Мама мне это сказала
    Сноски

    Мама мне это сказала

    Возможно, причина того, что все мы одинаково откликаемся на любовь своих матерей заключается в том, что она олицетворяет любовь нашего Спасителя.

    Господь возложил на родителей главную ответственность за духовное воспитание своих детей. Иногда эта ответственность ложится на родителя-одиночку. Моя мама была довольно молодой, когда умер отец, оставив ее одну воспитывать четверых детей. Но она встретила эту беду с верой и мужеством, пообещав нам, что если мы будем оставаться на дороге истины, то конец будет лучше, чем начало. Как и дети храбрых матерей в Книге Мормона, «мы не сомнева[лись] в том, что знал[а] наш[а] мат[ь]» (Алма 56:48). Братья и сестры, я знаю по себе о великом влиянии матерей.

    Мой хороший друг, Дон Пирсон, поделился случаем из жизни, наглядном примере такого влияния. Однажды вечером его четырехлетний сын Эрик попросил почитать ему перед сном. Эрик выбрал свою любимую книгу, The Ballooning Adventures of Paddy Pork, историю о семье, жившей на островах в море и путешествовавшей от острова к острову на воздушном шаре. Это была иллюстрированная книга без слов, так что брат Пирсон рассказывал историю своими словами.

    «Пэдди на воздушном шаре. Вот он приземляется на остров. Он спускает веревку из корзины».

    Эрик остановил его. «Пап, это не веревка. Это канат

    Брат Пирсон посмотрел на Эрика, потом снова в книгу и продолжил: «Пэдди выбирается из воздушного шара и карабкается вниз по дереву. О, нет! Его пальто зацепилось за ветку!»

    Эрик вновь остановил его. «Пап, это не пальто. Это куртка».

    Здесь брат Пирсон окончательно растерялся. «Эрик, – сказал он, – в этой книге нет слов, только картинки. Почему ты настаиваешь, что это куртка?»

    Эрик ответил: «Потому что мама мне это сказала».

    Его отец закрыл книгу и сказал: «Эрик, кто, по-твоему, в нашем доме говорит последнее слово, кто всех главнее?»

    На этот раз Эрик хорошенько подумал прежде, чем ответить: «Ты, папа!»

    Брат Пирсон одарил сына сияющей улыбкой. Какой изумительный ответ! «Как ты догадался?» – спросил он.

    Эрик быстро ответил: «Мама мне это сказала».

    Как говорил президент Джеймс И. Фауст: «В мире нет блага выше, чем материнство. Влияние матери на жизнь ее детей неизмеримо» («Отцы, матери, брак», Лиахона, август 2004 г., стр. 3).

    Похоже, что забота о потомстве – это часть духовного наследия, данного Богом женщине. Я видел это в своих дочерях, а теперь вижу во внучках: еще до того, как они научились ходить, им хотелось носить на руках и лелеять своих кукольных малышей.

    По роду своей профессии, как владельцу фермы и ранчо, мне доводилось «в первых рядах» наблюдать за проявлением материнской привязанности в животном мире. Каждую весну мы уводим стадо коров и их новорожденных телят на берега реки Снейк в штате Айдахо, где они пасутся около месяца. Затем мы окружаем их и гоним по дороге, ведущей в загон. Здесь их погружают в грузовики и увозят на летние пастбища в штате Монтана.

    В один особенно жаркий весенний день я помогал сгонять коров. Я ехал позади стада, движущегося по пыльной дороге к загону. Моя работа была в том, чтобы собирать телят, сошедших с дороги. Стадо брело медленно, и у меня было время для размышлений.

    Поскольку было очень жарко, маленькие телята все время норовили убежать к деревьям, в тень. Мои мысли обратились к юным членам Церкви, которых иногда что-то уводит с прямого и узкого пути. Я также подумал о тех, кто покинул Церковь или чувствует, что Церковь покинула их за то время, пока их не было. Мне подумалось тогда, что необязательно то, что уводит нас с пути, должно быть плохим. Иногда это всего лишь тень.

    Пособирав несколько часов заблудших телят, с лицом, мокрым от пота, я, в сердцах, закричал на телят: «Просто идите за вашими мамами! Они знают, куда идут. Они уже ходили по этой дороге!» Их матери знали, что, хотя дорога горячая и пыльная, конец будет лучше, чем начало.

    Когда мы собрали стадо в загон, то заметили, что три коровы нервно топчутся у ворот. Они не могли найти своих телят и, казалось, чувствуют, что телята остались где-то на дороге. Один из пастухов спросил меня, что мы будем делать. Я ответил: «Кажется я знаю, где эти телята. Где-то в полукилометре отсюда есть рощица. Уверен, что там мы их и найдем».

    Разумеется, как я и предполагал, мы нашли наших потерянных телят, дремавших в тени. Наше приближение разбудило их, и они не давали нам окружить себя. Они были напуганы, поскольку мы – не их мамы! Чем больше мы старались загнать их в загон, тем больше они упирались. Наконец я сказал пастухам: «Простите, ребята, но, кажется, я знаю способ получше. Давайте поедем назад и выпустим из загона их матерей. Коровы придут сюда и найдут своих телят, а телята последуют за мамами». Я оказался прав. Мамы-коровы точно знали, куда идти за телятами и привели их в загон, как я и ожидал.

    Братья и сестры, в этом мире, где каждому дана свобода выбора, кто-то из дорогих нам людей может на время сбиться с пути. Но не стоит сдаваться. Мы должны всегда возвращаться за ними, никогда не оставлять наших попыток. Наш Пророк, Президент Томас С. Монсон, обращался к нам с просьбой о том, чтобы мы шли освобождать дорогих нам людей, которые, возможно, потерялись (см., например, «Стой твердо на своем посту», Лиахона, май 2003 г., стр. 54–57). С помощью руководителей священства родители должны вновь и вновь возвращаться и находить своих заблудших детей, заверяя их в том, что у них всегда будет «дом» – семья и Церковь, где ждут их возвращения. Мы не знаем заранее, когда в их сердце произойдет перемена. Мы не знаем, когда душа устанет и ослабеет от этого мира. Когда же это… происходит, то наши дети, кажется, почти всегда обращаются в первую очередь к матери, испытывая эмоции, созвучные этому стихотворению, написанному Элизабет Эйкерз Аллен:

    Вспять повернись, речка грустных годов,

    Изнемогаю от слез и трудов…

    Подлость, неверность настигли меня.

    Мамочка! Сердцем зову я тебя…

    Многие годы на сердце темно,

    Ласк материнских не знало оно.

    Боль душ скорбящих кто может унять?

    Разум уставший утешит лишь мать.

    Нежная дрёма на веки пади!

    Ты меня, мама, во сны уведи!

    («Rock Me to Sleep,» in The Family Library of Poetry and Song, ed. William Cullen Bryant [1870], 190–91; современная пунктуация.)

    Возможно, причина того, что все мы одинаково откликаемся на любовь своих матерей заключается в том, что она олицетворяет любовь нашего Спасителя. Как сказал Президент Джозеф Ф. Смит, «любовь истинной матери приближается к любви Божьей более, нежели любой другой вид любви» («The Love of Mother,» Improvement Era, Jan 1910, 278).

    Как и во всем остальном, Спаситель дал прекрасный пример в проявлении любви к Своей земной матери. В последние, самые решающие минуты Своей земной жизни, – после мучений в Гефсимании, насмешек толпы, тернового венца, тяжелого креста, к которому Он был жестоко пригвожден – Иисус посмотрел вниз с креста, увидел Свою мать, Марию, которая пришла, чтобы быть рядом со своим Сыном. Его последним деянием любви перед смертью было беспокойство о том, чтобы о Его матери позаботились. Он сказал Своему ученику Иоанну: «Се, Матерь твоя!» (от Иоанна 19:27), и с этого времени ученик взял ее к себе в дом. Как сказано в Священных Писаниях, теперь Иисус знал, что «все уже свершилось». Он склонил голову и умер. (См. от Иоанна 19:27–28, 30.)

    Сегодня я стою перед вами, чтобы принести свое свидетельство о том, что Иисус Христос – Тот Самый Спаситель и Искупитель мира. Это Его Церковь, Церковь Иисуса Христа Святых последних дней. Наш Небесный Отец хочет, чтобы все Его дети вернулись к Нему. Я знаю это без тени сомнения, поскольку Святой Дух дает свидетельство моему сердцу. Я не всегда это знал. Когда я был моложе, мне приходилось полагаться на свидетельство родителей. Моя мама заверила меня в том, что, если я буду оставаться на дороге истины, то даже когда она будет казаться мне горячей и пыльной, даже когда будут помехи, конец будет лучше, чем начало. Я буду вечно благодарен за то, что мама мне это сказала. Во имя Иисуса Христа, аминь.