Символ нашей веры

Послание Первого Президентства

Символ нашей веры

Много лет назад, после реконструкции храма в Месе, штат Аризона, США, в первый день открытых дверей на экскурсию по нему были приглашены священнослужители других конфессий. Сотни из них откликнулись на приглашение. Обращаясь к ним, я выразил нашу готовность ответить на любые возникшие у них вопросы. Один из таких вопросов был задан протестантским священником.

Он сказал: “Я обошел все это здание, весь этот храм, несущий на своем фасаде имя Иисуса Христа, но нигде не заметил ни одного изображения креста – символа христианства. Я видел ваши здания и в других местах и также отметил отсутствие креста. Как это может быть, если вы говорите, что верите в Иисуса Христа?”

Я ответил: “Я не хочу обидеть никого из своих коллег-христиан, украшающих крестами шпили соборов и алтари молитвенных домов, носящих его на ризах и ставящих его оттиск на книгах и другой духовной литературе. Но для нас крест – это символ умирающего Христа, а мы несем миру весть о Живом Христе”.

Тогда он спросил: “Если не крест, то что же является символом вашей религии?”

Я ответил, что образ жизни наших людей должен стать самым значимым отражением нашей веры, а следовательно – символом нашего поклонения Богу.

Надеюсь, он не усмотрел в моем ответе самодовольства или самоуверенности. На первый взгляд может показаться, что такая позиция противоречит нашему заявлению о том, что Иисус Христос – главная фигура в нашем вероисповедании. Официальное наименование Церкви – Церковь Иисуса Христа Святых последних дней. Мы поклоняемся Ему как Господу и Спасителю. Библия – это наше Священное Писание. Мы верим, что Пророки Ветхого Завета, предсказавшие Пришествие Мессии, изрекали это благодаря Божественному вдохновению. Мы счастливы иметь свидетельства Матфея, Марка, Луки и Иоанна, повествующие об обстоятельствах рождения, служения, смерти и Воскресения Сына Бога, Единородного от Отца во плоти. Как Павел в древности, мы не стыдимся “благовествования [Иисуса Христа], потому что оно есть сила Божия ко спасению” (к Римлянам 1:16). И так же, как Петр, мы утверждаем, что Иисус Христос – это единственное имя, “данное человекам, которым надлежало бы нам спастись” (Деяния 4:12).

Книга Мормона, которую мы считаем заветом Нового Света, излагающим учения Пророков, живших в древности в Западном полушарии, свидетельствует о Том, Кто родился в Вифлееме Иудейском и умер на горе Голгофа. Для мира, сомневающегося в своей вере, Книга Мормона служит еще одним могущественным свидетельством Божественности Господа. Уже в ее предисловии, написанном Пророком, который ходил по американской земле полтора тысячелетия назад, безоговорочно утверждается, что она написана “для убеждения Иудея и Иноверца, что Иисус есть Христос, Бог Вечный, являющий Себя всем народам”.

А в нашей книге современных откровений под названием “Учение и Заветы” Он возвестил о Себе следующими совершенно ясными словами: “Я – Альфа и Омега, Христос Господь; да, Я – истинно Он, начало и конец, Искупитель мира” (У. и З. 19:1).

В свете таких утверждений, учитывая такое свидетельство, многие вполне могут задаться вопросом, который возник у моего друга, священника из Аризоны: “Если вы исповедуете веру в Иисуса Христа, то почему вы не используете символ Его смерти – крест Голгофы?”

На это я прежде всего должен ответить, что ни один член этой Церкви никогда не должен забывать об ужасной цене, заплаченной нашим Искупителем, отдавшим Свою жизнь ради того, чтобы все люди могли жить: о муках в Гефсиманском саду, о жестоких издевательствах во время суда, о страшном терновом венце, терзавшем Его плоть, о кровожадных криках толпы, обращенных к Пилату, о бремени Его тяжкого и полного одиночества пути на Голгофу, о жуткой боли от огромных гвоздей, пронзивших Его руки и ступни, об изнурительных страданиях Его тела, когда в тот трагический день Он был поднят на кресте – Сын Бога, взывавший: “Отче! прости им, ибо не знают, что делают” (от Луки 23:34).

Таков был крест, орудие Его пытки, страшное средство, призванное уничтожить Человека мира, злодейская плата за Его чудесное исцеление больных, возвращение зрения слепым, воскрешение мертвых. Таков был крест, на котором Он висел и умер на горькой вершине Голгофы.

Мы не можем забыть об этом. Мы никогда не должны забывать об этом, ибо так наш Спаситель, наш Искупитель, Сын Бога, отдал Себя в жертву ради каждого из нас. Но печаль той темной ночи в канун Иудейской субботы, когда Его безжизненное тело было снято и поспешно скрыто в чужой гробнице, поглотила надежду даже самых преданных и верных учеников. Они были безутешны, не понимая смысла сказанных Им ранее слов. Умер Мессия, в Которого они так верили, не стало Учителя, к Которому они устремляли все свои упования, веру, надежду. Он, говоривший о бесконечной жизни, поднявший Лазаря из могилы, теперь умер точно так же, как умирали до Него все люди. Вот и наступил конец Его короткой, полной невзгод жизни. Эта жизнь была именно такой, какую задолго до этого предсказал Ему Исаия: “Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни… Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем” (Исаия 53:3, 5). И вот Его не стало.

Можно только представить себе, что переживали те, кто любил Его, думая о Его смерти в долгие часы Иудейской Пасхи, которая по нашему календарю пришлась на субботу.

Затем наступил первый день недели, с тех пор ставший для нас субботой Господа. Тем, кто в гнетущей скорби пришли к гробнице, находившийся там Ангел сказал: “Что вы ищете живого между мертвыми?” (От Луки 24:5.)

“Его нет здесь – Он воскрес, как сказал” (от Матфея 28:6).

Свершилось величайшее чудо человеческой истории. Ведь раньше Он говорил им: “Я есмь воскресение и жизнь” (от Иоанна 11:25). Но тогда они не поняли. Теперь же они узнали. Он умер, страдая от боли и одиночества. И вот на третий день Он восстал в силе, красоте и жизни, первенец из умерших, заверение для людей всех поколений в том, что “как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут” (1-е Коринфянам 15:22).

На Голгофе Он был умирающим Иисусом. Из гроба Он встал Живым Христом. Крест был горьким плодом предательства Иуды, следствием отречения Петра. И вот опустевшая гробница становится свидетельством Божественности Христа, доказательством вечной жизни и ответом на вопрос Иова: “Когда умрет человек, то будет ли он опять жить?” (Иов 14:14.)

После смерти Его могли бы забыть или, в лучшем случае, вспоминать как одного из многих великих учителей, жизнь которых описана в нескольких строчках в исторических книгах.

Теперь же, воскреснув, Он стал Господином жизни. И теперь, вторя Исаии, Его ученики могли с непоколебимой верою воспеть: “И нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира” (Исаия 9:6).

Сбылись полные надежды слова Иова: “А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию;

И я во плоти моей узрю Бога.

Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его. Истаевает сердце мое в груди моей!” (Иов 19:25–27).

У Марии были все основания вскричать: “Раввуни!” (от Иоанна 20:16), как только она увидела воскресшего Господа, ибо теперь Он действительно стал Господином, Господином не только жизни, но и самой смерти. Жало смерти теперь было вырвано, победа могилы сокрушена.

Робкий Петр преобразился. Даже неверующий Фома торжественно, благоговейно и убежденно провозгласил: “Господь мой и Бог мой!” (от Иоанна 20:28.) “Не будь неверующим, но верующим” (от Иоанна 20:27) – вот незабываемые слова Господа, сказанные Им в тот удивительный миг.

Затем последовали явления многим, и в том числе, как пишет Павел, “более нежели пятистам братий в одно время” (1-е Коринфянам 15:6).

А в Западном полушарии были “другие овцы”, о которых Он говорил прежде. И людям той земли “послышался голос, как бы нисходящий с небес… который говорил им:

Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в котором Мое благоволение, в котором Я прославил имя Мое, слушайте Его…

И вот, они увидели Человека, сходящего с небес; и Он был облачен в белую мантию; и сойдя, Он стал среди них…

И было, что Он простер Свою руку и обратился к народу, говоря:

Вот, Я Иисус Христос, о Пришествии в мир Которого свидетельствовали Пророки…

Встаньте и подойдите ко Мне” (3 Нефий 11:3, 6–10, 14).

Затем в этом чудесном повествовании следует множество пастырских наставлений воскресшего Господа людям древней Америки.

И наконец, есть современные свидетельства, ибо Он вновь пришел, чтобы начать это устроение, устроение предсказанной полноты времен. В чудесном видении Он – воскресший, живой Господь – и Его Отец, Бог Неба, явились юноше-Пророку, чтобы заново начать восстановление древней истины. За ними последовало настоящее “облако свидетелей” (к Евреям 12:1), и человек, удостоившийся Первого видения, Пророк нашего времени, Джозеф Смит, возвестил здравыми словами:

“И ныне, после многих свидетельств, которые были даны о Нем, это есть последнее из всех свидетельств, которое мы даем о Нем, – что Он живет!

Ибо мы видели Его по правую руку Бога; и мы услышали голос, свидетельствующий, что Он есть Единородный от Отца –

Что Им, через Него и из Него миры есть и были сотворены, и жители их – сыны и дочери, рожденные Богу” (У. и З. 76:22–24).

К этому может быть добавлено свидетельство миллионов людей, которые силой Духа Святого приносили и продолжают торжественно свидетельствовать о том, что Он действительно жив. Это свидетельство – источник их спокойствия и силы.

Например, я думаю о своем друге, с которым мы познакомились во Вьетнаме, когда его родина переживала тяжкие времена. Он был человеком спокойной и великой веры в Бога, нашего Вечного Отца, и в Его Сына, Живого Христа. Я хорошо помню, с какой глубокой убежденностью он пел:

Когда через воды пройти призову,

Печали поток одолеть помогу.

Я буду с тобой, чтобы благословлять,

В страданьях глубоких тебя укреплять.

(“Крепка, о Святые”, Книга гимнов, № 85)

Итак, поскольку наш Спаситель жив, мы не используем символ Его смерти в качестве символа нашей веры. Но что же нам взять за символ? Ни один знак, ни одно произведение искусства, ни одно изображение не могут достойно передать славу и великое чудо Живого Христа. Он поведал нам, что должно стать таким символом, сказав: “Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди” (от Иоанна 14:15).

Как Его последователи, мы не можем поступать подло, неразумно, невежливо и при этом не пятнать Его образа. Как и не можем поступать хорошо, благородно и великодушно, не делая тем самым еще ярче образ Того, Чье имя мы на себя приняли. И поэтому наша жизнь должна стать значимым выражением, символом провозглашаемого нами свидетельства о Живом Христе, Вечном Сыне Живого Бога.

Все это именно так просто и глубоко, мои братья и сестры, и хорошо бы нам никогда не забывать об этом.

Я знаю, Искупитель жив,

Спаситель, Божий Сын Святой;

Он боль и смерть преодолел,

Мой Царь, мой Вождь, Господь Он мой.

Он жив, надежда всех людей.

Он – вера твердая моя;

Завесу смерти разорвав,

В пути нам светит, как маяк.

Господь, Свой Дух мне ниспошли,

Покоя дай душе моей

И веры, чтобы путь пройти,

Ведущий к вечности Твоей.

(Гордон Б. Хинкли, “Искупитель жив”, Книга гимнов, № 67)

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ДЛЯ ДОМАШНИХ УЧИТЕЛЕЙ

С молитвой изучив это послание, проведите по нему урок, воспользовавшись методом, который поможет тем, кого вы учите, принять в нем участие. Вот несколько предложений.

  1. Предложите членам семьи сказать, как они ответили бы на следующие вопросы: “Почему в наших церковных зданиях нет крестов? Что является символом нашей религии?” Прочитайте, как ответил на эти вопросы Президент Хинкли (смотрите первые пять абзацев). В каком стихе из Священного Писания говорится о символе нашей религии? (Смотрите последние четыре абзаца). Что мы можем сделать, чтобы символ нашей веры ярко сиял для окружающих?

  2. Попросите членов семьи рассказать, как, по их мнению, поступал бы или каким должен был бы быть человек, играющий главную роль в их жизни. Прочитайте вслух и обсудите места из этой статьи, в которых говорится об Иисусе Христе как о главной фигуре нашей веры.

  3. Предложите членам семьи рассказать свои любимые истории об Иисусе. Прочитайте вслух одну-две истории о Нем из этой статьи. Принесите свидетельство о Воскресении и Искупительной жертве Иисуса Христа.