Мы переживаем это как своего рода эмоциональное «короткое замыкание» во время спортивных мероприятий, на политической арене и даже в наших собственных домах.

Иногда дети разговаривают со своими любимыми родителями так, что их речь напоминает острое лезвие. Супруги, пережившие вместе наиболее значительные и самые серьезные события в жизни, теряют понимание и терпение в отношениях друг с другом и повышают голос. Каждому из нас, несмотря на то, что мы заветные дети любящего Небесного Отца, приходилось сожалеть о необдуманном выводе, сделанном с высоты нашего самоуверенного суждения, и о неуважительных и резких словах, которые мы произнесли еще до того, как поняли ситуацию, увидев ее с другой стороны. У всех нас была возможность узнать, что губительные слова могут превратить опасную ситуацию в фатальную.

В одном из последних писем Первого Президентства ясно сказано: «Евангелие Иисуса Христа учит нас любить всех людей и относиться к ним по-доброму и корректно – даже если мы с ними не согласны» (письмо Первого Президентства, 10 января 2014 года). Какое впечатляющее напоминание о том, как мы можем и должны участвовать в продолжающемся гражданском диалоге, особенно если смотрим на мир с разных точек зрения!

Человек, написавший Притчи, дал нам наставление: «Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает ярость» (Притчи 15:1). «Кроткий ответ» состоит из аргументированного отклика – продуманных слов, исходящих из смиренного сердца. Это не означает, что мы никогда не говорим прямо или что идем на компромисс в отношении доктринальной истины. Слова, звучащие сурово по сути, могут быть и кроткими.

В Книге Мормона содержится замечательный пример уважительной речи, используемой в ситуации несогласия между супругами. Сыновей Сарии и Легия отправили обратно в Иерусалим, чтобы добыть медные листы. Однако домой они не вернулись. Сария думала, что ее сыновья были в опасности; ее переполнял гнев, и ей нужно было кого-нибудь упрекнуть.

Послушайте эту историю с точки зрения ее сына Нефия: «Ибо [моя мать] думала, что мы погибли в пустыне; и она также укоряла моего отца, говоря ему, что он – человек, имеющий видения, и говорила ему: «Вот, ты вывел нас из земли нашего наследия, и нет уже моих сыновей, да и мы погибаем в пустыне» (1 Нефий 5:2).

Давайте теперь подумаем, о чем могла размышлять Сария. Ее переполняла тревога за сыновей, которые иногда бывали вздорными, вернувшихся туда, где жизни ее мужа угрожала опасность. Ей пришлось променять свой чудесный дом и друзей на шатер далеко в пустыне при том, что она была еще достаточно молода, чтобы родить детей. Доведенная до предела своими страхами, Сария, казалось, вполне героически, если не сказать разумно, спрыгнула с высоты несущегося тягача, пытаясь защитить свою семью. Она выразила обоснованную озабоченность своему мужу, используя язык гнева, сомнений и укора – язык, на котором весь человеческий род говорит на редкость умело.

Пророк Легий слышал голос страха, который поддерживал гнев его жены. Затем он ответил с достоинством, используя язык милосердия. Во-первых, он признал истину в том, как все выглядело с ее точки зрения: «И… мой отец обратился к ней, говоря: Я знаю, что я человек, имеющий видения… но [если я] остался бы в Иерусалиме погиб бы вместе со своими братьями» (1 Нефий 5:4).

Затем ее муж обратился к ее страхам в отношении благополучия их сыновей, как Святой Дух явно свидетельствовал ему:

«Но вот я обрёл землю обетования, чему и радуюсь; да, и я знаю, что Господь избавит моих сыновей от рук Лавана и приведёт их снова к нам в пустыню…

И такими словами мой отец, Легий, утешал мою мать… относительно нас» (1 Нефий 5:5–6).

В наше время существует острая необходимость в том, чтобы все люди с уважением относились друг к другу, несмотря на огромные различия в верованиях и поступках, а также при том, что они могут руководствоваться различными мотивами. Совершенно невозможно знать все, что наполняет наш разум и сердце, или полностью понять обстоятельства тех испытаний и решений, с которыми мы сталкиваемся.

Однако, что произойдет с «гнилыми словами», о которых говорил Павел, если наше собственное отношение с самого начала будет включать в себя симпатии к опыту окружающих? Полностью осознавая ограниченность моего собственного несовершенства и свои недостатки, я прошу вас, с внимательным участием к опыту другого человека, почаще задавать себе такой вопрос: «О чем ты думаешь?»

Помните, как удивил Господь Самуила и Саула, избрав юного мальчика-пастуха, Давида из Вифлеема, царем Израилевым? Пророк пояснил ему: «Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лицо, а Господь смотрит на сердце» (1-я Царств 16:7).

Когда кабина нашего тягача наполнилась дымом, моя жена действовала, по ее представлениям, наиболее смелым образом, чтобы защитить нашего сына. Я тоже вел себя как защитник, когда поставил под сомнение ее выбор. Самое ужасное, что было совершенно не важно, кто из нас был прав в большей степени. Важно было слушать друг друга и понимать взгляды друг друга.

Готовность увидеть ситуацию глазами другого человека превратит «гнилое слово» в «доставление благодати». Апостол Павел понимал это, и в какой-то момент каждый из нас тоже должен это испытать. Возможно, это не изменит проблему и не решит ее, но более важно то, что «доставление благодати» сможет изменить нас.

Я приношу смиренное свидетельство о том, что мы можем «доставлять благодать» через сострадание, когда взращиваемый дар Святого Духа пронзает наши сердца заботой о чувствах и обстоятельствах других людей. Это дает нам возможность преобразовать опасные ситуации в святые места. Я свидетельствую о любящем Спасителе, Который «смотрит на [наши] сердца» и понимает, о чем мы думаем. Во имя Иисуса Христа, аминь.