2014
Рождество под рифленым железом
назад вперед

Рождество под рифленым железом

Эрвин И. Виркус, штат Айдахо, США

Latter-Day Saint Voices

Служа в Маниле, Филиппины, во время Второй мировой войны, я часто встречался с небольшими группами других военнослужащих-СПД для проведения причастного собрания. Во время одного из собраний я заметил филиппинку, которая заглядывала в дверной проем, оставшийся вместо двери, в дальнем конце нашего разбитого бомбежками здания. Я подумал, что ее, должно быть, привлекло наше пение. Пока наши глаза были закрыты во время заключительной молитвы, она бесшумно ушла.

Во время одного из ее следующих посещений мы предложили ей присоединиться к нам. Ее звали Анисета Фахардо, и она с радостью приняла наше дружественное предложение. Продолжая посещать наши собрания, она все больше узнавала о восстановленном Евангелии.

Приближалось Рождество, и мы решили благословить Анисету и ее семью несколькими Рождественскими подарками. Мы собрали банки с консервированным молоком, мясом и овощами, пару одеял и набор лекарств, включая пенициллин, предназначенный для лечения заболевшего внука Анисеты.

В сочельник мы собрали наши подарки и пошли в дом Анисеты. Она жила вместе с дочерью и внуком под кусками рифленого железа, прислоненными к кирпичной стене. Это было все, что осталось от их дома после бомбежки. Мы задумались, как они смогут пережить тропические ливни, характерные для этого времени года, в таком ветхом убежище.

Один из солдат притащил ветку мангового дерева и воткнул ее в землю. Мы собрали кое-какие брошенные вещи, чтобы украсить эту ветку.

Анисета и ее семья с радостью и изумлением наблюдали за нами. Увидев подарки, которые мы принесли, они расплакались от счастья и благодарности. Они уже давно не видели и не ели такой пищи, и так растрогались, что какое-то время не могли вымолвить ни слова.

Поскольку это был вечер Рождества, наши мысли обратились к нашим домам и родным. Я вспомнил о телеграмме, полученной два дня назад, в которой меня известили, что я стал отцом. Мы поделились своими чувствами и свидетельствовали о Спасителе и восстановленном Евангелии,

а также заверили эту прекрасную семью, что Спаситель любит их. Они нашли утешение в наших словах, и ощущение мира и покоя наполнило теплом ночной воздух. Затем мы попрощались с нашими дорогими друзьями, пожелав им счастливого Рождества.

Вскоре после этого меня перевели в другой район, и я больше никогда не видел Анисету и ее семью. Но, много лет спустя, открыв Церковный альманах на разделе, посвященном Филиппинам, я прочитал, что Анисета Пабилона Фахардо стала первой филиппинкой, присоединившейся к Церкви на островах1. Какое же чудесное благословение приносит мысль о семенах, посеянных во время того Рождества 1945 года!

Литература

  1. См. «Philippines,» Deseret News 1991–1992 Church Almanac, 157; в последних выпусках Церковного альманаха имя сестры Фахардо записано как «Анелета».

Один из солдат притащил ветку мангового дерева и воткнул ее в землю. Анисета и ее семья с радостью и изумлением наблюдали за нами.