Во имя нравственной силы молодежи
Побуждения у лавочки в парке

«Побуждения у лавочки в парке», Во имя нравственной силы молодежи, февраль 2021 г., стр. 20–21.

Побуждения у лавочки в парке

Женщина, сидевшая на лавочке, и не догадывалась о том, что ей нужно с нами поговорить.

Рисунок Бетани Стенклифф.

Стоял очередной холодный и дождливый день для нас с напарницей. Мы шагали по улочкам небольшого прибрежного города Лос-Вилос, Чили. Последние несколько недель выдались для нас сложными: нам некого было обучать и было трудно найти людей, которым бы хотелось послушать наше послание. Я была довольно сильно разочарована, и казалось, будто мы не достигаем успеха из-за того, что проводим мало уроков.

В тот вечер мы с напарницей шли по улице, и, посмотрев вперед, я заметила на лавочке в парке плачущую женщину. У меня возникла уверенность, что нам нужно с ней поговорить. Я посмотрела на напарницу и направилась в сторону той женщины. Когда мы подошли к ней, меня не покидало ощущение, что ей очень нужно что-то от нас услышать, но не могла понять, что именно. Я просто знала, что важно поговорить с ней.

Едва увидев нас, она сказала: «Уходите. Не хочу ни с кем говорить».

Я попыталась объяснить, кто мы такие и что мы просто хотим помочь, но она не хотела слушать. Она снова попросила оставить ее в покое. Я постаралась придумать, что можно ей сказать, но мыслей никаких не было. Мы пошли прочь,

но не успели сделать четыре шага, как меня снова посетило чувство, что нужно с ней поговорить. Я повернулась к напарнице и сказала: «Нужно вернуться».

Мы пошли обратно, и все повторилось, но на этот раз она выглядела еще более расстроенной. «Мне нужно побыть одной. Уходите».

Я снова не смогла придумать, что можно ей сказать. У нее явно был очень трудный день, но я не знала, что ей нужно было услышать. Поэтому я вздохнула, и мы снова зашагали прочь.

Мы отошли чуть дальше, как вдруг я снова почувствовала: Иди и поговори с ней.

«Прости меня, сестра, – сказала я, – но нам в самом деле нужно вернуться и поговорить с этой девушкой».

Напарница предложила этого не делать, ведь было видно, что женщина не рада общению с нами.

Честно говоря, я была согласна с ней и испытывала некоторое волнение из-за возможности вернуться и вызвать раздражение у человека, которому очевидно и так было очень тяжело. Но вместо этого я произнесла: «Нет, у меня очень сильное чувство, что нужно это сделать. Она пока этого не знает, но ей нужно с нами поговорить».

Мы осторожно вернулись к женщине, которая все еще плакала на скамейке. Прежде чем мы подошли к ней, я кратко помолилась. «Небесный Отец, – мысленно сказала я, – прошу, помоги мне понять, о чем нужно услышать этой женщине».

Как только мы приблизились к ней, я сказала: «Простите, что снова вас тревожим, но я просто хотела вас сказать, что вы – дитя Бога. Он очень хочет, чтобы вы знали, что Он вас любит. Потому что так оно и есть. И мы будем рады чуть больше с вами пообщаться, но если вам не хочется, то ничего страшного. Я просто хочу, чтобы вы это знали».

Она взглянула на нас, и ее лицо выглядело намного спокойнее. Она сказала: «Наверное, вам лучше присесть».

Ее звали Вероника. Она открылась нам и рассказала о том, что происходило в ее жизни. У нее было много проблем с близкими, и ей сообщили плохие новости о ее работе. Она ощущала себя совершенно потерянной, и ей было одиноко.

Мы поделились с ней отрывком из Книги Мормона и спросили, хочет ли она услышать больше о Евангелии. Она вежливо отказалась, но поблагодарила нас за послание и за такие настойчивые старания поговорить с ней. Прежде чем уйти, мы помолились вместе с ней на маленькой лавочке в парке и попросили, чтобы она и члены ее семьи получили благословения и руководство.

Мы больше никогда не видели Веронику, но благодаря тому случаю я узнала, что хотя, возможно, мы не увидим чьего-то крещения, уже само выражение любви по отношению к человеку служит важным проявлением миссионерской работы. Даже малейшие действия могут оказывать огромное влияние, поэтому, получая побуждение, – даже если оно внушает некоторый страх или мы не видим для него причин, – важно следовать ему. Потому что Небесный Отец знает, что нужно Его детям. Даже если все, что мы можем сделать, – это просто поделиться с кем-то любовью Бога, это уже успех.