2010–2019
«Отваж[ен] – и пусть ты один»

«Отваж[ен] – и пусть ты один»

Давайте никогда не терять мужества и будем готовы отстаивать то, во что мы верим.

Мои возлюбленные братья, быть с вами сегодня вечером – огромная привилегия. Мы, носители Божьего священства, связаны замечательными узами братства.

В тридцать шестом стихе 121-го раздела Учения и Заветов сказано, «что права священства нераздельно связаны с силами небесными». Каким чудесным даром мы наделены – священством, «нераздельно связан[ным] с силами небесными»! Однако с этим драгоценным даром приходят не только особые благословения, но также и священные обязанности. Мы обязаны жить так, чтобы всегда быть достойными священства, возложенного на нас. Мы живем во времена, когда вокруг много того, что способно соблазнить нас и увести на пути, ведущие к погибели. Чтобы избегать таких путей, требуются неуклонная решимость и мужество.

Я помню время – некоторые из собравшихся здесь сегодня тоже его помнят, – когда нравственные нормы большинства людей были во многом схожи с нашими. Теперь все не так. Недавно я прочитал статью в газете New York Times об одном исследовании, проведенном летом 2008 года. Выдающийся социолог из Нотр-Дамского университета во главе группы исследователей провел обстоятельные беседы с 230 молодыми взрослыми по всей Америке. Думается, вполне можно предположить, что результаты были бы аналогичными в большинстве стран мира.

Поделюсь с вами всего одним фрагментом этой весьма красноречивой статьи:

«Лица, проводящие опрос, задавали открытые вопросы о том, что правильно и что нет, о нравственных дилеммах и смысле жизни. Из хаотичных ответов… видно, что молодые люди старательно пытаются внятно ответить на поставленные вопросы. Но для этого им просто не хватает понятий или словарного запаса.

На предложение описать нравственную дилемму, с которой они когда-либо сталкивались, две трети молодежи не смогли дать ответа или описали проблемы, не имеющие никакого отношения к нравственности, например, случаи, когда им удалось снять жилье или набрать достаточно мелочи, чтобы опустить в счетчик на автостоянке».

Далее в статье говорится:

«Типичным откликом, который снова и снова предлагали большинство из них, было указание на то, что нравственный выбор – дело личных предпочтений. ‘Это дело личное, – как правило, отвечали респонденты, – Все зависит от человека. Кто я, чтобы решать за других?’

Отвергая слепое следование авторитетам, многие молодые люди впадали в другую крайность, [говоря]: ‘Я делаю то, что, по-моему мнению, принесет мне радость, или сужу по ощущениям. За исключением моих внутренних ощущений, для меня не существует иного способа узнать, как поступить’».

Лица, проводившие опрос, подчеркивают, что большинству молодых людей, с которыми они беседовали, «ни школа, ни другие учебные заведения, ни семья не предоставили никаких средств культивирования нравственных ценностей»1.

Братья, ни у кого из слышащих меня сейчас не должно быть сомнений в том, что нравственно и что нет, равно как и сомнений в том, что именно ожидается от нас как носителей священства Бога. Нас обучали и продолжают обучать Божьим законам. Вопреки тому, что вам приходится видеть и слышать повсюду, эти законы неизменны.

В той жизни, которую мы ведем день за днем, наша вера почти неизбежно подвергается испытаниям. Мы можем время от времени замечать, что вокруг множество людей, а мы оказываемся в меньшинстве или даже в одиночестве, когда речь идет о том, что приемлемо и что нет. Хватает ли нам нравственного мужества твердо стоять за свои убеждения, даже если в таком случае нам придется остаться одним? Для нас, носителей священства, жизненно важно иметь способность противостоять – с мужеством – всем сложностям, которые могут встретиться нам на пути. Вспомните слова лорда Теннисона: «Сила моя подобна силе десятерых, потому что сердце чисто»2.

Все чаще и чаще некоторые знаменитости и другие люди, которые по той или иной причине оказываются у всех на виду, высмеивают религию в целом, а иногда и эту Церковь, в частности. Если наше свидетельство недостаточно прочно укоренено, такая критика может пробудить в нас сомнения в наших убеждениях или поколебать нашу решимость.

В видении Легия о дереве жизни, изложенном в 1 Нефий 8, Легий видит среди других людей тех, кто держатся за железные перила, пока не приходят и не вкушают от плода дерева жизни, которое, насколько мы знаем, символизирует любовь Божью. К сожалению, после того, как они вкусили от этого плода, некоторые начинают испытывать стыд из-за обитателей «великого и обширного здания», которые, олицетворяя гордость детей человеческих, указывают на них пальцем и насмехаются; такие люди отходят на запрещенные пути и гибнут3. Каким же мощным орудием искусителя могут быть насмешка и поругание! Повторяю, братья, хватает ли нам мужества твердо и непоколебимо стоять перед лицом такого опасного противника?

Думаю, впервые с мужеством отстаивать свои убеждения мне довелось, когда я служил в Военно-морских силах США ближе к концу Второй мировой войны.

Военная подготовка во флотской учебной части стала серьезным испытанием для меня, как и для каждого, кто ее пережил. Первые три недели я был убежден, что постоянно рискую жизнью. Во флоте меня не пытались обучить, меня старались погубить.

Никогда не забуду, как наконец настал воскресный день первой недели. Мы получили долгожданные вести от главного старшины. Стоя по стойке «смирно» на плацу под свежим калифорнийским ветерком, мы услышали его команду: «Сегодня все идут в церковь – то есть, все, кроме меня. А я буду отдыхать!» Затем он прокричал: «Католики! Вы собираетесь в Кэмп-Декатур – и чтобы до трех часов дня я вас не видел. Шагом марш!» Довольно внушительная группа выступила вперед. Затем он пролаял следующую команду: «Иудеи, вы собираетесь в Кэмп-Генри – и чтобы я вас не видел до трех часов. Шагом марш!» Движение начала группа поменьше. Потом он сказал: «А остальные, протестанты, собираются в залах в Кэмп-Фаррагуте – и не возвращайтесь до трех часов. Шагом марш!»

Вдруг мой разум озарила мысль: «Монсон, ты ведь не католик, не иудей, ты и не протестант. Ты мормон, поэтому стой на месте!» Смею вас заверить, я ощутил себя совершенно одиноким. Да, исполненным мужества и решимости, но – одиноким.

А затем я услышал самые сладкозвучные слова, которые когда-либо слышал от этого главного старшины. Он посмотрел в мою сторону и спросил: «А вы, ребята, как называетесь?» До того самого момента я и не осознавал, что, помимо меня, или позади меня, на плацу остался кое-кто еще. Почти в один голос мы ответил: «Мормоны!» Трудно описать, какая радость наполнила мое сердце, когда я обернулся и увидел горстку других моряков.

Главный старшина почесал затылок с озадаченным видом, но в итоге сказал: «Ладно, парни, идите найдите себе местечко. И не возвращайтесь до трех часов! Шагом марш!»

Пока мы маршировали прочь, я думал о словах стихотворения, которое когда-то выучил в Первоначальном обществе:

Не бойся быть мормоном,

Даже если остался один.

Твердо держись своей цели

И смело о ней говори.

Хотя все вышло совсем не так, как я ожидал, я был готов остаться в одиночестве, когда возникла такая необходимость.

С того самого дня бывали моменты, когда рядом не оказывалось совсем никого и я действительно оставался один. Насколько же я благодарен за то, что когда-то принял решение всегда быть сильным и верным, всегда подготовленным и готовым защищать свою религию, когда это нужно.

Чтобы нам никогда не ощущать себя неготовыми к поставленным перед нами задачам, братья, позвольте поделиться с вами высказыванием, с которым в 1987 году Президент Церкви того времени, Эзра Тафт Бенсон, обратился к большой группе прихожан в штате Калифорния. Президент Бенсон сказал:

«Во все времена Пророки взирали на наши дни сквозь дымку времени. Миллиарды умерших и тех, кому еще только предстоит родиться, пристально вглядываются в нас. Ни на минуту не сомневайтесь в том, что вы – избранное поколение…

Почти шесть тысяч лет Бог удерживал вас в резерве, чтобы вы появились в последние дни перед Вторым пришествием Господа. Некоторые люди отступят, но Царство Божье останется в целости, чтобы приветствовать возвращение его Главы – Самого Иисуса Христа.

Несмотря на то, что это поколение по своей порочности сопоставимо с временами Ноя, когда Господь очистил Землю потопом, в наше время существует одно существенное отличие: [оно заключается в том, что] Бог приберег до последних дней некоторых из самых сильных… Своих детей, которые помогут Царству одержать триумфальную победу»4.

Да, братья, мы представляем собой некоторых из самых сильных Его детей. На нас возложена обязанность оставаться достойными всех исполненных славы благословений, которые наш Небесный Отец уготовил для нас. Повсюду, куда бы ни шли, нам сопутствует наше священство. Стоим ли мы на святых местах? Прошу вас, прежде чем подвергать себя и свое священство опасности, оказываясь в местах или участвуя в мероприятиях, которые не достойны вас или священства, остановитесь и подумайте о последствиях. На каждого из нас возложено Священство Аароново. Со временем каждый получил силу, которая держит ключи служения ангелов. Президент Гордон Б. Хинкли сказал:

«Вы не можете позволить себе делать то, что поставило бы барьер между вами и служением Ангелов для вашего блага.

Вы ни в коем случае не можете поступать безнравственно. Вам нельзя быть нечестными. Вы не можете обманывать или лгать. Вы не можете произносить имя Господа напрасно или сквернословить – и при этом иметь право на служение Ангелов»5.

Если кто-либо из вас оступился на этом пути, я хочу, чтобы вы поняли, что, вне всяких сомнений, всегда есть путь к возвращению. Этот путь называется покаянием. Спаситель отдал Свою жизнь, чтобы предоставить нам с вами этот благословенный дар. Хотя путь покаяния не прост, нам даны реальные обещания. Нам было сказано: «Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю»6. «И… [их] уже не вспомню более»7. Какие слова! Какое благословение! Какое обещание!

Возможно, некоторые из вас говорят самим себе: «Ну, а я не живу по всем заповедям и не делаю всего, что должен, и все же моя жизнь идет просто замечательно. Пожалуй, в моих руках и синица и журавль». Братья, я обещаю вам, что так не будет длиться вечно.

Не так много месяцев назад я получил письмо от одного мужчины, который прежде думал, что можно вести двойную игру. Сейчас он покаялся и привел свою жизнь в соответствие с евангельскими принципами и заповедями. Я хочу поделиться с вами абзацем из его письма, поскольку он являет собой образец замутненного сознания: «Мне довелось на своем опыте узнать (и мне пришлось несладко), что Спаситель был абсолютно прав, когда сказал: ‘Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне’8. Я же старался, пожалуй, как никто и никогда, служить обоим. В конце концов, – сказал он, – я получил всю пустоту, тьму и одиночество, какие сатана уготовил для тех, кто верят его обману, иллюзиям и лжи».

Для того чтобы быть сильным и противостоять всему, что тянет нас в ложном направлении, или всем голосам, которые зовут нас выбрать не тот путь, нам требуется личное свидетельство. Будь вам 12 или 112 лет, – или где-то около того, – вы можете узнать лично для себя, что Евангелие Иисуса Христа истинно. Читайте Книгу Мормона. Размышляйте над ее учениями Спросите Небесного Отца, истинно ли все это. Нам обещано: «И если вы спросите с искренним сердцем, с верою во Христа, Он откроет вам правду о них силою Духа Святого»9.

Из знания о том, что Книга Мормона истинна, следует, что Джозеф Смит действительно был Пророком и что он видел Бога, Отца Вечного, и Его Сына, Иисуса Христа. Из этого также следует, что Евангелие было восстановлено в эти последние дни через Джозефа Смита, включая восстановление Священства как Ааронова, так и Мелхиседекова.

Как только мы получаем свидетельство, на нас возлагается обязанность делиться им с окружающими. Братья, многие из вас служили на миссии по всему миру. Юноши, многим из вас еще предстоит служить. Уже сейчас готовьтесь к этой возможности. Позаботьтесь о том, чтобы быть достойными служить.

Когда мы подготовлены делиться Евангелием, то готовы откликнуться на совет Апостола Петра, который призывал: «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ»10.

В течение жизни у нас появляются возможности делиться своими убеждениями, хотя мы не всегда знаем, когда будем к этому призваны. Одна такая возможность пришла ко мне в 1957 году, когда я, работая в типографском деле, получил задание поехать в Даллас, штат Техас, который иногда называют «город церквей», чтобы выступить на съезде предпринимателей. После заседания я отправился на автобусную экскурсию по окраинам города. По мере того как мы проезжали мимо разных церквей, наш водитель замечал: «Слева вы видите методистскую церковь» или «Справа стоит католический собор».

Когда мы проезжали мимо прекрасного стоящего на холме здания из красного кирпича, водитель воскликнул: «А в этом здании собираются мормоны». Женщина, сидящая на заднем сидении автобуса, спросила: «Не могли бы вы рассказать что-нибудь о мормонах?»

Шофер притормозил у обочины, повернулся на своем кресле и ответил: «Леди, все, что я знаю о мормонах, – так это что они собираются в том красном кирпичном здании. Может, есть кто-нибудь в автобусе, кто знает еще что-нибудь о мормонах?»

Я подождал, не откликнется ли кто-нибудь. Я искал на лицах всех пассажиров хоть какого-то признака осведомленности, хоть какого-то желания высказаться. Ничего этого не было. И я осознал, что теперь пришел мой черед, как советовал Аростол Петр, «[быть] всегда готовы[м] всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ». Я также осознал правдивость поговорки: «Поздно готовиться, когда пора принимать решение».

В течение последующих пятнадцати или около того минут я пользовался привилегией поделиться со своими попутчиками свидетельством о Церкви и наших убеждениях. Я был благодарен за то, что у меня есть свидетельство, и за то, что я был готов им поделиться.

Всем сердцем и душой я молюсь, чтобы каждый мужчина, наделенный священством, чтил это священство и оправдывал доверие, оказанное ему при посвящении. Пусть же каждый из нас, наделенных священством Божьим, знает, во что он верит. Давайте никогда не терять мужества и будем готовы отстаивать то, во что мы верим, даже если при этом нам доведется остаться в одиночестве. Давайте делать это с мужеством, черпая силу в знании, что на самом деле мы никогда не одиноки, если с нами наш Небесный Отец.

По мере того как мы размышляем над великим даром, которым мы наделены, – «права[ми] священства, нераздельно связан[ными] с силами небесными», – пусть наша твердая решимость всегда охраняет и защищает этот дар и помогает нам оставаться достойными его великих обещаний. Братья, давайте же следовать наставлению к нам Спасителя, которое находится в книге 3 Нефий: «Держите ваш свет высоко, дабы он светил пред миром. Вот, Я есмь свет, который вы должны высоко держать, – то, что Я сделал пред вашими глазами»11.

О том, чтобы мы всегда следовали за этим светом и высоко держали его перед миром, – моя молитва и мое благословение всем тем, кто слышит мой голос, во имя Иисуса Христа, аминь.