Господь Иисус Христос учит нас молиться
    Сноски
    Theme

    Господь Иисус Христос учит нас молиться

    Когда вы молитесь, вы действительно молитесь или же просто произносите молитвы?

    В 1977 году я служил в качестве миссионера полного дня в Куско, Перу. Мы с напарником получили разрешение на то, чтобы сводить всех миссионеров Куско к величественным развалинам Мачу-Пикчу.

    Ближе к концу нашей экскурсии некоторые миссионеры захотели пойти на Мост инков, который входит в состав горного маршрута. Я вдруг ощутил в сердце, что Дух запрещает мне туда идти. Тропа проходила по склону горы с обрывом высотой в шестьсот десять метров. В некоторых местах тропа сужалась так, что по ней мог пройти только один человек. Мы с напарником сказали остальным, что нам не стоит ходить на Мост инков.

    Но миссионеры настаивали на том, чтобы мы туда пошли. Их уговоры становились все настойчивее, и, несмотря на подсказки Духа, я поддался давлению своих товарищей и сказал, что мы сходим на этот мост, но только очень осторожно.

    Мы вступили на тропу, ведущую к Мосту инков. Я был замыкающим в группе, и поначалу все шли медленно, как мы и договорились. Потом миссионеры стали разгоняться все быстрее и даже побежали. Они игнорировали мои просьбы о том, чтобы сбавить темп. Я почувствовал, что обязан догнать их и сказать, что мы разворачиваемся. Я сильно отстал, так что мне пришлось бежать изо всех сил, чтобы догнать их.

    Добежав до поворота, где тропа сужалась так, что на ней с трудом могли бы разойтись два человека, я увидел одного из миссионеров. Он стоял на месте, спиной к скалам. Я спросил его, почему он здесь стоит. Он ответил, что Дух внушил ему немного постоять на этом месте, а меня пропустить вперед.

    Я чувствовал, что нужно срочно догнать ушедших вперед, поэтому он помог мне обойти его, и я смог пройти еще чуть дальше по тропе. Я заметил, что тропа густо заросла зелеными побегами. Я поставил правую ногу на землю, но тут же осознал, что земли под побегами нет. В отчаянии, я схватился за ветви, свисавшие с тропы. На мгновение я увидел под собой реку Урубамба, пересекающую Священную долину инков. До нее было более шестисот метров. Я чувствовал, что силы покидают меня: еще чуть-чуть, и я не смогу больше держаться. И тогда я взмолился, изо всех сил. Молитва была очень короткой. Я разжал губы и сказал: «Отец, помоги мне!»

    Ветви были недостаточно крепкими, чтобы удерживать вес моего тела. Я знал, что конец близок. В тот самый миг, когда я почти начал падать, я ощутил, как твердая рука схватила меня за руку и потянула вверх. Благодаря той помощи я смог собраться с силами и выбраться обратно на тропу. Это был миссионер, оставшийся позади. Он спас меня.

    Но в сущности, меня спас наш Небесный Отец. Он прислушался к моему голосу. Трижды до этого я слышал, как голос Духа говорит мне не идти на Мост инков, но я его не послушался. Я был в шоке, весь бледный, и не знал, что сказать. Потом я вспомнил, что впереди нас идут другие миссионеры. Мы отправились за ними, пока не нашли их, а затем рассказали, что со мной произошло.

    Мы возвращались в Мачу-Пикчу очень осторожно и в полном молчании. Назад я шел молча и думал о том, что Он обратил внимание на мой голос, а я к Его голосу не прислушался. Я испытывал глубокую сердечную боль из-за того, что ослушался Его голоса, и в то же время – глубокое чувство благодарности за Его милость. Он не обрушил на меня Своего правосудия, а в милости Своей спас мне жизнь (см. Алма 26:20).

    В конце дня, когда настало время для личной молитвы, я обратился от всего сердца к «От[цу] милосердия и Бог[у] всякого утешения» (2-е Коринфянам 1:3). Я молился «с искренним сердцем, с истинным намерением, имея веру во Христа» (Мороний 10:4).

    Ранним утром того же дня я молился своими устами, а оказавшись на грани гибели, молился Ему от самого сердца. Я мысленно пролистал всю свою жизнь до этого момента. И обнаружил, что во многих случаях Отец Небесный был безмерно милостив ко мне! Он преподал мне много уроков в тот день в Мачу-Пикчу и в Куско, Перу. Один из важнейших уроков состоял в том, что мне нужно всегда молиться «с искренним сердцем, истинным намерением, [проявляя] веру во Христа».

    Однажды Господь Иисус Христос «в одном месте молился», и когда Он «перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться» (от Луки 11:1). И тогда Он научил Своих учеников молиться. Мы и сегодня учимся у Него молиться, когда видим Его молящимся в Гефсимании, где Он говорит: «Впрочем, не моя воля, но Твоя да будет» (от Луки 22:42). Когда вы молитесь, желаете ли вы на самом деле, по-настоящему, чтобы «не моя воля, но Твоя» была исполнена?

    Павел описывал, как Иисус молился «во дни плоти Своей», особенно в Гефсимании: «С сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти; и услышан был за Свое благоговение» (к Евреям 5:7). Когда вы молитесь, вы действительно молитесь или же просто произносите молитвы? Не поверхностны ли вы в своих молитвах?

    Иисус усердно молился и говорил со Своим Отцом. «Когда… Иисус, крестившись, молился, – отверзлось небо» (от Луки 3:21). Чувствуете ли вы во время молитвы, что Небеса открываются? Когда вы в последний раз ощущали такую связь с Небесами?

    Иисус готовился к принятию важных решений, молясь Своему Отцу.

    «Взошел Он на гору помолиться и пробыл всю ночь в молитве к Богу.

    Когда же настал день, призвал учеников Своих и избрал из них двенадцать» (от Луки 6:12–13).

    А вы, готовясь к принятию важных решений, молитесь ли своему Небесному Отцу? Подготавливаете ли вы себя к молитве?

    Когда Иисус пришел на Американский континент, Он научил народ молиться. «И Иисус сказал им: Продолжайте молиться; но они и не переставали молиться» (3 Нефий 19:26).

    Иисус просит нас: «Моли[те]сь всегда» (У. и З. 10:5). Иисус знает: наш Небесный Отец слышит, что нам нужно и дает то, что лучше для нас. Почему же мы иногда не хотим этого принимать? Почему?

    В тот самый момент, как мы произносим «Отец на Небесах», Он слышит наши молитвы и с чуткостью отзывается на наш призыв и наши нужды. Его глаза и уши в этот момент обращены к вам. Он читает наш разум и чувствует, что у нас на душе. От Него ничего не утаить. И что самое удивительное, – Он всегда будет видеть вас глазами, полными любви и милости, такой любви и такой милости, каких мы не в состоянии постичь. Любовь и милость всегда будут при Нем, стоит лишь вам сказать: «Отец Небесный».

    Поэтому время молитвы – это чрезвычайно священный момент. Он не из тех, кто мог бы сказать: «Я не стану тебя слушать, потому что ты вечно приходишь ко Мне с проблемами». Так поступают только люди. Он не из тех, кто скажет: «Ой, ты не представляешь, как Я сейчас занят». Так говорят только люди.

    Будем же все молиться так, как учил нас Иисус, на это я надеюсь и об этом молюсь во имя Господа Иисуса Христа, аминь.