Лиахона
Нам больше не страшно
назад вперед

Только в Интернете: Портреты веры

Нам больше не страшно

Мы были потрясены, когда нашему сыну диагностировали онкологическое заболевание, но его болезнь привела к огромным благословениям для нашей семьи.

Фото Лесли Нилссона

Я выросла в Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, но в подростковом возрасте, когда моя семья уехала из штата Алабама, я ушла из Церкви. Позднее я переехала в Калифорнию, где работала и училась. Там я познакомилась с Патриком. Уже через шесть недель мы были помолвлены.

Когда мы поженились, и у нас начали появляться дети, мы знали, что необходимо, чтобы они понимали важное значение веры и религии. Мы хотели, чтобы это было частью нашей семьи.

Мы стали время от времени посещать разные церкви. Мы перепробовали несколько церквей, но не чувствовали, что они правильные.

В 2012 году мы отправились в штат Алабама, чтобы повидаться с родными. Мы влюбились в местность, где я выросла. Так что в 2014 году мы переехали туда, купили землю и животных, начали заниматься сельским хозяйством и продавать свою продукцию.

«Почему я не крещен?»

Однажды утром наш семилетний сын Джесси пришел к нам в спальню с детской Библией в картинках.

Он сказал: «Мам, посмотри на эту картинку с Иисусом. Он крестился. Почему я не крещен?»

Все дети читали и любили эту Библию, и все начали задавать подобные вопросы: «Почему мы не ходим ни в какую церковь? Когда мы будем креститься?»

Примерно в то же время мы начали делать карамельки из козьего молока и продавать их на местных фермерских рынках. Людям они нравились, и наш бизнес по производству карамелек пошел в гору. К той осени мы продавали свои карамельки уже примерно в 30 магазинах. К июню 2015 года мы вышли на крупный международный рынок в Атланте и добавили около ста магазинов. Вскоре мы появились на телевидении и в нескольких журналах.

До самой осени мы производили карамель все свое время. Тогда-то в нашей жизни и произошел перелом.

«Приготовьтесь к длительному пребыванию»

Я получила то, чего, как мне думалось, всегда хотела от жизни – семейный фермерский бизнес и возможность учить детей жизни посредством работы на ферме. Люди видели прекрасную картинку, на которой наша семья трудилась вместе, но это была тяжелая борьба.

Мы игнорировали детей ради бизнеса. Наш брак не получал никакого внимания. Мы взвалили на себя слишком много. Наши приоритеты были неправильными. У нас не было духовной основы. Небесный Отец не направлял нашу жизнь. Мы все старались делать своими силами.

В ту осень все дети слегли с острым фарингитом. Мы давали им антибиотики и вскоре все, кроме Джесси, поправились. Кашель не прекращался, а его шея распухла. Патрик повез его к педиатру за вторым курсом антибиотиков.

Через два часа Патрик позвонил из больницы. Педиатр отправил Джесси на рентген, чтобы проверить, нет ли инфекции в его легких. Вместо этого врачи нашли у него в груди 28-сантиметровую опухоль.

«Поезжайте домой, соберите семью, отправляйтесь в Бирмингем и приготовьтесь к длительному пребыванию», – сказал врач.

Через несколько дней после того, как мы приехали в детскую больницу в Бирмингем, мы узнали диагноз Джесси. У него был острый детский лимфобластный лейкоз, редкий тип агрессивного лейкоза.

«Вы меня помните?»

Следующие три недели мы с Патриком жили в больнице. Пока я приглядывала за Джесси, Патрик проделывал полуторачасовой путь на машине от больницы до нашего дома и обратно. Он старался поддерживать наш бизнес и ухаживать за козами. Свекровь приехала из Калифорнии и присматривала за остальными детьми.

Опухоль Джесси начала перекрывать дыхательные пути, но она уменьшилась после шести недель химиотерапии. Мы думали, что как только рак перейдет в стадию ремиссии, будет легче, но потом у Джесси в мозгу образовался тромб. Когда врачи разобрались с этим, он заболел грибковой пневмонией. В течение следующих нескольких месяцев он попадал в больницу и выписывался из нее семь раз.

В декабре 2015 года, пока Джесси был в больнице, я начала читать Книгу Мормона. Я подумала: «Я ушла из этой Церкви и надо исключить ее, как я исключила все другие». Но в тот же момент на меня словно свалилась тонна кирпичей – я ощутила полный покой. Книга говорила со мной. Мне даже не пришлось молиться, чтобы узнать, что она истинна. С самого начала я знала в душе, что она истинна. Сидя в больничной палате, я читала книгу часами.

В один из дней у Джесси поднялась температура, и это продолжалось 10 дней. Она не снижалась, и врачи решили сделать биопсию костного мозга, чтобы проверить, не вернулась ли лейкемия. Помню, как лежала на полу больницы. Я ощущала себя на дне. Именно тогда я решила позвонить Элэйн Оборн, которая была членом нашего прихода, когда я росла в Алабаме.

Мы были лучшими подругами с дочерью сестры Оборн. Хотя мы не общались с семьей Оборн 20 лет, я не могла выбросить лицо Элейн из головы. Я нашла ее на Facebook и позвонила ей, лежа на полу больницы.

«Вы меня помните?», – спросила я.

«К нам пришли Ангелы»

Объяснив, что пережила наша семья, я сказала сестре Оборн: «Не знаю, что мне нужно, но мне нужно что-то. Я не активна в Церкви. Мы вообще не ходим ни в какую церковь, но я все еще думаю о вас. Вы можете мне помочь?»

Она сказала: «Мы можем начать с того, чтобы дать вам и Джесси благословение». Она сказала, что ее муж Линн может приехать в больницу вечером.

После телефонного звонка я сказала Патрику: «Я знаю, что ты не член Церкви, но разреши этим ребятам прийти и дать Джесси благословение».

Он ответил: «Все, что угодно, лишь бы он поправился».

В тот вечер брат Оборн приехал с двумя миссионерами полного дня. Они были одеты в белую медицинскую защитную одежду, поскольку Джесси был очень слаб.

Помню, как я подумала, открыв дверь: «К нам пришли Ангелы».

Они дали Джесси благословение. Затем брат Оборн выстроил всех детей в шеренгу и дал благословение каждому из них. Потом дал благословение мне. Потом дал благословение Патрику. Это был первый опыт, когда все мы ощутили влияние Святого Духа. Это было незабываемо. На следующий день температура Джесси спала. Как только он выписался из больницы, мы начали посещать Церковь.

«Мы нашли ее»

В феврале 2016 года к нам начали приходить миссионеры. Поначалу Патрик думал, что они приходят, чтобы помогать нам на ферме. Когда мы приняли их приглашение обучать нас, он думал, что уроки будут только для детей.

Когда миссионеры приготовились обучать нас первому уроку, Патрик отправился работать на тракторе. Примерно через 20 минут я увидела, что они – двое сестер и двое старейшин – пали духом. В тот момент я почувствовала, что должна сходить за Патриком и попросить его прийти послушать несколько минут.

Позднее миссионеры сказали мне, что они молились об этом. Они знали, что Патрику нужно услышать то, чему они учат.

После нескольких недель миссионерских уроков Джесси, Бо и Франк захотели креститься. Патрик считал, что это отлично, но сам он «не достоин спасения». Это было до того, как мы встретились с Воном и Глендой Мемори и послушали выступление старейшины Дитера Ф. Ухтдорфа, члена Кворума Двенадцати Апостолов, на Генеральной конференции.

Когда мы увидели брата Мемори в Церкви, я узнала его. Мы были знакомы, когда я была ребенком. Теперь он служил руководителем миссии прихода. Патрик представился и сказал брату Мемори, что очень хочет, чтобы наши дети ходили в Церковь.

«Звучит неплохо, – сказал брат Мемори с огоньком в глазах. – Давайте сделаем это для детей».

Через несколько недель, после миссионерского урока о плане спасения, брат Мемори сказал: «Мальчики, поговорим о вашем крещении». Затем он добавил: «А потом поговорим о крещении вашего папы».

Патрик согласился, но его сомнения по поводу его готовности и достоинства не проходили вплоть до апрельской Генеральной конференции.

«Вы можете бояться, сердиться, скорбеть или терзаться сомнениями, – сказал в своем выступлении старейшина Ухтдорф. – Но подобно тому, как Добрый Пастырь находит Свою пропавшую овцу, если вы только возвысите свое сердце к Спасителю мира, Он найдет вас»1.

Патрик сказал: «До этого я не осознавал, что действительно могу быть частью этого, что достоин спасения. Но когда я послушал старейшину Ухтдорфа, то понял, что для меня еще не все потеряно. У меня действительно есть шанс попасть на Небеса. Я никогда еще не чувствовал ничего подобного. Теперь я знаю. Это – Церковь Спасителя. Мы нашли ее. Я крестился и получил священство. Через неделю я крестил своих сыновей. Когда наши дочери подросли, я крестил и их».

Через год мы запечатались в храме в Бирмингеме, штат Алабама, США.

«Нам больше не страшно»

Жизнь по Евангелию Иисуса Христа в качестве членов Его Церкви укрепила наш брак. Я стала лучше в роли мамы. Это дало нашим детям основание, какого у них никогда бы не было. Теперь, когда в их жизни есть Церковь, мы уверены в отношении их будущего.

Я очень благодарна за все, что произошло, и за все уроки, которые я извлекла. Думаю, для меня было важно пережить многие события и пройти через множество душевных страданий. Мне нужно было смириться, ощутить отчаянную нужду в помощи, любви и прощении Бога и простить себя за свои прошлые проступки.

Джесси прошел химиотерапию и последний курс стероидов в марте 2019 года. Мы были бы ужасно расстроены, если бы его болезнь вновь вернулась, но теперь у нас есть ви́дение вечности. Сейчас мы запечатаны как семья. Я не могу представить, что когда-то у меня не было Церкви – помощника во всем. Евангелие изменило нас навечно.

Что бы ни случилось, все будет хорошо. Нам больше не страшно. Болезнь Джесси привела нас к самому лучшему, что произошло в нашей жизни. Она привела нас в Церковь Спасителя.

Литература

  1. Дитер Ф. Ухтдорф, «Он возьмет вас на плечи Свои и понесет домой», Ensign или Лиахона, май 2016 г., стр. 104.