2014
Ей нужна любовь

Ей нужна любовь

Джей Макфарлэнд, штат Юта, США

Я была не очень общительным подростком и проводила мало времени в служении другим. Однажды моя мама пригласила меня навестить вместе с ней мою двоюродную бабушку, которая находилась в доме престарелых.

Моя двоюродная сестра и ее дочь Стефани поехали с нами. Стефани было семь или восемь лет. Когда мы вошли в здание, она приветственно махала рукой всем встречным. Их лица тут же озарялись светом, словно она раздавала солнечные лучи и радугу. Я же, наоборот, избегала зрительного контакта.

Когда мы вошли в комнату, где жила моя двоюродная бабушка с другой пожилой женщиной, я старалась вести себя как можно незаметнее. Стефани же запрыгала вокруг бабушкиной кровати и начала потчевать ее историями.

Я заметила одну особенность в этой комнате: на стороне моей бабушки можно было увидеть знаки любви и семейной привязанности. На стене висели фотографии и рисунки, а на тумбочке стояли цветы. На другой стороне комнаты было стерильно чисто и пусто. Не было никаких признаков того, что бабушкину соседку кто-то навещает. На стенах не было ни открыток, ни фотографий.

Бабушкина соседка сидела одна в кресле-каталке и не замечала нашего присутствия. Она напевала какую-то мелодию и постукивала руками по креслу, из-за чего мне было немного не по себе.

Стефани потянула свою маму за руку и спросила: «Мам, что случилось с этой женщиной?» Мама Стефани наклонилась к ней и прошептала: «Ей нужна любовь». Я не была готова к тому, что произошло дальше.

Недолго думая, Стефани подбежала к этой женщине и забралась к ней на колени. Она начала рассказывать ей истории и задавать разные вопросы. Женщина не отвечала. По ее лицу текли слезы, и она обняла Стефани. Следующие несколько минут Стефани сидела у нее на коленях, гладила по волосам и целовала в щеку.

Я никогда прежде не видела более бескорыстной любви и старалась скрыть свои слезы. Позже, когда мы возвращались домой, я удивлялась, как маленькая Стефани может быть такой самоотверженной и полной любви и сострадания к совершенно незнакомому человеку.

Со временем я многое изменила в своей жизни и даже отслужила на миссии полного дня. Пока я служила, Стефани писала мне милые письма, вкладывая рисунки, подобные тем, что висели в комнате моей двоюродной бабушки в доме престарелых.

Еще находясь на миссии, я получила ужасную весть, что болезнь унесла жизнь Стефани. Я до сих пор плачу, сожалея, что ее свет угас так рано, но по-прежнему благодарна за ее пример. Она научила меня тому, что такое истинное служение.

Мы не должны сомневаться в том, стоит ли нам служить или как это нужно делать. Если наши сердца открыты, то служение станет не только образом действий, но и образом жизни.