2010–2019
Навеки свободные, чтобы действовать по своей воле
назад вперед

Навеки свободные, чтобы действовать по своей воле

Бог хочет, чтобы мы стали свободными людьми, способными полностью реализовать свой потенциал как в мирском плане, так и в духовном.

В пьесе Уильяма Шекспира Хроника-история Генриха Пятого есть сцена, в которой описывается ночь в лагере английского войска перед битвой с французами при Азенкуре. В тусклом свете, переодевшись в чужую одежду, король Генрих бродит среди солдат, оставаясь неузнанным. Он беседует с ними, пытаясь оценить моральный дух своего войска, сильно уступающего в численности противнику. Поскольку воины не узнаю́т короля, они откровенны в своих высказываниях. В какой-то момент они начинают рассуждать о том, кто несет ответственность за происходящее с участниками битвы – король или каждый отдельный воин.

В конце концов король Генрих провозглашает: «Мне думается, нигде смерть не была бы мне так желанна, как возле короля; ведь дело его правое и притязания вполне законны».

Майкл Уильямс отвечает: «Ну, этого нам не дано знать».

Его друг соглашается: «Да и незачем нам в это вникать. Мы знаем только, что мы подданные короля, и этого для нас достаточно. Но если бы даже его дело было неправым, повиновение королю снимает с нас всякую вину».

Уильямс продолжает: «Да, но если дело короля неправое, с него за это взыщется, да еще как».

Неудивительно, что король Генрих не соглашается с ними. «Каждый подданный должен служить королю; но душа каждого принадлежит ему самому»1.

Шекспир не ставил перед собой задачу разрешить этот спор в своей пьесе, и в той или иной форме спор о том, кто несет ответственность за происходящее в нашей жизни, продолжается по сей день.

Когда все в жизни складывается плохо, люди склонны винить в этом других или даже Самого Бога. Иногда у них возникает чувство, что им что-то должны, и тогда отдельные люди или группы людей пытаются возложить ответственность за свое благополучие на других людей или государство. В духовных вопросах некоторые полагают, что нам не обязательно стремиться к личной праведности – ведь Бог любит нас и спасет нас такими, какие мы есть.

Но Бог хочет, чтобы Его дети действовали согласно принципу свободы воли, который Он дал им: «Дабы каждый человек был ответственным за свои собственные грехи в день суда»2. Это Его воля и Его план, чтобы главную роль в нашем собственном спектакле под названием «жизнь», роль того, кто принимает решения, играли мы сами. Бог не проживет за нас нашу жизнь и не станет контролировать нас, словно мы Его марионетки, как когда-то предложил Люцифер. Его Пророки также не возьмут на себя роль «кукловодов», вместо Него. Президент Бригам Янг утверждал: «Я не хочу, чтобы кто-либо из Святых последних дней, живущих в этом мире или на Небесах, был удовлетворен тем, что я делаю, если это чувство не будет продиктовано Духом Господа Иисуса Христа, духом откровения. Я хочу, чтобы они сами знали и понимали истину»3.

Так что Бог не спасет нас «такими, какие мы есть», во-первых, потому, что «какие есть» мы нечистые, а «ничто нечистое не может пребывать… в присутствии Его, ибо, на языке Адама, Человек Святости есть имя Ему, а имя Единородного Его – Сын Человеческий [Человека Святости]»4. И, во-вторых, Бог не будет действовать так, чтобы сделать нас теми, кем мы, судя по нашим действиям, не принимали решения становиться. Он воистину любит нас, и так как Он любит нас, Он не принуждает нас ни к чему и не покидает нас. Скорее, Он помогает нам и направляет нас. Воистину, самое настоящее проявление Его любви – это Его заповеди.

Мы должны радоваться (и радуемся) созданному Богом плану. Он позволяет нам делать выбор и действовать от своего имени, а также испытывать его последствия, или, как говорится в Священных Писаниях, «[вкушать] горечь, дабы могли они научиться ценить добро»5. Мы бесконечно благодарны за то, что Искупление, совершенное Спасителем, победило первородный грех, чтобы мы, рождаясь в этом мире, не понесли наказания за согрешение Адама6. Получив таким образом искупление от Падения, мы начинаем жизнь невинными перед Богом и «навеки ста[новимся] свободными, дабы действовать по своей воле, а не подвергаться действию»7. Мы можем принять решение стать теми, кем мы хотим, и с Божьей помощью даже можем стать подобными Ему8.

Евангелие Иисуса Христа открывает путь к тому, чтобы мы стали тем, кем можем стать. Благодаря Искуплению Иисуса Христа и Его благодати наши неудачи в стремлении жить на Земле по целестиальному закону последовательно и безукоризненно могут быть стерты, и мы можем развить у себя характер, присущий Христу. Однако правосудие требует, чтобы это не происходило без нашего полного согласия и участия. Так было всегда. Само наше присутствие на Земле в качестве физических существ – это следствие выбора каждого из нас участвовать в плане нашего Отца9. Так что и спасение, очевидно, не является результатом Божественной прихоти, как и не происходит оно по одной лишь Божьей воле10.

Правосудие – это неотъемлемое качество Бога. Мы можем верить в Бога, поскольку Он заслуживает полного доверия. В Священном Писании сказано: «Бог не ходит кривыми путями, Он не уклоняется ни вправо, ни влево, и не отступается от того, что сказал, а потому прямы стези Его и путь Его – один вечный круг»11, а также: «Бог нелицеприятен»12. Мы полагаемся на Божественное качество правосудия, чтобы обрести веру, уверенность и надежду.

Но, как следствие абсолютной справедливости, есть такие вещи, которые Бог сделать не может. Он не может по Своей прихоти спасать одних и отвергать других. Он не может «смотреть на грех ни с малейшим попущением»13. Он не может позволить, чтобы милость обокрала правосудие14.

Тот факт, что Бог установил дополняющий принцип милости, убедительно свидетельствует о Его правосудии. Благодаря Своей справедливости Он установил способ, с помощью которого милость может выполнить свою незаменимую роль в нашем вечном предназначении. Поэтому «правосудие предъявляет все свои требования, и милость также требует всего своего»15.

Мы знаем, что «страдания и смерть Того, Кто не совершил греха, в Ком было благоволение [Отца]… пролит[ая] кровь [Его] Сына»16, удовлетворяют требованиям правосудия, дарят милость и искупают наши грехи17. Несмотря на это, «согласно правосудию, план искупления не мог быть осуществлён иначе, как на условиях покаяния»18. Именно требование и возможность покаяться позволяют милости выполнить свою работу, не попирая правосудия.

Христос умер не для того, чтобы спасти всех без исключения, но чтобы предложить покаяние. Мы «[полагаемся] всецело на заслуги Того, Кто имеет силу спасать»19 в процессе покаяния, но покаяние – это добровольный процесс. Так что, делая покаяние условием получения дара благодати, Бог позволяет нам оставить ответственность за самими собой. Принцип покаяния уважает и поддерживает принцип нашей свободы воли: «И таким образом милость может удовлетворить требования правосудия, окружая их руками безопасности, тогда как тот, кто не проявляет веры, приводящей к покаянию, подвержен всему закону требований правосудия; и потому только для того, кто имеет веру, приводящую к покаянию, осуществлён этот великий и вечный план искупления»20.

Непонимание справедливости и милости Бога – это одно; отрицание Его существования или величия – это другое, но оба они ведут к тому, что человек достигает меньшего, порой гораздо меньшего, чем то, на что он способен. Бог, не имеющий никаких требований, функционально равен богу, который не существует. Мир без Бога, живого Бога, который устанавливает нравственные законы для организации и совершенствования Своих детей, – это мир без истины и без справедливости. Это мир, где царит нравственный релятивизм.

Релятивизм означает, что каждый человек сам для себя служит наивысшей властью. Разумеется, под этой философией подписываются не только те, кто отрицают Бога. Некоторые верят в Бога и все же считают, что они сами должны определить для себя, что истинно, а что – нет. Один молодой человек сформулировал это так: «Не думаю, что могу назвать индуизм, католицизм или англиканскую церковь ложными; я считаю, что все зависит от того, во что мы верим… Не думаю, что здесь есть правильное и неправильное»21. Другой юноша на вопрос о его основных религиозных убеждениях ответил: «Я верю в себя – все сводится к этому. То есть как может существовать какая-то власть, которой вы верите?»22

Те, кто верят, что истиной может быть все, что угодно, воспринимают заявление об объективной, неизменной и всеобщей истине как принуждение: «Не нужно заставлять меня верить в истинность того, что мне не нравится». Но это не меняет реальной действительности. Отрицание закона притяжения не спасет от падения человека, шагнувшего с отвесной скалы. То же применимо и к вечному закону и правосудию. Свобода приходит не через ее отрицание, а через ее применение. Это основополагающий фактор силы Самого Бога. Если бы не реальность неизменных и непреложных истин, дар свободы воли потерял бы свой смысл, поскольку мы не смогли бы предвидеть и предусмотреть последствия своих действий. Легий объяснял: «Если вы скажете, что нет закона, вы также скажете, что нет и греха. Если вы скажете, что нет греха, вы также скажете, что нет и праведности. А если бы не было праведности, то не было бы и счастья. А если бы не было ни праведности, ни счастья, то не было бы ни наказания, ни несчастья. А если бы не было ничего этого, то не было бы и Бога. А если бы не было Бога, то не было бы ни нас, ни Земли; ибо тогда не было бы никакого сотворения сущностей, ни чтобы действовать, ни чтобы подвергаться действию; а потому всё должно было бы исчезнуть»23.

Что касается и мирских, и духовных вопросов, то возможность принять на себя личную ответственность – это данный Богом дар, без которого мы не сможем полностью реализовать свой потенциал дочерей и сыновей Бога. Личная ответственность становится как нашим правом, так и нашим долгом, и мы должны постоянно отстаивать ее; покушения на нее начались еще до Сотворения. Мы должны защищать свое право на ответственность от людей и программ, которые стараются сделать нас зависимыми от них (иногда из самых лучших побуждений). Мы также должны защищать это право от своей собственной склонности избегать труда, связанного с развитием талантов, способностей и характера, присущих Христу.

Вот история о человеке, который не хотел работать. Он хотел, чтобы о нем заботились во всем. Согласно его представлениям, Церковь, государство или и то, и другое вместе должны давать ему средства на жизнь, поскольку он исправно платит десятину и налоги. У него не было пищи, но он отказывался работать, чтобы самому позаботиться о себе. От отчаяния и раздражения те, кто пытались ему помочь, приняли решение: поскольку он не хочет и палец о палец ударить, чтобы обеспечить себя всем необходимым, они с таким же успехом могут отнести его на кладбище и оставить там умирать. По дороге на кладбище один из мужчин сказал: «Мы не можем так поступить. У меня есть немного зерна, и я поделюсь с ним».

Они передали его слова своему подопечному, и он спросил: «А зерно уже просеянное?»

Они ответили: «Нет».«

Что ж, – сказал он, – пошли дальше».

Бог хочет, чтобы мы стали свободными людьми, способными полностью реализовать свой потенциал как в мирском плане, так и в духовном, чтобы мы были свободны от унизительных ограничений бедности и оков греха, чтобы мы могли уважать себя и наслаждаться независимостью, чтобы мы подготовились во всем к тому, чтобы присоединиться к Нему в Его Целестиальном Царстве.

Я отдаю себе отчет в том, что мы не можем достичь этого одними лишь собственными силами без постоянной и существенной помощи Бога. «Мы знаем, что по милости Его мы получаем спасение, после всего того, что мы можем сделать»24. И нам не нужно достигать какого-то минимального уровня силы или благости, прежде чем Бог поможет нам. Мы вправе рассчитывать на Божественную помощь каждый день, каждый час, не важно, где мы находимся на пути послушания. Но я знаю, что прежде чем желать Его помощи, мы должны стараться изо всех сил, каяться и позволять Богу действовать в нашей жизни в соответствии с правосудием и свободой воли. Я просто прошу, чтобы мы взяли на себя ответственность и шли работать, чтобы Богу было в чем помогать нам.

Я свидетельствую, что Бог-Отец жив, что Его Сын Иисус Христос – наш Искупитель, и что Святой Дух пребывает с нами. Их желание помогать нам не подвергается сомнению, а Их способность делать это – бесконечна. Давайте же пробудимся и восстанем из праха, «чтобы заветы Вечного Отца, которые Он заключил с [нами]… были исполнены»25. Во имя Иисуса Христа, аминь.