2010–2019
Лето с двоюродной бабушкой Розой
назад вперед

Лето с двоюродной бабушкой Розой

Когда вы будете следовать по собственной яркой тропе ученичества, я молюсь, чтобы вера укрепляла каждый шаг на вашем пути.

Мои возлюбленные братья и сестры, я невероятно рад быть с вами сегодня и безмерно благодарен за возможность находиться в присутствии нашего дорогого Пророка Томаса С. Монсона. Президент, мы любим вас. Мы опечалены утратой наших троих драгоценных друзей и верных Апостолов Господа. Нам не хватает Президента Пэкера, старейшины Пэрри и старейшины Скотта; мы любим их. Мы молимся за их семьи и друзей.

Я всегда с нетерпением жду этой сессии конференции – прекрасная музыка и совет от наших вдохновенных сестер приносят Духа в великом изобилии. Я становлюсь лучше, побывав в вашей компании.

Когда я думал о том, что сказать вам сегодня, мои мысли обратились к тому, как учил Спаситель. Интересно, как Он мог обучать самым возвышенным истинам, используя простые истории. Его притчи побуждали Его учеников принимать истины не только умом, но и сердцем, и соединять вечные принципы с их повседневной жизнью1. Наш дорогой Президент Монсон – также мастер обучать историями из личной жизни, историями, которые трогают сердце2.

Сегодня я тоже поделюсь своими мыслями и чувствами в форме истории. Я призываю вас слушать с Духом. Святой Дух поможет найти в этой притче адресованное вам послание.

Двоюродная бабушка Роза

Эта история о девочке по имени Ева. Есть две важные вещи, которые вы должны знать о Еве. Первая: в этой истории ей было 11 лет. И вторая: она совсем не желала уезжать к своей двоюродной бабушке Розе. Совершенно. Категорически.

Но матери Евы предстояла операция, которая требовала длительного восстановления. Поэтому родители Евы отправляли ее на лето к двоюродной бабушке Розе.

В голове у Евы была тысяча доводов против этой идеи. Во-первых, это значило быть вдали от мамы. Это также значило покинуть семью и друзей. И, кроме того, она даже не знала двоюродную бабушку Розу. Ей было вполне удобно, спасибо большое, именно там, где она была.

Но ни споры, ни закатывание глаз не могли поколебать это решение. Так что Ева собрала чемодан, и отец повез ее за тридевять земель в дом двоюродной бабушки Розы.

Едва переступив порог этого дома, Ева возненавидела его.

Все было такое древнее! На каждом шагу были натыканы старые книги, странного цвета бутылки и пластиковые коробки, полные бисера, бантов и пуговиц.

Двоюродная бабушка Роза жила там одна; она никогда не была замужем. Единственным обитателем, кроме нее, был серый кот, который выискивал в каждой комнате самую высокую точку, забирался туда и таращился, как голодный тигр, на все, что было внизу.

Даже сам дом казался одиноким. Он стоял в сельской местности, где дома находятся далеко друг от друга. И никаких сверстников Евы на километр. Еве тоже было одиноко.

Сначала она почти не обращала внимания на двоюродную бабушку Розу. В основном она думала о маме. Иногда она не спала ночью и молилась всей душой о том, чтобы мама поправилась. И хотя это не случилось сразу, Ева стала чувствовать, что Бог присматривает за ее мамой.

Наконец стало известно, что операция прошла успешно, и все, что теперь оставалось Еве, – это дотерпеть до конца лета. Но как же ей не нравилось терпеть!

Успокоившись насчет мамы, Ева стала чуть больше замечать двоюродную бабушку Розу. Это была крупная женщина, и все у не было крупное: голос, улыбка, личность. Ей было нелегко передвигаться, но она всегда пела и смеялась, когда работала, и звук ее смеха наполнял дом. Каждый вечер она садилась на мягкий диван, доставала Священные Писания и читала вслух. И, читая, она иногда восклицала: «Ну зачем же он это сделал!» Или «Я бы все отдала, чтобы оказаться там!» Или «Разве может быть что-нибудь прекраснее этого?» И каждый вечер, когда они обе опускались на колени у постели Евы, чтобы помолиться, двоюродная бабушка Роза произносила самые красивые молитвы, благодаря Небесного Отца за голубых соек и хвойные деревья, за закаты и звезды и за «чудесную возможность жить». Еве казалось, что Роза знает Бога как друга.

Со временем Ева сделала удивительное открытие: двоюродная бабушка Роза, вероятно, самый счастливый человек из всех, кого она знала.

Но как такое возможно?

Чему она может радоваться?

Она никогда не была замужем, у нее нет детей, ей не с кем общаться, кроме этого жуткого кота, и ей трудно делать самое простое, например, завязывать шнурки и подниматься по лестнице.

Отправляясь в город, она надевала ужасно большие, яркие шляпы. Но люди не смеялись над ней. Наоборот, они толпились вокруг, желая поговорить с ней. Когда-то Роза была школьной учительницей, и ее бывшие ученики – теперь уже взрослые, со своими детьми, – останавливались поболтать с ней. Они благодарили ее за благотворное влияние, которая она оказала на их жизнь. Они часто смеялись. Иногда они даже плакали.

Шло лето, и Ева проводила с Розой все больше и больше времени. Они много гуляли, и Ева научилась отличать воробьев от вьюрков. Она собирала дикую бузину и делала мармелад из апельсинов. Она узнала о своей прапрабабушке, которая оставила любимую родину, переплыла океан и пересекла равнины, чтобы быть со Святыми.

Вскоре Ева сделала еще одно потрясающее открытие: мало того, что двоюродная бабушка Роза – один из счастливейших известных ей людей, так еще и сама Ева становится счастливее, находясь рядом с ней.

Теперь лето пролетало все быстрей. Однажды двоюродная бабушка Роза сказала, что скоро Еве возвращаться домой. И хотя Ева с нетерпением ждала этого момента с того дня, как приехала, сейчас она уже не знала, как к этому относиться. Она осознала, что ей будет не хватать этого странного старого дома с котом-охотником и любимой двоюродной бабушки Розы.

Накануне того дня, когда отец приехал за ней, Ева задала вопрос, который беспокоил ее много недель: «Тетя Роза, почему ты такая счастливая?»

Тетя Роза посмотрела на нее внимательно и потом подвела ее к картине, которая висела в передней. Это был подарок от одного талантливого доброго друга.

«Что ты тут видишь?» – спросила она.

Ева уже видела эту картину, но не разглядывала ее внимательно. Девушка в одежде пионеров скачет по ярко-синей тропе. Трава и деревья – сочного зеленого цвета. Ева сказала: «На картине девушка. Кажется, она скачет».

«Да, это девушка-пионер, и она радостно скачет, – сказала тетя Роза. – Я представляю, сколько было темных и мрачных дней у тех пионеров. Их жизнь была такая трудная – мы даже не можем вообразить. Но на этой картине все яркое и полное надежды. У этой девушки пружинящий шаг, она идет вперед и вверх».

Ева молчала, и двоюродная бабушка Роза продолжила: «В жизни достаточно неурядиц, и каждый может скатиться в лужу пессимизма и грязь уныния. Но я знаю людей, которые, даже когда им трудно, концентрируются на удивительных и чудесных сторонах жизни. Эти люди – самые счастливые из тех, кого я знаю».

«Но, – сказала Ева, – ведь нельзя просто выключить печаль и включить радость».

«Пожалуй, нельзя, – мягко улыбнулась тетя Роза, – но Бог создал нас не для печали. Он создал нас, чтобы мы радовались!3 Поэтому, если мы будем доверять Ему, Он будет помогать нам замечать добрые, яркие, полные надежды стороны жизни. И, конечно же, мир станет ярче. Это не случается вдруг, но, честно, сколько хорошего случается? Кажется, самое лучшее, например, домашний хлеб или апельсиновый мармелад требуют терпения и труда».

Ева задумалась об этом на мгновение и сказала: «Возможно, это не так просто для людей, у которых не все идеально в жизни».

«Милая Ева, разве ты думаешь, что моя жизнь идеальна?» Тетя Роза села с Евой на мягкий диван. «Однажды я была так выбита из колеи, что не хотела жить».

«Ты?» – спросила Ева.

Тетя Роза кивнула. «Мне так многого хотелось в жизни». В ее голосе проступила печаль, которую Ева никогда раньше не слышала. «Почти ничего из этого не произошло. Приходило одно разочарование за другим. Однажды я поняла, что моим надеждам не суждено сбыться. Это был угнетающий день. Я готова была сдаться и стать несчастной».

«И что же ты делала?»

«Какое-то время ничего. Я просто злилась. Рядом со мной лучше было не появляться». Потом она усмехнулась, но это не был ее обычный раскатистый смех. «В моей голове снова и снова звучала песня ‘Это несправедливо’. Но в конце концов я обнаружила нечто, перевернувшее всю мою жизнь».

«Что это было?»

«Вера, – улыбнулась тетя Роза. – Я обнаружила веру. А вера привела к надежде. Вера и надежда давали мне уверенность в том, что когда-нибудь все обретет смысл, что благодаря Спасителю все неправильное станет правильным. После этого я увидела, что тропа передо мной не такая уж мрачная и пыльная, как я думала. Я стала замечать яркую синеву, сочную зелень и огненный багрянец, я решила, что у меня есть выбор: можно повесить голову и тащиться по пыльной дорожке жалости к самой себе, или же вооружиться верой, надеть яркое платье, танцевальные туфли и с песней скакать по тропе жизни». Теперь ее голос скакал, как та девушка на картине.

Тетя Роза дотянулась до столика и положила на колени потрепанные Священные Писания. «Не думаю, что у меня была клиническая депрессия – из нее едва ли можно выйти своими силами. Но несчастной я точно стала своими силами! Да, у меня бывали темные дни, но все мои тягостные мысли и беспокойства ничего бы не изменили, было бы только хуже. Вера в Спасителя учила меня: что бы там ни было в прошлом, у моей истории может быть счастливый конец».

«Откуда ты это знаешь?» – спросила Ева.

Тетя Роза перевернула страничку в Библии и сказала: «Вот, здесь:

‘Бог… будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их.

И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло’»4.

Двоюродная бабушка Роза посмотрела на Еву. Она широко улыбнулась и прошептала с едва заметной дрожью в голосе: «Разве может быть что-нибудь прекраснее этого?»

Да, это кажется прекрасным, подумала Ева.

Тетя Роза перевернула несколько страниц и предложила Еве прочитать: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его»5.

«Какое великолепное будущее! – сказала тетя Роза. – Зачем погружаться в прошлое или настоящее, которое идет не так, как мы задумали?»

Ева нахмурила брови. «Минуточку, – сказала она. – По-твоему, быть счастливой – это ожидать счастья в будущем? Разве все наше счастье в вечности? Не может ли что-то из него случиться в настоящем?»

«Конечно может!» – воскликнула тетя Роза. «Милое дитя, настоящее – это часть вечности. Не думай, что она начинается только после смерти! Вера и надежда откроют тебе глаза на то счастье, которое перед тобой.

В одном стихотворении говорится: ‘Вечность состоит из моментов настоящего’6. Я не хотела, чтобы моя вечность состояла из темных и пугающих моментов. И я не хотела жить во мраке бункера, стиснув зубы, закрыв глаза и с обидой претерпевая до этого горького конца. Надежда дала мне веру, чтобы я могла радостно жить сейчас!»

«Что же ты тогда делала? – спросила Ева.

«Я проявляла веру в Божьи обещания, наполняя свою жизнь полезными делами. Я ходила в школу. Получила образование. Это привело меня к любимому делу».

Ева задумалась об этом на мгновение и сказала: «Уверена, что не занятость сделала тебя счастливой. Есть много занятых людей, которые не счастливы».

«Откуда у тебя такая мудрость в твои годы? – спросила тетя Роза. – Ты абсолютно права. И большинство этих занятых, несчастных людей забыли одно, самое важное на свете, то, что, по словам Иисуса, составляет сердце Его Евангелия».

«Что же это?» – спросила Ева.

«Это любовь – чистая любовь Христа, – сказала Роза. – Видишь ли, все остальное в Евангелии – все эти надобно и должно и нужно – ведут к любви. Когда мы любим Бога, мы хотим служить Ему. Мы хотим быть похожими на Него. Когда мы любим своих ближних, мы уже не думаем так много о собственных проблемах и помогаем другим решать их проблемы»7.

«И это делает нас счастливыми?» – спросила Ева.

Двоюродная бабушка Роза кивнула и улыбнулась, в ее глазах стояли слезы. «Да, милая. Это делает нас счастливыми».

Перемены

На следующий день Ева обняла свою двоюродную бабушку Розу и поблагодарила ее за все, что она сделала. Она вернулась домой к семье и к друзьям, в свой дом и в свои места.

Но она уже была другой.

Взрослея, Ева часто думала о словах своей двоюродной бабушки Розы. Ева вышла замуж, воспитала детей и прожила долгую и прекрасную жизнь.

Однажды, стоя в своем доме и любуясь картиной с девушкой в одежде пионеров, скачущей по ярко-синей тропе, она осознала, что уже достигла того возраста, в каком была ее двоюродная бабушка Роза в то замечательное лето.

Осознав это, она ощутила в сердце особую молитву. Ева испытала благодарность за свою жизнь, за свою семью, за восстановленное Евангелие Иисуса Христа и за то давнее лето, когда двоюродная бабушка Роза8 рассказывала ей о вере, надежде и любви9.

Благословение

Мои возлюбленные сестры, мои дорогие подруги во Христе, я надеюсь и молюсь, чтобы что-то из этой истории тронуло ваше сердце и вдохновило вашу душу. Я знаю, что Бог жив, и что Он любит каждого из нас.

Когда вы будете следовать по собственной яркой тропе ученичества, я молюсь, чтобы вера укрепляла каждый шаг на вашем пути, чтобы надежда открывала вам глаза на ту славу, которую Небесный Отец приготовил для вас, и чтобы любовь к Богу и ко всем Его детям наполняла ваши сердца. Как Апостол Господа, я оставляю вам это как мое свидетельство и благословение во имя Иисуса Христа, аминь.

Литература

  1. См., например, от Матфея 13:24–30; 18:23–35; 20:1–16; 22:1–14; 25; от Луки 10:25–37; 15:11–32.

  2. См., например, Томас С. Монсон, «Ведомые в безопасности домой», Лиахона, ноябрь 2014 г., стр. 67–69; «Любовь: суть Евангелия», Лиахона, май 2014 г., стр. 91–94; «Нам никогда не придется идти в одиночку», Лиахона, ноябрь 2013 г., стр. 121–124; «Послушание приносит благословения», Лиахона, май 2013 г., стр. 89–92.

  3. См. 2 Нефий 2:25.

  4. Откровение 21:3–4.

  5. 1-е Коринфянам 2:9.

  6. «Forever – is composed of Nows», Final Harvest: Emily Dickinson’s Poems, sel. Thomas H. Johnson (1961), 158; см. также poetryfoundation.org/poem/182912.

  7. См. от Луки 9:24.

  8. «Often the prickly thorn produces tender roses» (Ovid, Epistulae ex ponto, book 2, epistle 2, line 34; «Saepe creat molles aspera spina rosas»).

  9. См. Мороний 7:42.