2014
Изумленный любовию Божией
назад вперед

Мы возглашаем Христа

Изумленный любовию Божией

Автор живет в Мехико, Мексика.

Однажды в воскресенье перед причастным собранием ко мне подошел епископ и спросил: «Вы можете помочь нам в благословении причастия?» Я ответил: «Конечно, могу».

Я взял свой сборник гимнов, потом вымыл руки и занял место у причастного стола. Открыв наугад сборник гимнов, я оказался на странице с гимном «Стою, изумлённый» (Гимны, № 108). Собрание еще не началось, и я стал читать первую строчку: «Стою, изумлённый любовию Божией». Я сразу же ощутил огромную любовь в своем сердце.

Накануне вечером я читал в Библии описание последних дней жизни Иисуса Христа, включая Тайную вечерю, события в Гефсиманском саду, смерть Иисуса и Его воскресение. Я представил, как Иисуса избивали, как над Ним издевались и насмехались Его палачи. Я также представил, как Иисус совершил Свою Искупительную жертву в Гефсиманском саду, пока Его ученики спали.

Я понял, что буду сейчас благословлять хлеб и воду, которые символизируют Его тело и кровь. Причастие дает нам возможность возобновить завет, заключенный нами при крещении, и это помогает нам всегда помнить о Христе, соблюдать Его заповеди и взять на себя Его имя.

Когда началось причастное собрание, я все еще размышлял об этом. Я еще глубже ощутил, что Иисус перенес настолько тяжкие страдания, что нам невозможно это себе представить. И затем мне в голову пришла мысль, что Он перенес эти страдания благодаря Своей любви к нам, и ко мне в частности.

Я с такой силой ощутил любовь Господа, что не смог сдержать слез. Я почувствовал себя недостойным того, что Спаситель сделал ради меня. Но я также ощутил, что Его любовь ко мне – совершенна. Друг отдает свою жизнь за своих друзей (см. от Иоанна 15:13). Когда зазвучал причастный гимн, я вместе с другим братом поднялся, чтобы начать таинство.

Мы откинули прекрасную белоснежную скатерть, накрывавшую хлеб. Взяв хлеб в руки, я осознавал, что мне нужно преломить его, как часть таинства, но я медлил. Хлеб символизирует тело Христа. Я вспомнил, что солдаты причиняли боль Господу, и у меня не поднималась рука преломить хлеб. Отломив первый кусочек, я вспомнил, через какую боль и унижение пришлось пройти Иисусу перед Своей смертью – терновый венец, бичевание и страдания. Слезы бежали по моим щекам, пока я преломлял хлеб.

И затем мне пришла в голову мысль, что Иисусу необходимо было пройти через эту боль и унижения. Это была часть Искупительной жертвы Иисуса Христа, и Он принес эту жертву, побуждаемый любовью ко мне и к каждому из нас.

В тот момент я испытал глубокое чувство покоя и радости. Я медленно и осторожно отламывал каждый кусочек хлеба, осознавая, что держу в руках то, что сейчас будет благословлено и принесено в жертву с особой целью и что символизирует нечто бесценное, прекрасное и удивительное. Я почувствовал огромную ответственность за выполнение этого таинства должным образом, чтобы присутствующие на собрании смогли возобновить свои заветы с Господом и получить благословения Искупления.

Когда мы преломили весь хлеб, я увидел поднос, наполненный кусочками хлеба. Это было изумительное и возвышающее зрелище. Мой напарник произнес молитву. Еще никогда в жизни я не понимал с такой ясностью слова: «Дабы они ели в память тела Сына Твоего» (У. и З. 20:77).

Вкусив хлеб, я вновь почувствовал любовь своего Спасителя. Я почувствовал себя защищенным, ощутив глубокое смирение и решимость поступать праведно. Мне захотелось проанализировать свою жизнь и покаяться во всем, что я сделал неправильно.

Я благодарен Иисусу Христу за Его жизнь ради меня. Я благодарен за то, что мы можем получить благословения Искупления: прощение наших грехов и возможность вернуться к нашему Небесному Отцу.

Солдат насмехается над Христом, с картины Карла Генриха Блоха, © Hope Gallery.