Священные Писания
Учение и Заветы 134
Загрузки
Вся книга (PDF)
Сноски

Hide Footnotes

Тема

Раздел 134

Декларация вероисповедания относительно правительств и законов в целом, принятая единогласно на всеобщем собрании Церкви, состоявшейся в городе Киртланд, штат Огайо, 17 августа 1835 г. Большое количество Святых собралось для обсуждения предлагаемого содержания первого издания книги «Учение и Заветы». В то время для этой декларации была составлена следующая преамбула: «Чтобы наше вероисповедание относительно земных правительств и законов в целом не было неверно истолковано или неверно понято, мы сочли нужным представить в конце этой книги наше суждение по данному вопросу».

1–4, Правительства должны обеспечить свободу совести и вероисповедания; 5–8, Все люди должны поддерживать свои правительства и уважать и чтить закон; 9–10, Религиозные общества не должны выполнять функции гражданских властей; 11–12, Люди имеют право защищать себя и своё имущество.

1 Мы верим, что аправительства были учреждены Богом на благо человека и что Он держит людей бответственными за свои действия по отношению к ним, как в составлении законов, так и в их выполнении, на благо и для безопасности общества.

2 Мы верим, что ни одно правительство не может мирно существовать, если не составлены и не исполняются такие законы, которые обеспечивают каждому человеку асвободу бсовести, право на имущество и возможность распоряжаться им, а также взащищают жизнь.

3 Мы верим, что всем правительствам необходимы гражданские и судебные авласти для обеспечения соблюдения установленных законов, и что таких людей, которые будут выполнять законы справедливо и по правосудию, нужно искать и поддерживать голосом граждан, если это республика, или волей главы государства.

4 Мы верим, что религия учреждена Богом и что за исполнение её люди несут ответственность перед Ним, и только перед Ним, если их религиозные взгляды не побуждают их нарушать права и свободу других. Но мы не верим, что человеческие законы имеют право вмешиваться в определение правил апоклонения, дабы стеснять совесть или диктовать формы коллективного или личного богослужения. Мы верим, что гражданские судьи должны пресекать преступления, но никогда не контролировать совесть; должны наказывать виновных, но никогда не подавлять свободу души.

5 Мы верим, что все люди обязаны поддерживать и защищать государства, в которых они живут, будучи защищёнными в своих неотъемлемых и присущих им правах законами своих государств; и что гражданам, находящимся под такой защитой, не подобает прибегать ни к авосстанию ни к подстрекательству к нему, и что те, кто к ним прибегнут, подлежат наказанию; и что все государства имеют право устанавливать такие законы, которые, по их суждению, наилучшим образом обеспечивают общее благо, при этом свято охраняя свободу совести.

6 Мы верим, что каждый человек должен быть почитаем на своём посту, в том числе правители и судебные власти, которые поставлены для защиты невинных и для наказания виновных, а также что все люди обязаны уважать и почитать азаконы, без которых мир и согласие сменились бы анархией и террором. Человеческие законы созданы именно для той цели, чтобы контролировать наши личные и национальные интересы между людьми, однако, Божественные законы даны с Небес, дабы определить правила относительно духовных дел, для веры и поклонения; за соблюдение и тех и других человек должен будет ответить перед своим Творцом.

7 Мы верим, что правители, государства и правительства имеют право и обязаны вводить в действие законы для защиты прав всех граждан на свободу вероисповедания; но мы не верим, что власти имеют справедливое право лишать граждан этой привилегии или ограничивать их в убеждениях, если законы уважаются и почитаются, и если такие религиозные убеждения не оправдывают подстрекательство к восстанию или заговор.

8 Мы верим, что совершение преступления должно анаказываться сообразно с характером проступка; что убийство, измена, грабёж, воровство, нарушение общего порядка во всех видах должны подвергаться наказанию, сообразно с характером преступного деяния и опасности распространения зла среди людей, по законам того государства, где совершено преступление; и что в интересах общественного порядка и спокойствия все люди должны активно использовать свои возможности, содействуя привлечению к наказанию нарушителей хороших законов.

9 Мы не верим, что справедливо смешивать религиозное влияние с гражданским правлением, вследствие чего одно религиозное общество поощряется, а другое ограничивается в его духовных привилегиях, и попираются личные гражданские права его членов.

10 Мы верим, что все религиозные общества имеют право поступать со своими членами из-за их неподобающего поведения по своим правилам и уставам, при условии, что такие меры касаются только привилегий и репутации этих людей в этом обществе; но мы не верим, что религиозные общества имеют власть судить людей в их праве на имущество или жизнь, лишать их материальных средств, или угрожать им смертью или увечьем, или предавать физическим наказаниям. Они только могут аотлучать их от своего общества и лишать их полноправного членства.

11 Мы верим, что люди должны обращаться к гражданским законам для возмещения за всякий причинённый ущерб и обиды, если имеет место личное оскорбление или попраны права на имущество или достоинство, там, где такие законы существуют для защиты в подобных случаях; но мы верим, что все люди имеют право во время крайней необходимости защищать себя, своих друзей, имущество и правительство от незаконных нападений и вторжений всех лиц, там, где нет возможности немедленно обратиться к законам и получить помощь.

12 Мы верим, что справедливо апроповедовать Евангелие всем народам Земли и предупреждать праведных, дабы они спасали себя от развращения мира; но мы не верим, что правильно вмешиваться в личную жизнь подневольных слуг, или учить их Евангелию, или крестить их против воли или желания их хозяев, так же как и вмешиваться в их образ жизни или вызывать у них недовольство их положением в жизни, таким образом подвергая опасности жизнь человеческую; мы верим, что такое вмешательство незаконно, несправедливо и опасно для благополучия каждого правительства, разрешающего держать человека в порабощении.