Язык Ангелов
    Сноски

    Язык Ангелов

    Наши слова, подобно нашим делам, должны быть исполнены веры и надежды.

    Пророк Джозеф Смит углубил наше понимание силы речи, когда он учил: “Именно слова...использует тот, кто действует силой веры.Бог сказал: ‘Да будет свет. И стал свет’. Иисус Навин изрек – и великие светила, которые создал Бог, остановились. Илия повелел – и небеса остановились на протяжении трех лет и шести месяцев, так что не было дождя... Все это было сделано верой...Итак, вера работает словами; и самые великие дела были исполнены [словами] и еще будут исполнены”1. Подобно всем дарам, “что исходят свыше”, слова “священны... и об этом нужно говорить с осторожностью и по побуждению Духа”2.

    Именно этим постижением силы и святости слов я желаю предостеречь нас, если предостережение необходимо, относительно того, как мы говорим друг с другом и о самих себе.

    В апокрифах есть строка, которая лучше меня выражает серьезность этой темы. Там мы читаем: “Удар бича делает рубцы; но удар языка сокрушает кости”3. Держа в сознании этот болезненный образ, я был просто поражен словами из Послания Иакова, что есть способ, которым я мог бы стать “человеком совершенным”.

    Иаков сказал: “Ибо все мы много согрешаем.[Но] кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело”.

    Продолжая образ узды, он пишет: “Вот, мы влагаем удила в рот коням, чтобы они повиновались нам, и управляем всем телом их.

    Вот, и корабли, как ни велики они и как ни сильными ветрами носятся, небольшим рулем направляются”.

    Затем Иаков подчеркивает: “Так и язык – [тоже] небольшой член, [но]... Посмотри, небольшой огонь как много вещества [лес, греч.] зажигает!

    И язык – [огонь] между членами нашими... оскверняет все тело... воспаляем от геенны.

    Ибо всякое естество зверей и птиц, пресмыкающихся и морских животных... укрощено естеством человеческим,

    А язык укротить никто из людей не может: это – неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда.

    Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию.

    Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть”4.

    Ну что ж,этосказано очень ясно! Очевидно, Иаков не имеет в виду, что наши языкивсегдагрешны, авсё, сказанное нами, “исполнено смертоносного яда”. Но он явно имеет в виду, что по крайней мере что-то, что мы говорим, может быть пагубным и даже ядовитым, и это – пугающее обвинение для Святого последних дней! Голос, который приносит глубокое свидетельство, возносит пылкие молитвы и поет гимны Сиона,может бытьтем же голосом, который ругает и критикует, стыдит и унижает, причиняет боль и разрушает как свой дух, так и дух других. “Из тех же уст исходит благословение и проклятие”, – говорит Иаков с горечью. “Братия мои [и сестры], – продолжает он, – не должно... сему так быть”.

    Не следует ли всем нам еще немного поработать над этим? Не та ли это область, где каждому из нас надо стараться стать хоть немного более “совершенным” мужчиной или женщиной?

    Мужья, вам доверен самый священный дар, который Бог только мог вам дать, – жена, дочь Бога, мать ваших детей, которая добровольно отдала себя вам для любви и счастливого напарничества. Подумайте о том хорошем, что вы говорили на свиданиях, подумайте о благословениях, которые вы давали ей, с любовью возлагая руки на ее голову, подумайте о себе и о ней как о боге и богине, которыми вы оба являетесь по своей сути, а затем поразмышляйте над другими моментами, когда звучали холодные, едкие, необузданные слова. Учитывая тот вред, который может причинить наш язык, неудивительно, что Спаситель сказал: “Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека”5. Муж, который и не помыслит ударить жену физически, может сокрушить – если не ее кости, то, безусловно, ее сердце – жестокостью безрассудной или недоброй речи. Жестокое физическое обращение однозначно и недвусмысленно осуждается Церковью Иисуса Христа Святых последних дней. Если возможнобыть еще более осуждающим, то мы еще более энергично выступаем против всех форм половой жестокости. Сегодня я осуждаю словесную и эмоциональную жестокость, направленную против кого-либо, но особенно жестокость мужей, направленную против жен. Братья, не должно сему так быть.

    В том же духе мы обращаемся также и к сестрам, ибо грех словесной жестокости не различает полов. Жены, что за необузданный язык ввашихустах, сила добра или зла заключена ввашихсловах? Как же так получается, что такой прекрасный голос, который по Божественной природе такой ангельский, настолько близок к завесе, настолько инстинктивно нежен и по своему существу добр, может когда-то вдруг стать настолько пронзительным, настолько резким, настолько горьким и необузданным? Слова женщины могут быть более острыми, чем любой когда-либо выкованный кинжал, и они могут заставлять людей, которых они любят, отступать за барьер, более отдаленный, чем кто-либо в начале той беседы мог себе представить. Сестры, в вашем великолепном духе нет места какому-то едкому или жесткому выражению, включая сплетню, злословие или ехидные замечания. Пусть никогда не будет сказано по отношению к нашему дому, приходу или общине, что “язык – огонь, прикраса неправды... [горящий] между членами нашими”.

    Позвольте мне расширить этот совет, чтобы применить его ко всей семье. Мы должны быть предельно осторожны в разговоре с ребенком. Что мы говорим или не говорим, как мы это говорим и когда – все это очень, очень важно в формировании взгляда ребенка на самого себя. Но это еще более важно в формировании той веры ребенка в нас и их веры в Бога. Будьте конструктивны в своих высказываниях по отношению к ребенку – всегда. Никогда, даже в шутку, не говорите им, что они толстые, тупые, ленивые или некрасивые. Вы никогда не сделали бы это злонамеренно, но они будут помнить и мучиться годами, стараясь забыть – и простить. И старайтесь не сравнивать своих детей, даже если вы думаете, что вы искусны в этом. Вы можете сказать с самым положительным настроем, что “Сьюзен красива, а Сандра умна”, но все, что запомнится Сьюзен, – это то, что она не умна, а Сандре – то, что она не красива. Хвалите каждого ребенка отдельно за то, какой он есть, и помогите ему или ей избежать навязчивой идеи нашей культуры сравнивать, конкурироватьи никогда не ощущать себя “достаточно хорошим”.

    Во всем этом, я полагаю, само собой разумеется, что негативные высказывания зачастую проистекают из негативного отношения, включая негативное отношение к самому себе. Мы видим свои собственные недостатки, мы высказываемся – или по крайней мере думаем – критически о самих себе, и вскоре именно так видим всех и вся. Мы не видим ни солнечного света, ни роз, ни возможной надежды или счастья. И вскоре мы и все вокруг нас становятся несчастными.

    Мне нравится, как сказал однажды старейшина Орсон Ф. Уитни: “Дух Евангелия оптимистичен; он полагается на Бога и видит во всем положительное. Противоположный, или пессимистический, дух тянет людей вниз и уводит от Бога, видит во всем только плохое, ропщет, жалуется и не торопится повиноваться”6. Нам следует чтить призыв Спасителя “ободриться”7. (И действительно, мне кажется, мы нарушаем эту заповедь чаще, чем чуть ли не какую-либо другую!) Говорите с надеждой. Говорите ободряюще, в том числе и о самих себе. Старайтесь не жаловаться и не причитать непрестанно. Кто-то сказал однажды: “Даже в золотом веке цивилизации кто-то, без сомнения, ворчал, что все было чересчур желтым”.

    Я часто думаю, что Нефию было легче переносить узы веревок и избиение палками, чем слушать постоянный ропот Ламана и Лемуила8. Наверняка он хотя бы раз сказал: “Ударьте меня еще раз, а то я все еще слышу вас”. Да, в жизни есть проблемы, и конечно, мы сталкиваемся с негативными проявлениями, но, пожалуйста, примите один из принципов старейшины Холланда относительно жизни: жалобы о любой плохой ситуации могут сделать ее еще хуже.

    Павел выразил эту мысль искренне, но очень обнадеживающе. Он сказал нам всем: “Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим.

    И не оскорбляйте Святого Духа Божия...

    Всякое раздражение и ярость, и гнев и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас...

    Но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас”9.

    В своем глубоко эмоциональном последнем свидетельстве Нефий призывает нас “со всем сердцем следовать Сыну [Бога]”, обещая, что “после того, как вы... получили крещение огнем и Духом Святым, [вы] можете говорить на новом языке, да, на языке ангелов... И как сможете вы говорить языком ангелов, если не чрез Духа Святого? Ангелы говорят силою Духа Святого; а потому и возвещают слова Христа”10. И действительно, Христос был и есть “Слово”, согласно Иоанну Богослову11, полный благодати и истины, многомилостивый и щедрый.

    Итак, братья и сестры, в этом долгом, вечном стремлении быть более похожими на нашего Спасителя, давайте стараться быть “совершенными мужчинами и женщинами”, по крайней мере хоть этим одним способом – не обижая словом, или выражаясь более положительно, говоря новым языком, языком Ангелов. Наши слова, подобно нашим делам, должны быть исполнены веры, надежды и милосердия – трех великих христианских принципов, столь отчаянно необходимых сегодня в мире. Такими словами, произносимыми под влиянием Духа, можно осушать слезы, можно исцелять сердца, можно возвышать жизнь, можно возвращать надежду, можно созидать доверие. Я молюсь о том, чтобы мои слова, даже на такую трудную тему, были для вас воодушевляющими, а не удручающими, чтобы в моем голосе вы могли услышать, что я вас люблю, потому что это так. Но, что еще более важно, знайте, что ваш Отец Небесный любит вас, а также и Его Единородный Сын. Когда Они обратятся к вам – а Они это сделают, – это не будет ни ветер, ни землетрясение, ни огонь, но это будет тихийголос, нежный и добрый голос12. Это будет на языке Ангелов. Так возрадуемся же от мысли, что, когда мы говорим что-то поучительное, воодушевляющее одному из сих братьев и сестер меньших, мы говорим это Им13. Во имя Иисуса Христа, аминь.