2000–2009
Обучение помогает спасать жизни
назад вперед

Обучение помогает спасать жизни

Мы преподносим ключевое учение, призываем учеников исполнять поручение, данное им Богом, а затем обещаем, что они точно получат благословения.

Как-то раз, когда я служил президентом миссии, я беседовал по телефону со своим старшим сыном. Он был врачом и ехал на работу в больницу. Подъезжая к больнице, он сказал: «Рад был поболтать с тобой, папа, но мне уже пора выходить из машины и идти спасать чьи-то жизни».

Наш сын занимается лечением тяжелобольных детей. Он может спасти ребенку жизнь, если правильно диагностирует заболевание и назначит надлежащее лечение. Я говорил нашим миссионерам, что их работа тоже заключается в том, чтобы помогать спасать жизни – духовную жизнь людей, которых они обучают.

Президент Джозеф Ф. Смит сказал: «Если мы примем истину, то спасемся ею. Мы спасемся не просто потому, что кто-то преподал ее нам, но потому, что мы ее приняли и действовали в соответствии с ней» (Conference Report, Apr. 1902, 86; см. такжеОбучение – нет призвания выше[1999], стр. 49; 1-е к Тимофею 4:16).

Наш сын спасает жизни, делясь своими познаниями в области медицины; миссионеры и церковные учителя помогают спасать жизни, делясь своими познаниями в области Евангелия. Миссионеры и учителя, которые ищут поддержки Духа, обучают надлежащему принципу, призывают своих подопечных жить по нему и приносят свидетельство об обещанных благословениях, не сомневаясь, что они последуют. На недавнем собрании по обучению старейшина Дэвид А. Беднар поделился тремя простыми составляющими эффективного обучения: (1) ключевое учение, (2) призыв к действию и (3) обещанные благословения.

ПособиеПроповедовать Евангелие Моепомогает миссионерам доносить до тех, кого они обучают, ключевое учение, призывать их к действию и получению обещанных благословений. ПособиеОбучение – нет призвания вышепомогает родителям и учителям делать то же самое. Оно играет такую же роль в преподавании Евангелия, как пособиеПроповедовать Евангелие Мое– в миссионерской работе. По этим книгам мы готовимся обучать, а затем, обучая, ищем поддержки Духа.

Президент Томас С. Монсон рассказывает об учительнице Воскресной школы времен его юности, которую звали Люси Герч. Как-то в воскресенье, во время урока, посвященного бескорыстному служению, сестра Герч призвала своих подопечных передать денежный фонд класса по проведению праздников семье одного из учеников, у которого только что умерла мать. Президент Монсон сказал, что, обратившись к ним с таким призывом, сестра Герч «закрыла учебник и открыла наши глаза, уши и сердца навстречу славе Божьей» («Примеры великих учителей» [из материалов Всемирного собрания по обучению руководителей, февраль 2007 г.],Лиахона, июнь 2007 г., стр. 76). Несомненно, сестра Герч готовилась к уроку по учебному пособию, но когда ее посетило вдохновение, она закрыла книгу и призвала учеников претворить в жизнь Евангельский принцип, которому она обучала.

Президент Монсон учил: «Цель обучения Евангелию… заключается не в том, чтобы ‘влить информацию’ в умы учеников… Задача состоит в том, чтобы вдохновить человека на то, чтобы он задумался о принципах Евангелия, прочувствовал их и затем применял их в жизни» (Conference Report, Oct. 1970, 107).

Явившись Пророку Джозефу, Мороний не только передал ему ключевые учения Восстановления, но и сказал, что «у Бога есть поручение для [него], требующее исполнения», а также пообещал, что его имя станет известно во всем мире (см. Джозеф Смит– История 1:33). Все родители и учителя Евангелия – это посланники Бога. Не каждому из нас доведется, подобно сестре Герч и Моронию, обучать будущего Пророка, но все мы обучаем будущих руководителей Церкви. Итак, мы преподносим ключевое учение, призываем учеников исполнять поручение, данное им Богом, а затем обещаем, что они точно получат благословения.

Помню, как однажды в детстве я беззаботно отправился в церковь на собрание Первоначального общества. Придя туда, я с удивлением обнаружил множество родителей, собравшихся на особое мероприятие. И тут меня осенило. Я должен быть принимать участие в мероприятии, но забыл выучить свой текст. Когда подошла моя очередь выступать, я поднялся и встал перед своим стулом, но не смог сказать ни слова. Мне так и не удалось ничего вспомнить, поэтому я просто немного постоял, а затем сел обратно и стал смотреть в пол.

После того случая я принял твердое решение больше никогда не выступать ни на одном церковном собрании. Какое-то время я придерживался этого решения. Затем однажды в воскресенье сестра Лидия Стилман, руководительница Первоначального общества, присела рядом со мной на корточки и попросила подготовить краткое выступление на следующей неделе. Я сказал ей: «Я не выступаю». Она ответила: «Я знаю, но на этот раз выступить можно, потому что я помогу тебе». Я продолжал сопротивляться, но она проявила такую уверенность в моих силах, что от ее предложения было сложно отказаться. Я выступил.

Эта замечательная женщина была посланницей Бога, у Которого для меня было поручение. Она научила меня принимать призвание, независимо от того, насколько неподходящей кандидатурой ты себя ощущаешь. Подобно тому, как Мороний поступил с Джозефом, она проследила, чтобы к моменту выступления я был готов. Эта вдохновенная наставница помогла спасти мою жизнь.

Когда я был подростком, наши уроки Воскресной школы вел вернувшийся миссионер. Его звали брат Питерсон. Каждую неделю он чертил на доске крупную стрелку, направленную из нижнего левого в верхний правый угол. Затем в верхней части доски он писал: «Целься повыше».

Какому бы принципу он ни обучал, он всегда просил нас напрячь все силы и дотянуться чуть выше того места, которое казалось нам досягаемым. Стрелка и те два слова –целься повыше– были нашим постоянным призывом на уроке. Благодаря брату Питерсону мне захотелось хорошо отслужить на миссии, добиться большего успеха в учебе и поднять планку в отношении моей карьеры.

У брата Питерсона было поручение для нас. Его целью было помочь нам «задуматься о принципах Евангелия, прочувствовать их и затем применять их в жизни». Его наставничество помогло спасти мою жизнь.

В девятнадцатилетнем возрасте меня призвали служить на миссии на Tаити, где мне предстояло выучить два иностранных языка: французский и таитянский. В самом начале служения на миссии я сильно разочаровался, поскольку никакого продвижения вперед ни с одним из них не наблюдалось. Каждый раз, когда я пытался говорить по-французски, люди отвечали на таитянском. Когда же я пытался говорить по-таитянски, они отвечали по-французски. Я был почти готов опустить руки.

Но однажды, проходя мимо прачечной комнаты в доме миссии, я услышал, как кто-то зовет меня. Я оглянулся и увидел седовласую таитянку, стоящую в дверном проеме. Она жестом пригласила меня вернуться. Ее звали Тупутеата Му. Она знала только таитянский, я – только английский. Я не понял большей части того, что она пыталась мне сказать, но я понял, что она предлагала мне приходить в прачечную каждый день, чтобы она помогла мне выучить таитянский язык.

Я стал приходить каждый день, чтобы практиковаться, пока она гладит одежду. Сначала я задавался вопросом, принесут ли наши встречи хоть какой-то результат, но постепенно начал понимать, что она говорит. При каждой нашей встрече она сообщала мне о своей полной уверенности в том, что я смогу выучить оба языка.

Сестра Му помогла мне усвоить таитянский язык. Но она помогла мне усвоить нечто гораздо большее. На самом деле она обучала меня первому принципу Евангелия – вере в Господа Иисуса Христа. Она научила меня, что если я буду полагаться на Господа, Он поможет мне сделать то, что казалось невозможным. Она не только помогла спасти мою миссию – она помогла спасти мою жизнь.

Сестра Стилман, брат Питерсон и сестра Му обучали «убеждением, долготерпением, мягкосердечием, и кротостью, и любовью непритворной; добротой и совершенным знанием, которые весьма расширят душу» (У. и З. 121:41–42).Они обучали с добродетелью, которая украшала их помыслы, и благодаря этому Святой Дух постоянно сопутствовал им (см. У. и З. 121:41–46).

Эти великие учителя вдохновляли меня задавать себе вопросы о том, каким образом обучаю я:

  1. Когда я обучаю, воспринимаю ли я себя в качестве посланника Бога?

  2. Помогают ли мои методы подготовки и проведения уроков спасать жизни?

  3. Сосредотачиваюсь ли я на ключевом учении Восстановления?

  4. Могут ли люди, которых я обучаю, ощутить мою любовь к ним, к моему Небесному Отцу и к Спасителю?

  5. Когда меня посещает вдохновение, закрываю ли я учебник и открываю ли их глаза, уши и сердца навстречу славе Божьей?

  6. Приглашаю ли я их исполнять поручения, которые есть для них у Бога?

  7. Выражаю ли я уверенность в их силах, так, чтобы им было трудно отказаться от приглашения к действию?

  8. Помогаю ли я им распознавать обещанные благословения, которые приходят благодаря жизни по тому учению, которое я преподношу?

Изучение и обучение – вовсе не факультативные виды деятельности в Царстве Божьем. Именно с их помощью Евангелие было восстановлено на Земле, и с их помощью мы обретем жизнь вечную. Они прокладывают дорогу к обретению личного свидетельства. Никто не может «быть спасенным в невежестве» (У. и З. 131:6).

Я знаю, что Бог жив. Я свидетельствую, что Иисус есть Христос. Я приношу свидетельство о том, что Пророк Джозеф открыл это устроение, изучая истину, а затем обучая ей. Джозеф задавал вопрос за вопросом, получал Божественные ответы, а затем передавал все, что узнавал сам, детям Бога. Я знаю, что Президент Монсон выражает волю Господа на Земле в наши дни и продолжает учиться и обучать, как это делал Джозеф, поскольку обучение помогает спасать жизни. Во имя Иисуса Христа, аминь.