2010-2017
    О подлинности
    Сноски
    Theme

    О подлинности

    Я молюсь, чтобы мы сопротивлялись искушению привлекать внимание к себе, а вместо этого стремились к гораздо большей чести – стать смиренными, подлинными учениками нашего Господа и Спасителя, Иисуса Христа.

    В конце XVIII века российская императрица Екатерина II объявила о намерении отправиться в южную часть своей империи в сопровождении нескольких иностранных послов. Генерал-губернатор того края, Григорий Потемкин, отчаянно хотел произвести впечатление на этих посетителей. И поэтому он приложил массу усилий, чтобы продемонстрировать свои достижения в той местности.

    В этом путешествии Екатерина II, в частности, плыла вниз по реке Днепру, с гордостью указывая послам на процветающие деревушки вдоль берегов с трудолюбивым и счастливым населением. Была только одна проблема: все это было инсценировано. Говорят, будто Потемкин собирал картонные фасады лавок и домов. Он даже размещал якобы работающих крестьян, чтобы создать впечатление процветающей экономики. Когда путешественники скрывались за поворотом реки, люди Потемкина разбирали бутафорскую деревню и спешно перебрасывали ее ниже по течению, готовясь к следующему прибытию Екатерины II.

    Хотя современные историки сомневаются в достоверности этой истории, термин «потемкинские деревни» вошел в мировую лексику. Сегодня он означает любую попытку заставить других поверить, будто мы лучше, чем есть на самом деле.

    На должном ли месте наши сердца?

    Это часть человеческой природы – стремиться выглядеть как можно лучше. Вот почему многие из нас так старательно трудятся над фасадами своих домов, а наши юные братья из Священства Ааронова следят за тем, чтобы каждый волос был на месте на случай встречи с кем-нибудь особенным. Нет ничего плохого в том, что мы начищаем ботинки, хотим лучше пахнуть или даже прячем грязную посуду перед приходом домашних учителей. Однако, доведенное до крайности, это желание произвести впечатление может превратиться из полезного в лицемерное.

    Господни Пророки всегда возвышают голос предостережения против тех, кто «приближаются [к Господу]… устами своими… и чтут [Его] языком, сердце же их далеко отстоит от [Него]»1.

    Спаситель с пониманием и состраданием относился к грешникам, чьи сердца были смиренны и искренни. Но Он восставал в праведном гневе против таких лицемеров, как книжники, фарисеи и саддукеи, которые старались выглядеть праведными, чтобы снискать похвалу, влияние и богатство мира, и при этом притесняли людей, которых должны были благословлять. Спаситель уподоблял их «окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты»2.

    В наши дни у Господа есть такие же суровые слова для носителей священства, которые пытаются «скрыть [свои] грехи или удовлетворить [свою] гордыню [или свое] тщетное честолюбие». Когда они делают это, Он говорит: «Небеса отдаляются; Дух Господний опечален, и когда Он удаляется, аминь священству или власти того человека»3.

    Почему это происходит? Почему мы иногда пытаемся казаться активными, процветающими и преданными внешне, а внутренне – как Иоанн Богослов сказал о Ефесянах – мы «оставил[и] первую любовь [с]вою»?4

    В некоторых случаях мы можем просто забывать о сути Евангелия, путая «вид благочестия» и «сил[у]… его»5. Это особенно опасно, когда мы используем нашу внешнюю экспрессию ученичества, чтобы произвести впечатление на других ради личной корысти или влияния. Тогда мы рискуем зайти на территорию фарисеев, и самое время заглянуть в свои сердца и немедленно скорректировать курс.

    Потемкинские программы

    Это искушение казаться лучше, чем мы есть, может затрагивать не только нашу личную жизнь, но и наши церковные дела.

    Например, я знаю об одном коле, где руководители наметили на год некие амбициозные цели. Притом, что все эти цели казались стоящими, они фокусировались либо на высокопарных и впечатляющих декларациях, либо на цифрах и процентах.

    После того, как эти цели были обсуждены и согласованы, что-то стало беспокоить президента кола. Он думал о членах своего кола, например, о недавно овдовевшей молодой матери с маленькими детьми. Он думал о прихожанах, которые борются с сомнениями или одиночеством или с тяжелыми заболеваниями и не имеют страховки. Он думал о прихожанах, которые решают проблемы в браке, сражаются с наркоманией, безработицей и психическими недугами. И чем больше он думал о них, тем больше задавал себе один простой вопрос: помогут ли наши новые цели решить жизненную ситуацию этих людей?

    Он задумался над тем, как изменились бы цели их кола, если бы они сначала задались вопросом: «В чем состоит наше служение?»

    Этот президент кола вернулся к своим советам, и все вместе они переосмыслили свою задачу. Они решили, что не позволят «голодным… нуждающимся… нагим… больным… и страждущим проходить мимо [них]… [незамеченными]»6.

    Они ставили новые цели, признавая, что успех этих новых целей не всегда будет измерим, по крайней мере, человеком – ибо как измерить личное свидетельство, любовь к Богу или сострадание к людям?

    Но они также знали, что «многое из того, что можно посчитать, не имеет значения. Многое из того, что нельзя посчитать, имеет огромное значение»7.

    Интересно, можно ли назвать некоторые наши организационные и личные цели современным эквивалентом потемкинской деревни? Не выглядят ли они впечатляюще только издали, не удовлетворяя при этом реальных потребностей наших возлюбленных ближних?

    Мои дорогие друзья и собратья, носители священства, если бы Иисус Христос сел рядом с нами и попросил отчета о нашем руководстве, не думаю, чтобы Он сильно заинтересовался программами и статистикой. Состояние нашего сердца – вот что интересовало бы Спасителя. Ему было бы интересно, как мы любим и служим тем, кто вверен нашей заботе, как мы проявляем свою любовь к супруге и детям, как облегчаем их повседневную ношу. Спасителю было бы интересно, как мы с вами становимся ближе к Нему и к нашему Небесному Отцу.

    Зачем мы здесь?

    Было бы полезно заглянуть в собственное сердце. Например, мы могли бы спросить себя: зачем мы служим в Церкви Иисуса Христа?

    Мы могли бы даже спросить: зачем мы сегодня здесь, на этом собрании?

    Я полагаю, что если бы мне надо было ответить на этот вопрос на поверхностном уровне, я мог бы сказать, что я здесь потому, что Президент Монсон поручил мне выступить.

    То есть у меня просто не было выбора.

    Кроме того, моя жена, которую я очень люблю, считает, что я должен присутствовать здесь. А как я могу сказать ей «нет»?

    Но все мы знаем, что есть более веские основания посещать наши собрания и вести жизнь преданных учеников Иисуса Христа.

    Я здесь потому, что всем сердцем хочу следовать моему Учителю, Иисусу Христу. Я стремлюсь делать все, о чем Он просит меня, в этом великом деле. Я жажду получать назидание от Святого Духа и слышать глас Божий через Его посвященных служителей. Я здесь, чтобы стать лучше как человек, чтобы подкрепиться вдохновляющими примерами моих братьев и сестер во Христе и чтобы узнать, как лучше всего служить нуждающимся.

    Если говорить коротко, я здесь, потому что люблю моего Небесного Отца и Его Сына, Иисуса Христа.

    Я уверен, и вас привело сюда то же самое. Вот почему мы готовы на жертвы, а не только на декларации следовать Спасителю. Вот почему мы с честью несем Его святое священство.

    От искры к костру

    Будь у вас цветущее и здоровое свидетельство, или же ваша активность в Церкви больше напоминает потемкинскую деревню, радует то, что вы можете строить с той силой, какая у вас есть. Здесь, в Церкви Иисуса Христа, вы можете возрастать духовно и приближаться к Спасителю, применяя принципы Евангелия день за днем.

    Если применять терпение и настойчивость, то даже самый маленький акт ученичества или мельчайший уголек веры может стать пылающим костром посвященной жизни. На самом деле так и начинается большинство костров – с простой искры.

    Поэтому, если вы чувствуете себя малым и слабым, просто придите ко Христу, Который делает слабое сильным8. Слабейший из нас благодаря благодати Божьей может стать духовно сильным, потому что Бог «нелицеприятен»9. Он – наш «Бог верный, Который хранит завет [Свой] и милость к любящим Его и сохраняющим заповеди Его»10.

    Я убежден, что если Бог может протянуть руку и поддержать бедного немецкого беженца из скромной семьи в разрушенной войной стране на расстоянии в полмира от Главного управления Церкви, то Он может дотянуться и до вас.

    Мои возлюбленные братья во Христе, Бог Творения, Который вдохнул жизнь во Вселенную, несомненно может вдохнуть жизнь в вас. Несомненно, Он может сделать из вас подлинное духовное существо из света и истины, которым вы хотите быть.

    Божьи обещания верны и точны. Мы можем быть прощены за наши грехи и очищены от всей неправедности11. И если мы будем и дальше принимать истинные принципы и жить по ним в наших личных обстоятельствах и в наших семьях, то в итоге мы придем к той точке, где мы «не буд[ем] уже ни алкать, ни жаждать… ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти [нас] и водить [нас] на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей [наших]»12.

    Церковь – это место исцеления, а не сокрытия

    Но исцеления не произойдет, если мы будем скрываться за личными, догматическими или организационными фасадами. Такое искусственное ученичество не только мешает нам видеть себя такими, какие мы есть на самом деле, но и мешает нам по-настоящему изменяться благодаря чуду Искупления Спасителя.

    Церковь – не автосалон, где можно демонстрировать себя, чтобы другие восхищались нашей духовностью, нашим потенциалом или процветанием. Она больше похожа на автосервис, куда привозят нуждающиеся в ремонте автомобили для технического обслуживания и восстановления.

    И разве мы, все мы, не нуждаемся в ремонте, техническом обслуживании и восстановлении?

    Мы приходим в церковь не скрывать наши проблемы, а решать их.

    И у нас, носителей священства, есть дополнительная обязанность «пас[ти] Божие стадо… не принужденно, но охотно и богоугодно, не для [личной] корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду»13.

    Помните, братья: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать»14.

    Величайший, способнейший, совершеннейший человек, когда-либо ходивший по этой земле, был также самым смиренным. Он совершал Свои самые впечатляющие деяния не напоказ, а в присутствии лишь нескольких наблюдателей, которых просил «не сказывать никому о происшедшем»15. Когда кто-то называл Его «благим», Он быстро отклонял комплимент, настаивая на том, что только Бог воистину благ16. Ясно, похвала мира ничего ни значила для Него; Его единственной целью было служить Своему Отцу и «всегда дела[ть] то, что Ему угодно»17. Было бы полезно последовать примеру нашего Учителя.

    Будем же любить так, как любил Он

    Братья, наше высокое и святое призвание – быть представителями Иисуса Христа, любить так, как любил Он, служить так, как служил Он, «поднима[ть] опустившиеся руки и укрепля[ть] ослабевшие колени»18, «заботиться о бедных и нуждающихся»19, о вдовах и сиротах20.

    Я молюсь, братья, чтобы, служа Богу в наших семьях, кворумах, приходах, кольях, общинах и странах, мы сопротивлялись искушению привлекать внимание к себе, а вместо этого стремились к гораздо большей чести – стать смиренными, подлинными учениками нашего Господа и Спасителя, Иисуса Христа. Так мы окажемся на пути, ведущем к нашим самым лучшим, самым подлинным и благородным проявлениям. Об этом я свидетельствую во имя нашего Учителя, Иисуса Христа, аминь.