Если бы эти старые стены могли говорить
    Сноски

    Если бы эти старые стены могли говорить

    За более чем столетнюю историю этого здания с этой кафедры звучали обращенные к миру слова Пророков, Провидцев и Носителей откровений последних дней.

    В октябре 2004 года во время пресс-конференции Президент Гордон Б. Хинкли сказал: “Я питаю уважение к этому зданию. Я люблю это здание. Я чту это здание. Я хочу сохранить его... Я хочу видеть старый, первоначальный Табернакль, чтобы в нем были усилены слабые крепления... и была сохранена его естественная, чудесная красота... Не делайте того, чего не следует делать, но все, что вы будете делать, делайте хорошо и правильно”1.

    Такими волнующими, но несколько пугающими словами была обозначена задача сохранить, укрепить и возродить старый первоначальный Табернакль в Солт-Лейк-Сити, чтобы подготовить его к следующему периоду выдающегося служения.

    Сегодня, дорогой Президент, мы представляем это старинное здание, его новую отделку, подчеркивающую его историческую элегантность, но создающую больший комфорт для посетителей. Председательствующее Епископство наряду с группой специалистов числом более двух тысяч человек с гордостью возвращает “старый, первоначальный Табернакль” с гарантийным сроком в сто лет.

    Требование Президента Хинкли вернуть “старый, первоначальный Табернакль” стало ориентиром для принятия непростых решений в архитектурных и строительных вопросах. Эти слова выражали сущность и цель этого проекта. В каком-то смысле они служили эквивалентом знамени свободы, поднятого главнокомандующим Моронием “на каждой башне” и “в каждом месте”2.

    Если бы эти старые стены могли говорить, они бы присоединились ко мне, выражая искреннюю благодарность архитекторам компании FFKR, строительной компании Jacobsen, а главное – всем церковным служащим, ответственным за этот проект, и многим людям, чьи навыки и умение помогли осуществить этот сложный план. Один из руководителей проекта отметил: “Поскольку мы советовались друг с другом, Господь смог наделить нас способностями, превышающими наши собственные”.

    Участники этого проекта испытывали благоговейное восхищение красотой Табернакля, его первыми строителями и качеством их работы. Они восхищались тем фактом, что за более чем столетнюю историю этого здания с этой кафедры звучали обращенные к миру слова Пророков, Провидцев и Носителей откровений последних дней.

    Я уверен: если бы эти старые стены могли говорить, они выразили бы благодарность за новый прочный фундамент. Они выразили бы восхищение новым стальным поясом, поддерживающим стены в вертикальном положении. Эти старые стены сказали бы спасибо за очистку 14 слоев краски с потолка, за тщательную подготовку поверхности и новое прекрасное покрытие.

    Эти старые стены выразили бы благодарность за защиту и красоту новой сияющей алюминиевой крыши и вместе со скамьями присоединились бы к радости и улыбкам на лицах посетителей, обнаруживших немного измененные сиденья и чуть увеличенное расстояние между рядами.

    Эти старые стены с радостью поблагодарили бы за новое оборудование, позволяющее усилить звучание вдохновенной музыки.

    Трудно даже представить себе, что могут вспомнить эти старые стены, долгие годы внимательно слушавшие множество проповедей.

    Если бы эти старые стены могли говорить, они бы воскликнули: “Мы были здесь, когда Президент Джозеф Ф. Смит после продолжительной болезни посетил сессию Генеральной конференции в октябре 1918 года!” На первой сессии, голосом, дрожавшим от переполнявших его чувств, он сказал: “Сегодня утром я не стану, даже не осмелюсь пытаться рассказать о многом из того, о чем размышляю, и я отложу до того момента в будущем, когда этого пожелает Господь, свои попытки сообщить вам кое-что из того, что пребывает в моем разуме и в моем сердце”. Он продолжал: “Все эти пять месяцев я не был одинок. Я пребывал в духе молитвы, прошения, веры и решимости, и я постоянно общался с Духом Господним”3. Позже мы узнали, что за день до начала конференции Президент Смит получил откровение, известное как Видение об искуплении умерших и записанное в разделе 138 книги “Учение и Заветы”.

    Если бы эти старые стены могли говорить, они напомнили бы нам о суровых, мрачных днях Великой депрессии. Они вспомнили бы апрельскую Генеральную конференцию 1936 года, когда Президент Хибер Дж. Грант объявил о начале действия Церковного плана безопасности, который позже стал называться Церковным планом обеспечения благосостояния. Спустя полгода он объяснял: “Нашей главной целью было установить... систему, при которой исчезала бы леность, упразднялись бы вредные последствия пособий по безработице и все больше и больше прививались бы среди наших людей такие качества, как независимость, трудолюбие, бережливость и самоуважение. Задача Церкви – научить людей помогать самим себе. Труд должен вновь занять подобающее ему место в качестве основополагающего жизненного принципа членов нашей Церкви”4.

    В октябре 1964 года по поручению Президента Дэвида O. Маккея старейшина Гарольд Б. Ли говорил об обязанностях родителей. Эти старые стены помнят, как старейшина Ли зачитал обращение Первого Президентства к Церкви, написанное в 1915 году. Но перед выступлением он заметил: “Думаю, это похоже на то, что Марк Твен сказал о погоде: ‘Мы много говорим о погоде, но, кажется, ничего не можем с ней поделать’”. И затем старейшина Ли зачитал следующие строки из послания пятидесятилетней давности:

    “Мы рекомендуем и поощряем введение программы ‘Домашний вечер’ во всей Церкви, чтобы отцы и матери могли собирать вокруг себя своих сыновей и дочерей и дома обучать их слову Господа”.

    И затем последовало обещание:

    “Если Святые послушаются этого совета, то мы обещаем, что результатом будут великие благословения. Возрастет любовь в доме и послушание родителям. В сердцах молодежи Израиля укрепится вера, и они обретут силу, чтобы одолеть дурное влияние и окружающие их соблазны”5.

    Эти старые стены помнят благоговейную тишину, наступившую в Табернакле в 1985 году, когда было объявлено о том, что к участникам конференции обратится старейшина Брюс Р. Макконки. Эти старые стены ощущали дух глубокого благоговения, когда старейшина Макконки в конце своего выступления произнес следующие волнующие слова:

    “А сейчас, говоря об этом совершенном Искуплении, осуществленном через пролитие крови Бога, я свидетельствую, что оно произошло в Гефсимании и на Голгофе; что же касается Иисуса Христа, я свидетельствую, что он – Сын живого Бога, распятый за грехи мира. Он наш Господь, наш Бог и наш Царь. Я знаю это лично, независимо от других людей.

    Я – один из Его свидетелей, и в день грядущий я прикоснусь к следам от гвоздей на Его руках и ногах и омою Его стопы своими слезами.

    Но и тогда я не буду знать лучше, чем я знаю сейчас, что Он – Сын Всемогущего Бога, наш Спаситель и Искупитель, и что спасение приходит только через Его искупительную кровь; другого пути нет”6.

    В 1995 году Президент Гордон Б. Хинкли обратился к женщинам Церкви: “При таком количестве софистики, претендующей на истинность, при таком количестве обмана, касающегося нравственных норм и ценностей, при таком количестве соблазнов и искушений сползти в бездну мирской греховности мы ощутили потребность предупредить и предостеречь”. И дальше он зачитал:

    “Мы, Первое Президентство и Совет Двенадцати Апостолов Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, торжественно провозглашаем, что брак мужчины и женщины предначертан Богом, и в замысле Творца, определяющем вечную судьбу Его детей, семье отведено центральное место.

    На мужа и жену торжественно возлагается обязанность проявлять любовь и заботу друг к другу и к своим детям. ‘Вот наследие от Господа: дети’ (Псалтирь 126:3). Растить детей в любви и праведности, удовлетворять их мирские и духовные потребности, учить их любви и служению друг другу, повиновению заповедям Божьим и воспитать их законопослушными гражданами своей страны – это священный долг родителей. За то, как эти обязанности выполняются ими, мужья и жены – матери и отцы – будут держать ответ пред судом Божьим”7.

    Я благодарен за это необыкновенное здание. Оно стоит как священный памятник нашему прошлому и величественное знамя надежды на будущее. Я свидетельствую о Божественности нашего Отца на Небесах и безмерной любви нашего Спасителя к каждому из нас. Мы обильно благословлены руководством Божьего Пророка. Во имя Иисуса Христа, аминь.