Сердце мое, не отдавайся больше врагу души моей!
    Сноски

    Сердце мое, не отдавайся больше врагу души моей!

    Да пребудет с нами радость от того, что мы верны своим важнейшим и лучшим качествам, храня свою любовь, свой брак, свое общество и свои души такими чистыми, как они задуманы Богом.

    Недавно, когда мы с сестрой Холланд вышли из самолета в одном отдаленном аэропорту, нам навстречу с приветствием поспешили три очень красивые женщины, прибывшие тем же рейсом. Они оказались членами Церкви, что было вовсе не удивительно, поскольку люди не нашей веры обычно не подбегают к нам в аэропорту. Мы неожиданно разговорились, и вскоре все три со слезами признались, что они недавно развелись с мужьями и что в каждом из трех случаев мужья были неверны им и в каждом случае разлад и грех выросли из увлечения порнографией.

    Начиная свое выступление с такого печального и трудновыразимого предисловия, я чувствую то же, что Иаков былых времен, который сказал: «Печалит меня также и то, что я должен обращаться к вам с такой суровой речью… в присутствии [тех], у большинства из которых имеются весьма нежные, непорочные и смиренные чувства»1. Но нам приходится быть прямолинейными. Возможно, во мне заговорил отец или даже дедушка, но при виде слез в этих молодых женских глазах на моих глазах и в глазах сестры Холланд тоже выступили слезы, а вопросы, которые они мне задали, заставили меня самого задуматься: «Почему сегодня вокруг нас так распространилось моральное разложение и почему в числе его жертв, которым оно наносит глубокие раны, так много людей и целых семей, в том числе и в Церкви?»

    Но, разумеется, я мог сам ответить на этот вопрос, по крайней мере, частично. Почти каждый день все мы со всех сторон подвергаемся натиску безнравственности, заполонившей все вокруг. Кинематограф, телевидение и музыка становятся все более порочными, все глубже и глубже увязая в грязи и насыщая общество грубым языком и половой распущенностью. Печально, что те же самые компьютерные и Интернет-технологии, с помощью которых я занимаюсь семейно-исторической работой и подготовкой имен к храмовой работе, без использования фильтров и специальных программ позволяют моим детям или внукам заглядывать в выгребную яму мирового масштаба, содержимое которой, подобно бомбе, способно навсегда оставить воронку в их разуме.

    Вы помните, как те молодые жены признались, что неверность их мужей началась с пристрастия к порнографии, но ведь безнравственность не исключительно мужская проблема, и грешить могут не только мужья! Компромисс с совестью, достигаемый одним щелчком мыши – включая происходящее в виртуальном общении чата, – нелицеприятен: он затрагивает мужчин или женщин, юных или пожилых, состоящих или не состоящих в браке. И чтобы еще больше упростить доступ ко всему этому, искуситель неустанно расширяет сферу своего влияния на сотовые телефоны, видеоигры и MP3-плейеры, по словам представителей этой индустрии.

    Если мы перестанем рубить ветви древа зла и ударим непосредственно по его корню, то обнаружим там таящуюся похоть в самых разных ее проявлениях. Похоть – слово неблагозвучное, да и к самой теме обращаться не так приятно, но есть серьезное основание тому, почему в некоторых традициях она известна как наиболее смертоносный из «семи смертных грехов»2.

    Почему же похоть является таким «смертным» грехом? Помимо того, что она начисто изгоняет Духа из нашей души, я думаю, это смертный грех еще и потому, что она обесценивает и разрушает самые важные и самые святые отношения, что даровал нам Бог в земной жизни, – любовь мужчины и женщины друг к другу и желание супружеской пары иметь детей, которые могут остаться в их семье навечно. Однажды кто-то сказал, что настоящая любовь является такой лишь тогда, когда постоянна. Истинная любовь долгосрочна. А вот объекты похоти меняются с той же скоростью, с какой можно перевернуть страницу порнографического журнала или смерить ненасытным взглядом проходящего мимо человека, будь то мужчина или женщина. К настоящей любви мы относимся очень трепетно, – именно так я отношусь к сестре Холланд; и о такой любви мы готовы рассказать всему миру. Однако похоти сопутствует стыд, обман и почти патологическая тяга скрыть ее от окружающих: чем позже час и чем темнее за окном, тем лучше, и не забыть запереть дверь на два оборота – так, на всякий случай. Любовь побуждает нас инстинктивно тянуться к Богу и окружающим. Похоть, напротив, лишена Богобоязненности и по определению исключительно эгоистична. Любовь приходит с распростертыми объятиями и открытым сердцем; похоть приходит с ненасытным аппетитом.

    Итак, это лишь некоторые причины, показывающие, почему извращение подлинного смысла любви – мысленно или физически, с другим человеком, – настолько губительно. Оно разрушает то, что по значимости уступает лишь нашей вере в Бога, то есть доверие к людям, которых мы любим. Оно потрясает основание доверия, на котором зиждется нынешняя, а возможно, и будущая любовь, и чтобы восстановить утраченное доверие, нужно очень много времени. Если дело зайдет слишком далеко, неважно, идет ли речь об отдельном человеке, члене семьи, общественном деятеле или должностном лице, руководителе предприятия, звездах экрана или великих спортсменах, то очень скоро на доме, когда-то построенном с намерением дать приют гражданам, несущим моральную ответственность за свои поступки, можно будет повесить табличку: «Свободно для заселения»3.

    Вне зависимости от того, состоим мы в браке или нет, давайте немного поговорим о том, как защититься от искушения, в каком бы обличье оно ни предстало перед нами. Возможно, нам не исцелить всех болезней в современном обществе, но давайте побеседуем о том, что по силам каждому из нас.

    • Первое и самое важное: держитесь подальше от людей, материалов и обстоятельств, способных вам навредить. Люди, сражающиеся с алкоголизмом, знают, что балансирование на краю искушения может привести к гибели. Так же дело обстоит и с вопросами нравственности. Подобно Иосифу, который бежал от жены Потифара4, просто спасайтесь бегством, бегите как можно дальше от предметов и людей, искушающих вас. И пожалуйста, переселяясь подальше от искушения, не оставляйте свой новый адрес.

    • В определенные моменты людям, скованным цепями пагубных привычек или пристрастий, нужна помощь со стороны, а не просто концентрация собственных сил. Это может случиться и с вами. Ищите такой помощи и с радостью примите ее. Поговорите со своим епископом. Последуйте его совету. Попросите о благословении священства. Пользуйтесь программами, которые предлагает Семейная служба или стремитесь получить иную подходящую профессиональную помощь. Непрестанно молитесь. Просите, чтобы вам помогали Ангелы.

    • Помните, что, помимо компьютерных фильтров и сдерживания чувств, единственный способ по-настоящему управлять своей жизнью, – это самоконтроль. Учитесь лучше себя контролировать, даже попадая в ситуации, кажущиеся безобидными. Если телепередача неприлична, выключите ее. Если кино окажется грубым, выйдите из кинозала. Если у вас завязываются неприемлемые отношения, порвите их. Многие из упомянутых случаев, по крайней мере вначале, могут и не причинить зла, но они способны притупить нашу способность выносить суждение, помрачить нашу духовность и привести к последствиям, способным в итоге причинить зло. Старая поговорка о том, что путешествие в тысячу миль начинается с одного шага5, остается в силе, поэтому смотрите, куда ступаете.

    • Незваные мысли могут войти в наш разум, как ночные грабители, и они действительно ищут такой возможности. Но не нужно бросаться отпирать им дверь, поить их чаем с пышками, а потом рассказывать, где хранится столовое серебро! (Да и в любом случае, чаем поить никого не надо.) Гоните разбойников прочь! Замените непристойные мысли надеждами на будущее и радостными воспоминаниями, представьте себе тех, кто вас любит и чье сердце будет разбито, если вы их подведете. Не один мужчина избежал бы греха и глупостей, вызвав в памяти лицо матери, жены или ребенка, ожидающих его возвращения домой. Какие бы мысли вас ни посетили, следите, чтобы они были зваными гостями в вашем сердце. Как однажды сказал древний поэт, «вместо довода будь [ваша] воля»6.

    • Развивайте в себе способность чувствовать Духа Господа и будьте там, где Он. Следите, чтобы это касалось вашего дома или квартиры, включая произведения искусства, музыки и литературы, которые вы там храните. Если вы удостоились облечения, бывайте в храме так часто, как того позволят обстоятельства. Помните, что храмы вооружают вас «силой [Бога], и слава [Его]… вокруг [вас], и… ангелы [Его] охраняют[вас]»7. А оставляя храм, помните о символах и обещаниях, которые вы с собой уносите, и никогда не отвергайте их и не забывайте.

    Когда возникают проблемы, большинство людей начинают причитать: «О чем я только думал?» Вообще-то о чем бы они ни думали, их мысли были явно не о Христе. И все же мы, будучи членами Его Церкви, торжественно обещаем каждое воскресенье своей жизни взять на себя имя Его и «всегда помнить Его»8. Так давайте же помнить Его с большим усердием, и, в особенности, то, что Он «взял на Себя наши немощи и понес наши болезни… [что] Он был мучим за беззакония наши… и ранами Его мы исцелились»9. Конечно, образ наших действий изменился бы коренным образом, если бы мы не забывали, что каждый раз, творя согрешение, мы причиняем боль не только своим любимым, но и Ему, Который так сильно любит нас. Но если мы все-таки грешим, каким бы серьезным ни был этот грех, нас может спасти все та же величественная Личность, наделенная единственным под Небесами именем, посредством которого любой человек может спастись10. Стоя лицом к лицу со своими согрешениями, с душой, терзаемой настоящей болью, давайте же, подобно кающемуся Алме, произнесем слова, способные изменить жизнь: «О Иисус, Сын Божий, помилуй меня»11.

    Братья и сестры, я люблю вас. Президент Томас С. Монсон и другие Братья любят вас. И, что намного важнее, вас любит ваш Отец Небесный. Сегодня я пытался говорить о любви, настоящей любви, истинной любви, а также об уважении к ней, именно к той, которая всегда была понятна нравственно здоровому обществу; о святости любви между мужчиной и женщиной, состоящими в браке, и о семье, которую в итоге создает эта любовь. Я пытался говорить о проявлении искупительной любви и воплощенном милосердии, приходящих к нам через милость Самого Христа. Где это было уместно, я говорил об el diablo, дьяволе, отце лжи и похоти, который делает все возможное, чтобы противостоять настоящей любви, чтобы осквернить и обесчестить ее, где бы и когда бы он с ней ни столкнулся. Я также говорил о его желании погубить нас самих, если это окажется ему по силам.

    Сталкиваясь с испытаниями в наши времена, мы можем воскликнуть, подобно молодому Нефию: «[Я не отдамся] больше врагу души моей!»12 Мы можем отогнать от себя искусителя. И если наше желание будет достаточно искренним и глубоким, враг сможет быть изгнан силой Искупления Христа. Более того, я обещаю вам, что свет вечного Евангелия сможет и будет снова сиять там, где, как нам казалось, на жизнь спустился безнадежный, неотвратимый мрак. Да пребудет с нами радость от того, что мы верны своим важнейшим и лучшим качествам, храня свою любовь, свой брак, свое общество и свои души такими чистыми, как они задуманы Богом. Об этом я молюсь во имя Иисуса Христа, аминь.