Праведный Судия
    Сноски
    Theme

    Праведный Судия

    Судить праведно мы можем только в том случае, если будем судить как Иисус Христос. Это означает, что мы должны быть подобными Ему.

    В Своей земной жизни Иисус Христос был любящим Судьей, необыкновенно мудрым и терпеливым. В Священных Писаниях Он известен как «праведный Судия» (2-е к Тимофею 4:8; Моисей 6:57), и Его совет нам – тоже «судит[ь] судом праведным» (см. Перевод Джозефа Смита, от Матфея 7:1–2) и «упова[ть] на того Духа, Который ведёт к делам добрым… [и] судить праведно» (У. и З. 11:12).

    Чтобы помочь нам судить так, как судил Он Сам, Господь дал такой совет двенадцати ученикам из числа нефийцев: «Вы будете судьями этого народа согласно правосудию, которое Я вам дам, которое будет справедливо. А потому, какого образа людьми должны вы быть? Истинно Я говорю вам: Такими, как Я» (3 Нефий 27:27; курсив мой – Л. Г. Р.). Порой мы забываем, что когда Он дал совет быть такими как Он, это было в контексте того, как судить праведно.

    Неправедный суд

    Спаситель с фарисеями и книжниками

    Позорный пример неправедного суда приведен в предыстории к притче о заблудшей овце, когда фарисеи и книжники понапрасну осудили как Спасителя, так и Его спутников, сказав: «Он принимает грешников и ест с ними» (от Луки 15:2), не обращая внимания на то, что они сами грешники. Обладая осуждающими сердцами, книжники и фарисеи никогда не испытывали радости от спасения заблудшей овцы.

    Спаситель с женщиной, взятой в прелюбодеянии

    Те же «книжники и фарисеи» привели к Спасителю «женщину, взятую в прелюбодеянии» (от Иоанна 8:3), чтобы посмотреть, осудит ли Он ее согласно закону Моисееву (см. стих 5). Вы знаете эту историю, когда Он пристыдил их за их неправедный суд, и тогда они, «будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим» (стих 9; курсив мой. – Л. Г. Р.). Затем Он сказал этой женщине: «И Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши. И с той поры женщина прославляла Бога и веровала во имя Его» (Перевод Джозефа Смита, от Иоанна 8:11).

    Спаситель разговаривает с женщиной, взятой в прелюбодеянии

    Плотский человек в каждом из нас склонен осуждать других и судить неправедно или лицемерно. Такое было даже с Иаковом и Иоанном, двумя Апостолами Спасителя. Их привело в ярость то, что жители Самарянского селения отнеслись к Спасителю без должного уважения (см. от Луки 9:51–54):

    Спаситель с последователями

    «Видя то, [они] сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?

    Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа;

    ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (стихи 54–56).

    Сегодняшним «общи[м] судь[ям]» (У. и З. 107:74), нашим епископам и президентам небольших приходов, следует избегать подобных порывов осудить, как это было с Иаковом и Иоанном. Праведный судья должен реагировать на исповеди с состраданием и пониманием. Например, сбившийся с пути молодой человек должен выйти из кабинета епископа, ощущая, благодаря епископу, любовь Спасителя и чувствуя себя окутанным радостью и целительной силой Искупления – и ни в коем случае не со стыдом или чувством презрения к себе. Иначе епископ может невольно отогнать потерянную овцу еще дальше в пустыню (см. от Луки 15:4).

    Дисциплина

    Однако сострадание не отменяет потребности в дисциплине. Слово дисциплина происходит от латинского «discere» – учиться, или «discipulus» – ученик, студент или последователь1. Дисциплинировать по примеру Господа означает обучать с любовью и терпением. В Священных Писаниях Господь, говоря о дисциплине, часто использует слово наказывать (см., например, Мосия 23:21; У. и З. 95:1). Английское слово chasten [«наказывать» или «порицать»] происходит от латинского «castus», означающего «целомудренный» или «чистый», «очищать через порицание»2.

    В мире земной судья осуждает человека и назначает ему тюремное заключение. В то же время, в Книге Мормона сказано, что, когда мы грешим по своей воле, то становимся «сами себе судь[ями]» (Алма 41:7) и назначаем себе заключение в духовной тюрьме. По иронии судьбы, в этом случае именно общий судья держит ключи, открывающие врата тюрьмы, «ибо вместе с наказанием Я готовлю путь для их избавления от всяких искушений» (У. и З. 95:1; курсив мой. – Л. Г. Р.). Дела праведного судьи преисполнены милости и любви, они нацелены на искупление, а не на осуждение.

    Молодому Джозефу Смиту был назначен четырехлетний испытательный период, прежде чем он получил золотые листы, «потому что… не соблюдал заповеди Господа»3. Позже, когда Джозеф потерял 116 страниц рукописи, к нему снова были применены дисциплинарные меры. Хотя он по-настоящему раскаивался, Господь все же отозвал на короткое время Свои привилегии, потому что «кого [Он] люб[ит], [Он] также наказыва[ет], дабы их грехи были прощены» (У. и З. 95:1).

    Джозеф сказал: «Ангел радовался, отдавая мне назад Урим и Туммим. Он сказал, что Бог доволен моей верностью и смирением и любит меня за мое раскаяние и усердие в молитве»4. Поскольку Господь хотел преподать Джозефу Смиту такой урок, который переменил бы его сердце, Он потребовал, чтобы тот принес нелегкую жертву. Жертва есть неотъемлемая часть дисциплины.

    Жертва

    «В древности принесение в жертву означало освящение чего-либо или кого-либо»5 и связывалось с определением слова наказывать – «очищать». Подобным образом в древнем Израиле прощение приходило через приношение или жертву за грех или проступок6. Такая жертва не только «указыва[ла] на ту великую и последнюю жертву» (Алма 34:14), но и помогала взращивать более глубокое чувство благодарности за Искупление Спасителя. Неготовность жертвовать в процессе покаяния осмеивает и умаляет Его великую жертву за грех и делает из Его страданий нечто тривиальное. Это вопиющее проявление неблагодарности.

    С другой стороны, благодаря сладостному закону жертвы мы обретаем вечные ценности ‒ Его милость, прощение и, в конце концов, «всё, что имеет Отец» (У. и З. 84:38). Как часть процесса покаяния, жертва также действует подобно целительному бальзаму, который помогает заменить «терзания совести» (Алма 42:18) на «мир совести» (Мосия 4:3). Без принесения жертвы может быть трудно простить себя из-за четкого чувства незаконченного дела7.

    Родитель как праведный судья

    Немногие из нас будут призваны в качестве общих судей, но принципы праведного суда применимы ко всем нам, в особенности к родителям, у которых есть ежедневная возможность использовать эти принципы в работе со своими детьми. Эффективно обучать ребенка – вот какой должна быть цель хороших родителей, а с любовью дисциплинировать – вот какой должна быть цель праведного судьи.

    Президент Джозеф Ф. Смит учил: «Если дети дерзят и ими трудно управлять, будьте к ним терпеливы, пока вы не победите любовью… и тогда вы сможете сформировать их характер по своему желанию»8.

    Интересно то, что, обучая тому, как дисциплинировать, Пророки, кажется, всегда говорят о качествах, присущих Христу. В Учении и Заветах дается известный совет о дисциплине:

    «Никакая власть или влияние не могут и не должны использоваться силой священства, кроме как только через убеждение, долготерпение, мягкосердечие и кротость, и любовь непритворную;

    с добротой и совершенным знанием, которые весьма расширят душу без лицемерия и без лукавства;

    Упрекая своевременно со строгостью, по вдохновению Духа Святого; но после этого проявляя ещё больше любви» (У. и З. 121:41–43).

    Священные Писания учат нас упрекать «по вдохновению Духа Святого», а не в порыве гнева. Святой Дух и гнев несовместимы, потому что «тот, кто имеет дух раздора, не от Меня, но от дьявола, а он – отец раздора; и он побуждает сердца людей спорить гневно между собой» (3 Нефий 11:29). Президент Джордж Альберт Смит учил: «Как правило, недобрые слова не произносятся по вдохновению от Господа. Дух Господа – это дух доброты, дух терпения, дух милосердия, и любви, и воздержания, и долгострадания…

    Но если в нас живет дух выискивания ошибок… разрушительным образом, это не может быть результатом поддержки со стороны Духа нашего Небесного Отца и всегда причиняет вред…

    Доброта – это сила, которую нам дал Бог, чтобы мы могли отпирать ожесточенные сердца [и] укрощать упрямые души»9.

    Истинная сущность наших детей

    Когда Спаситель посетил нефийцев, Он сделал для детей нечто необыкновенное:

    Спаситель с нефийскими детьми

    «И было так, что Он учил и служил детям этих людей… и они говорили своим отцам нечто великое и чудесное… и Он развязал их языки, и они говорили своим отцам нечто великое и чудесное …

    И они видели, а также слышали этих детей; да, и младенцы даже открывали свои уста и изрекали чудесные слова» (3 Нефий 26:14, 16).

    Возможно, даже больше, чем уста детей, Господь открыл глазаи уши ошеломленным родителям. Этим родителям был дан удивительный дар – заглянуть в вечность и узреть истинную сущность и предземную зрелость своих детей. Не изменит ли это навсегда то, как родители видят своих детей и как они к ним относятся? Мне нравится такая вариация цитаты Гёте: «То, как вы видите [ребенка] – это то, как вы к нему относитесь, а то, как вы к нему относитесь – это то, каким он станет»10. Способность помнить об истинной сущности ребенка есть дар предвидения, Божественным образом вдохновляющий ви́дение праведного судьи.

    Заключение

    Президент Томас С. Монсон учил нас: «Никогда не позволяйте проблеме, требующей решения, стать важнее человека, нуждающегося в любви»11. Этот принцип чрезвычайно важен для того, чтобы стать праведным судьей, особенно по отношению к своим детям.

    Судить праведно мы можем только в том случае, если будем судить как Иисус Христос. Это означает, что мы должны быть подобными Ему. «А потому, какого образа людьми должны вы быть? Истинно Я говорю вам: Такими, как Я» (3 Нефий 27:27). Во имя Иисуса Христа, аминь.